Алфавит

Предисловия к изданию

Предисловие к первому изданию


Книга эта представляет собой введение к такому увлекательному вопросу, как история азбуки. В первой части предпринята попытка дать исторический обзор развития неалфавитных письменностей, вторая посвящена основной теме настоящей книги — происхождению и развитию алфавита. Все, что касается первоначальных средств передачи идей, происхождения письма и его ранних форм, автор вынужден отложить, так же как и более детальное изучение неалфавитных письменностей и развития скорописи, до следующей книги, в которой речь пойдет о письме в целом.

Но и при этом условии книга о развитии алфавита, объем которой лимитируют трудности, связанные с публикацией, может достичь цели только в том случае, если читатель примирится с рядом ограничений. Так, например, он не должен рассчитывать, что найдет здесь исчерпывающую библиографию: если бы автор попытался ее дать, то книга оказалась бы наполненной одними лишь именами авторов и названиями их трудов. В интересах читателя, а также в целях большей краткости и ясности ссылочный аппарат, как правило, отсутствует, однако не следует думать, что автор не представляет себе, чем он обязан своим предшественникам.

Не пытаясь рассматривать в деталях алфавиты всех современных народов мира, что было бы просто невозможно, автор уделил больше места менее разработанным проблемам, представляющим в настоящее время наибольший интерес с точки зрения истории письма, в частности происхождению некоторых отдельных письменностей, связи между различными системами письма и т.д. Поэтому может показаться, что между главами существует некоторая диспропорция в объеме. Однако здесь трудно ожидать единодушия; вопросы, кажущиеся одному наиболее существенными, другой может счесть не заслуживающими внимания. Автор приложит все усилия к тому, чтобы, предлагая свои выводы и основные аргументы, на которые он опирался, по возможности упростить изложение.

Если читатель проявит терпение, он сможет понять, какие основные документальные свидетельства позволяют нам открыть пути развития письма, и в частности алфавитных письменностей — как древних, так и современных. В то же время автор надеется, что общий обзор вопроса, а также истолкование изложенных фактов удовлетворят не только тех историков письма, методы которых не совпадают с методами автора, но и ученых, являющихся специалистами в отдельных затронутых автором областях. По понятным причинам здесь нет исчерпывающего обзора всего относящегося к делу материала и даже документация сведена к минимуму. Спорные моменты автор старался по возможности обойти, а все, что не сумел проверить по имевшимся в его распоряжении различным источникам, исключил; гипотетические соображения, кроме нескольких особых случаев, также были опущены.

В целом история письма рассматривается здесь так же, как и другие области исторической науки; проблемы, сведения о которых слишком скупы, сводятся к перечислению ряда фактов. В некоторых случаях выводы мешал сделать недостаток оригинальных документальных источников.

Работа такого рода, разумеется, не могла быть выполнена без участия ряда лиц, которым автор счастлив выразить свою благодарность за помощь и поддержку.

В книге почти не применяются диакритические знаки, употребляемые филологами нашего времени при транслитерации различных алфавитов средствами латинской графики. Эти знаки, указывающие на точное значение и произношение некоторых условных символов, представляют собой точки, черточки, знаки ударения и т.п., которые добавляются к буквам g, h, s, t и т.д.

Совершенно необходимые в научных и специальных работах, они совсем не нужны в книге, рассчитанной на широкие круги читателей, тем более что выражаемые ими фонетические значения непостоянны; например, значение семитического s совершенно отлично от индийского s; это же касается и других букв и звуков различных языков.

В написании и транслитерации египетских, семитических, индийских, китайских, греческих и других слов, в особенности же топонимических наименований и имен собственных, здесь даются, как правило, общепринятые написания, однако кое-где последовательность нарушена; там, где это не могло привести к недоразумениям, написания упрощены. Избежать такой непоследовательности в обзорной работе невозможно, поэтому читателю придется считаться с тем, что проблема транслитерации еще не получила своего вполне удовлетворительного решения. В некоторых случаях разнобой в транслитерации вызовет определенные трудности, однако большинство читателей, вероятно, безразлично отнесутся к этому, тем более что и сами специалисты далеко не всегда придерживаются одного написания. Кроме всего прочего, некоторые научные транслитерации производят впечатление не менее устрашающее, чем китайская грамота или какая-либо другая иероглифика.

Как правило, согласные транслитерируются в соответствии с английскими звуками; для гласных применена общепринятая система транслитерации, соответствующая, грубо говоря, следующим звукам: а как в англ. father, е как в bell, i как в field, о как в order, u как в rude; буква y употребляется в том же фонетическом значении, что и в английском («й»).

Разделы, содержащие вводный или объяснительный материал, отделены от основного текста отбивками. Автор полагает, что читатели-неспециалисты будут признательны за сведения, которые они почерпнут в таких справках, касающихся истории некоторых малоизвестных народов или различных лингвистических и этнических проблем.

Лондон, июль 1947 в.

Предисловие ко второму изданию

Выпуская в свет второе издание настоящей книги всего лишь через несколько месяцев после выхода первого, автору хотелось бы выразить читателям свою благодарность за столь неожиданную благосклонность. Популярность книги «The Alphabet; a Key to the History of Mankind» показала, сколь велика потребность в издании такого рода. Вместе с тем хотелось бы выразить признательность тем ученым, благоприятные рецензии которых привлекли внимание публики к этому старому и вместе с тем новому предмету. Пользуясь представившейся возможностью, автор исправил в данном издании некоторые ошибки, а также уточнил ряд формулировок.

Тем не менее, возможно, что, несмотря на принятые меры, в книгу все же вкрались кое-какие ошибки; все указания на них будут приняты с большой благодарностью. Само собой разумеется, что ученому, занимающемуся письменностями всего мира и всех эпох, в ряде вопросов неизбежно приходится иметь дело со сведениями, полученными не из первоисточников, а о своих ошибках и упущениях он узнает чаще всего уже после выхода книги в свет. Поэтому хотелось бы заверить читателей, что все их замечания будут не только доброжелательно приняты, но и учтены при подготовке следующего издания.

Д. Д.

Кембридж, октябрь 1948 г.

MaxBooks.Ru 2007-2015