Алфавит

Изучение истории письма


Многие ли пытались осознать, что значила для человечества письменность? Как могли бы накапливаться знания, если бы они не были закреплены письменными знаками? Если культура есть, как думают многие ученые, «знания, передаваемые от человека к человеку», и если письмо является — а это несомненно — одним из главных средств такой передачи, единственным способным презреть время и расстояние, то можно, не боясь преувеличения, сказать, что письмо является для человеческой цивилизации и главным средством общения. Где существовала цивилизация, там было письмо и чтение; это справедливо как для отдаленного прошлого, так и для наших дней. Письменная речь стала проводником культуры, науки и образования. Письмо — один из тех основных аспектов культуры, которые резко отделяют человека от мира животных.

Первой и, вероятно, наиболее очевидной будет мысль о том, что с появлением искусства письма обретает долговечность человеческое познание. Без письменности нет и сколько-нибудь серьезных знаний. Наши сведения о раннем, бесписьменном периоде развития древних цивилизаций опираются за неимением письменных источников на очень скупые и при этом косвенные данные. Поэтому изучение истории письма должно рассматриваться как один из наиболее важных, а может быть, и самый важный раздел исторической науки, как ключ к истории человечества и его интеллектуального прогресса.

Не удивительно, что в прошлом письмо было в большом почете. Древние египтяне приписывали создание письма либо Тоту, богу — изобретателю почти всех элементов культуры, либо Исиде; вавилоняне — богу Набу, сыну Мардука, который считался также богом человеческой судьбы. Древняя еврейская традиция считает изобретателем письменности Моисея. Греческие мифы связывали создание письма с Гермесом и другими богами. Древние китайцы, индийцы и многие другие народы также приписывали письму божественное происхождение. Имея огромное значение в деле обучения, письменность обретала в глазах необразованных людей магическую силу; ведь даже поныне понятие «неграмотности» равнозначно «необразованности».

В настоящее время, как ни странно, история письма существует в научном мире на положении истинной Золушки; так же воспринимает ее и большинство неспециалистов. Такой дисциплины нет ни в программах университетов, ни в программах школ; ни один крупный музей не счел нужным предложить своим посетителям сколько-нибудь исчерпывающую экспозицию по истории письма. В сотнях этнографических, филологических и других научных периодических изданий, выходящих в каждой цивилизованной стране всех пяти континентов, а также в записках разнообразных научных обществ появлялись тысячи статей по отдельным вопросам истории письма, однако книг, охватывающих эту тему в целом, очень мало, к тому же большинство их устарело или не может претендовать на полноту изложения.

Попыток собрать и представить в должном объеме все многочисленные данные по истории письма до сих пор не предпринималось. Автор не льстит себя надеждой, что ему удалось это сделать, и надеется, что настоящая книга не будет рассматриваться как работа, призванная продемонстрировать его всеведение и энциклопедические познания. Разумеется, в книге такого плана трудно найти что-либо оригинальное, кроме разве методов сопоставления и классификации различных фактов, их связей, взаимоотношений и внешних влияний. Эта книга является попыткой охватить всю тему в целом, представив ее в истинном свете. Ограниченность числа трудов, рассматривающих эту тему в целом, по сравнению с бесконечным количеством статей по отдельным частным вопросам, рассеянным по необъятному множеству журналов, как раз и объясняется трудностями охвата материала столь огромного поля человеческого знания, каким является история письма. Действительно, этот предмет нуждается в историке нового типа — историке, который был бы одновременно этнографом, этнологом, психологом, археологом, палеографом, специалистом по классической филологии, востоковедом, египтологом, американистом и т.д.

Как уже говорилось, история письма не является учебной дисциплиной, преподаваемой в университетах или в других учебных заведениях, но тем не менее на нее опираются две важные науки:

  1. Эпиграфика (подразделяемая на греческую, латинскую, еврейскую и т.д.), то есть наука, которая занимается преимущественно изучением, дешифровкой и интерпретацией древних надписей — письменных памятников, вырезанных, выгравированных или оттиснутых на твердом материале: камне, металле или глине.
  2. Палеография (подразделяющаяся на греческую, латинскую, еврейскую и т.д.), которая занимается изучением, дешифровкой и интерпретацией письменных текстов, нанесенных чернилами или краской при помощи стиля, кисти, калама или пера на мягкий материал — бумагу, пергамен, папирус, полотно или воск1Правильнее было бы сказать, что эпиграфика изучает надписи, а палеография — рукописи и письмо рукописных книг и документов. Поэтому, например, изучение письма на вавилонских глиняных таблетках, хотя и нанесенного на глину путем выдавливания палочкой, относится к области палеографии. — Прим. ред.

Палеография имеет огромное практическое значение для критики текстов, для классической филологии, древней и средневековой истории, а также для других отраслей исторической науки, а эпиграфика произвела революцию в наших представлениях о древнем мире. Благодаря эпиграфике последнее столетие стало свидетелем открытия и научного воссоздания цивилизаций глубокой древности, представлявших собой высокоорганизованные общества.

Некоторые отрасли истории письма являются подразделами других наук, например изучение иероглифического, иератического и демотического письма составляет предмет египтологии, клинопись — ассириологии; письменность первобытных народов изучается этнографами или же этнологами, китайское письмо — китаистами, арабское — арабистами; индийская письменность составляет раздел индийской эпиграфики или палеографии. Филологи и лингвисты, работающие в области науки о языке, имеют дело с развитием письменности языка или языков, которые они изучают. С другой стороны, графология — «наука о письме» — рассматривает письмо скорее с психологической или биологической точки зрения, не занимаясь его историей2Графология, или учение о почерках, вряд ли может в настоящее время считаться достигшей того уровня, который требуется от подлинной науки; чаще всего «графологические» работы сводятся к ненаучным попыткам «угадывать характер по почерку» и т.п. — Прим. ред..

Широкие круги образованных людей также проявляют подчас интерес к той или иной области истории письма. Египтология и ассириология, включающие изучение иероглифического, иератического и демотического письма, а также клинописи, переживали «добрые времена» в известные периоды минувшего столетия; хеттология — отрасль знания, занимающаяся хеттами, древним населением Малой Азии и северной Сирии и их письменностью, привлекла к себе значительное внимание в конце минувшего века и в первые десятилетия нынешнего; область же, рассматривающая сложную проблему происхождения алфавитного письма, пережила краткую «пору расцвета» лишь в самое последнее время.

MaxBooks.Ru 2007-2015