Алфавит

Письменность Майя


Как уже говорилось, ацтекское письмо является, по всей верности, выродившимся потомком письменности майя. С эстетической точки зрения нельзя даже сравнивать красивые картуши, или «глифы», майя с грубым, варварским рисуночным письмом ацтекских рукописей. Между знаками обеих письменностей нет никакого внешнего сходства. Однако хотя непосредственное заимствование мексиканцами письменности майя и не может считаться вероятным, вряд ли следует сомневаться в том, что саму идею письменности мексиканские племена заимствовали именно у майя. Как и когда была изобретена письменность майя, мы не знаем и решить этой проблемы, вероятно, никогда не сможем.

Кодекс майя

Сохранившиеся письменные памятники майя не исчерпываются тремя упомянутыми выше рукописями; в ряде мест найдены великолепные стелы, в большинстве своем хорошо сохранившиеся: Эти стелы представляют собой огромные вертикальные монолитные столбы, сплошь покрытые знаками и изображениями, выполненными плоским рельефом; во многих местах найдены также большие овальные камни, или «алтари», с такими же письменами. Кроме того, обнаружены письменные знаки на расписных керамических изделиях, а также надписи, вырезанные на металле и кости.

Датировка рукописей пока недостоверна; по-видимому, они относятся к позднему периоду истории майя; стелы, возможно, принадлежат к более раннему периоду. Большинство стел датировано; более того, они служили своего рода хронологическими вехами; они воздвигались с промежутком в 5, 10 или 20 лет и регистрировали важнейшие события в жизни города за соответствующий период. Большинство дат на стелах относится к девятому или десятому циклу хронологии майя (То есть приблизительно ко второй половине третьего и первой половине четвертого века н.э.).

Картуши представляют собой группу рисуночных сильно стилизованных знаков, заключенных в общую рамку; они внешне имеют некоторое, совершенно случайное, сходство с египетскими картушами.

В целом письмо не расшифровано, расшифрованы лишь календарные и некоторые цифровые знаки. Досаднее всего то, что секрет письменности майя был утрачен лишь полтора столетия тому назад. Известно, что в период испанской экспансии майя обладали большим количеством рукописей. По свидетельству испанских источников, майя писали «иероглифическим» письмом вплоть до конца XVII в., и некоторые испанцы, очевидно, умели читать иероглифы майя. Впрочем, мы не уверены в том, что письмо того периода было тождественно более раннему.

Система письменности майя

По иронии судьбы главным источником наших знаний по истории и цивилизации майя, а также всех сведений о письменности майя является сочинение того человека, на котором лежит, по-видимому, вся ответственность за массовое уничтожение майянских рукописей. Этим человеком был Диего де Ланда (1524—1579) — второй епископ Юкатана. К сожалению, сохранилась лишь часть труда «Belacion de las cosas de Yucatan» записанного около 1566 г.1См. в переводе Ю. В. Кнорозова на русский язык; Диего де Ланда, Сообщение о делах в Юкатане, М.—Л., 1955. — Прим. ред. Восьмое издание этой книги было предпринято в 1941 г.; она была опубликована в английском переводе известным американистом Альфредом М. Тоззером. Многочисленные примечания, полная библиография и перевод четырех удачно выбранных ранних испанских документов, содержащих сведения о древних майя, делают эту публикацию важным пособием по древним майя вообще.

Мы не располагаем достаточными данными о системе письменности майя. По данным Диего де Ланды, она состояла из «букв», «знаков», «цифр» и «значков». Ланда приводит как названия, так и начертания «букв» «алфавита» майя.

«Алфавит» майя, записанный епископом Диего де Ланда.

Впрочем, хотя «прочесть» некоторые из «букв» оказалось нетрудно, современные ученые, пытавшиеся воспользоваться этим алфавитом для дешифровки письменных документов майя, потерпели неудачу. В настоящее время большинство ученых считают, что алфавит Диего де Ланды является более или менее искусственным. Однако они в дают ответа на вопрос о том, что же представляет собой этот алфавит — изделие испанцев, туземную мистификацию или же, наконец, неправильно понятый ключ к действительно сложны знакам письменности майя.

Хотя проблема в целом все еще не решена, тем не менее уже сейчас можно сказать, что письмо майя является в графическом отношении отчасти рисуночным, отчасти схематизированным, а по своему существу — идеографическим и отчасти фонетическим.

К началу XX в. утвердилось отрицательное отношение к списку де Ланды и к первым попыткам дешифровки письменности майя. Письмо майя стало рассматриваться как идеографическое. Наличие фонетических и, в частности алфавитных знаков отрицалось полностью, и все знаки толковались как идеограммы, символы или ребусы. В 1951 г. советскому ученому Ю. В. Кнорозову удалось доказать, слова майя записывались главным образом при помощи слоговых знаков, а также прочесть несколько слов, записанных фонетически. Основным критерием правильности расшифровки служили перекрестные чтения, основанные на одинаковом чтении знаков в разных словах. На основании прочтенных знаков было уже сравнительно легко установить значение других знаков алфавита майя и изучить принципы написания слов. В настоящее время наиболее важной проблемой является изучение лексики и грамматики языка иероглифических текстов. Монополизировавшие письменность жрецы майя писали на древнем языке, который сильно отличается от известного нам по записям миссионеров языка майя XVI в. Поэтому чтение надписей майя зависит от успехов филологии. — Прим. ред.

Благодаря трудам Диего де Ланды нам известно чтение знаков, обозначающих дни и месяцы.

Знаки майя, обозначающие названия дней. Знаки майя, обозначающие названия месяцев.

День обозначался словом кин «солнце». Календарь майя был еще сложнее происшедшего от него календаря ацтеков, и их календарные термины не совпадали. В календаре майя было два вида месяцев: у «луна», который состоял из 30 дней, и винал, который состоял из 20 дней и был основой солнечного года — туна. Солнечный год состоял из 18 виналов и пяти дополнительных дней. У майя не было високосного года, но длина тропического года была определена очень точно. 20 тунов образовывали один катун, или эдад из 7200 дней (20x360), 20 катунов были равны одному бактун'у из 144 000 дней. Месяцы имели свои названия и порядковые номера от 1 до 13; условный период в 260 дней — цолкин в сочетании с туном образовывал цикл майя, равный примерно 256 годам.

Счисление было двадцатиричным. Знак для нуля (майя поняли значение нуля на несколько столетий раньше, чем другие народы мира) был похож на раковину; числительные 1-4 обозначались точками; числительные 5, 10, 15 — палочками, линиями или полосами; числительное 20, возможно, передавалось изображением луны; знаки, кратные 20 (400, 8000, 160 000 и т.д.), пока достоверно не известны; не исключено, что их обозначение было связано с понятием разряда.

По мнению Диего де Ланды и других испанских авторов того времени, письмо майя «было исключительной привилегией жрецов, сыновей жрецов, некоторых наиболее важных сановников...», однако «не все жрецы умели дать его описание». Письменность почиталась столь высоко, что ее изобретение и написание книг приписывались самым главным богам майя: Ицамне — сыну бога-творца, и Унаб Ку — богу неба и солнца.

MaxBooks.Ru 2007-2015