Алфавит

Письменность долины Инда


Наиболее характерно для культуры Хараппы употребление местного письма; надписи этим письмом часто встречаются на каменных и медных печатях, найденных на ряде городищ. Многие из этих печатей, по-видимому, являются амулетами. Иногда изображения на них бывают вырезаны очень искусно, хотя большая их часть, очевидно, делалась с практической, а не с эстетической целью. Надписи имеются на 800 из этих печатей; письменность представляет собой стилизованные пиктограммы.

Стилизованные знаки письменности долины Инда: изображения людей (1, 2), утвари (3), рыб (4), гор и возвышенностей (5), деревьев (6)

Все попытки дешифровки до сих пор терпели неудачу: дальше классификации знаков по их внешнему виду пока продвинуться не удается. Но и это оказывается делом нелегким, так как не всегда бывает возможно различить многочисленные начертания и определить, в каких случаях мы имеем дело с вариантами одного знака и в каких — с различными знаками. Соответственно, по мнению одних ученых (Гэдд и Смит), общее количество знаков этого письма равно 396; но мнению других — 288 (Лэнгдон) или 253 (Хантер). Смит разделил все знаки на три группы: конечные знаки, начальные знаки и числительные.

Печети из Мохенджо-Даро и Хараппа

Надписи на печатях из долины Инда.

Имея около 300 знаков, письменность долины Инда не может быть ни алфавитной, ни слоговой; с другой стороны, для чисто идеографической письменности данного числа знаков явно недостаточно. Это и ряд других соображений позволяют предполагать, что рассматриваемая письменность является частично идеографической, частично фонетической (вероятно, слоговой) и, кроме того, содержит детерминативы. Так как почти все надписи являются надписями на печатях, мы вправе предположить, что они представляют собой в основном имена собственные. Как указывает Хантер, отсутствие каких-либо письменных памятников, кроме печатей, свидетельствует о том, что обычно для письма применялся какой-то другой, менее долговечный материал.

Происхождение

Заслуживают внимания еще две проблемы: проблема происхождения этой письменности и проблема ее влияния на возникновение других письменностей. Письменность долины Инда, судя по сохранившимся надписям, линейная и весьма схематичная, первоначально была, как видно, пиктографической; трудно сказать, является ли она подлинно местной по происхождению или же привнесена извне. Вероятно, между этой письменностью и общим предком клинописи и раннеэламского письма существовала какая- то связь, но характер этой связи определить очень трудно1Как уже указывалось, предположение об общем предке раннеэламского письма и клинописи сомнительно. — Прим. ред..

Здесь может быть предложено несколько решений, однако ни одно из них не будет окончательным: 1) не исключено, что письмо долины Инда произошло от ныне неизвестного древнего письма, которое могло быть общим предшественником клинописи и раннеэламского письма; 2) возможно, все три письменности возникли на местах, причем одна из них, являющаяся, вероятно, прототипом клинописи или же раннеэламской письменности, была вполне оригинальным изобретением, а две другие были созданы людьми, Уже знакомыми с идеей письменности.

Попытки дешифровки

Смелые попытки дешифровать письмо долины Инда до сих пор оказывались бесплодными. Мериджи пытался объяснить надписи, исходя из их идеографического характера, то есть рассматривал каждый знак как идеограмму и полном смысле слова. Лэнгдон и Хантер пытались установить связь этой письменности с алфавитом брахми — прототипом почти всех индийских письменностей; однако их точка зрения неубедительна. Еще менее убедительна позиция Б. Грозного (1939), прославившего себя чтением хеттских текстов. Грозный пытается увязать письмо долины Инда с хеттской иероглифической письменностью. По его мнению, население долины Инда было смешанным и управлялось индоевропейскими завоевателями. Именно этот народ и изобрел, по мнению Грозного, хеттское иероглифическое письмо.

Пользуясь весьма строгим методом, Хантер учел все случаи употребления каждого знака. Как он полагает, ему удалось таким образом интерпретировать знаки, соответствующие суффиксам порядковых числительных, окончаниям дательного и отложительного падежей, а также знаки для чисел, детерминативы для «раба» и «сына» и слово «сын».

Сравнение знаков письменности долины Инда (1, 3, 5, 7) со знаками письменности острова Пасхи (2, 4, 6, 8) (по Хевеши).

К результатам интерпретации Хантера я пока отношусь скептически, однако полагаю, что его метод, а также (хотя и в меньшей степени) метод Мериджи, по всей вероятности, заслуживают предпочтения по сравнению с методом Грозного, далеко идущие выводы которого получены с помощью многочисленных «может быть», «кажется», «возможно» и «вероятно». Грозный «устанавливает» 110 «наиболее важных фонетических знаков», причем не менее 86 из них он рассматривает как знаки, соответствующие всего-навсего шести звукам; в частности, Грозный для звуков си, сэ, са, с насчитал 45 знаков. Как видно, Олбрайт прав, когда говорит, что, «ценя в Грозном блестящего дешифровщика, нельзя не признать, что в данном случае он взялся за слишком трудное дело».

Предполагаемое влияние на другие письменности

В плане возможного влияния письменности долины Инда на другие письменности мы уже говорили о предполагаемой ее связи с алфавитом брахми. Предположение, что последний произошел от письма долины Инда, получило одно время широкое признание (Лэнгдон, Хантер, Хаттон и др.). Однако мы не располагаем свидетельствами того, что письмо долины Инда продолжало существовать в период между последним столетием III тыс.2В настоящее время представляется вероятным, что культура Хараппы просуществовала до середины II тыс. до н.э. — Прим. ред. и первой половиной I тыс. до н.э.; о письме подобного рода не упоминают и наиболее древние памятники индийской литературы. Поэтому мы не думаем, что между письмом долины Инда и алфавитом брахми существует какая-либо связь.

Еще менее приемлема гипотеза Хантера, предполагающая, что письменность долины Инда оказала влияние на финикийский и сабейский алфавиты, а также на кипрский силлабарий. Сходство некоторых их знаков чисто внешнее и случайное. Наконец, следует упомянуть и о предположении Г. де Хевеши, который высказал мысль, что письмо долины Инда можно связать с таинственной письменностью острова Пасхи. Однако, за исключением некоторого чисто внешнего сходства знаков, иной раз и преувеличенного де Хевеши, единственным, что объединяет эти две письменности, отдаленные друг от друга промежутком времени в несколько тысяч лет и расстоянием в несколько тысяч миль, является их загадочность. Попытки связать их между собой могут только еще больше запутать проблему и лишить нас надежды достигнуть в будущем каких-либо результатов.

MaxBooks.Ru 2007-2015