Алфавит

Японская письменность

Доисторическая японская «письменность»


Своей собственной письменности местного происхождения японцы никогда не имели1Как видно из дальнейших заключений самого автора, оснований столь категорического утверждения нет. — Прим. ред., хотя о такой письменности и упоминается в древнем историческом сочинении «Сёкунихонги», датируемом VIII в. н.э. (?). По сведениям традиционной истории, японцы употребляли в древние времена в качестве средства передачи сообщений узлы, но, как мы уже указывали, такие средства не могут рассматриваться как письменность. В то же время происхождение древних, давно забытых японских письменностей ахиру, идзумо, анаици, иё и морицуне неизвестно. Считается, что синдзи, или ками но модзи («священные знаки»), называемые также дзиндзаимодзи или камиё но модзи («знаки священного периода»), произошли непосредственно от корейской письменности иду или же представляют собой ее ответвление, однако мы не располагаем пока данными, подтверждающими эту теорию.

Как бы то ни было, связь между доисторическими японскими письменностями и современным японским письмом отсутствует.

Происхождение японской письменности

В отношении культуры Япония должна рассматриваться как область, целиком подчиненная китайскому влиянию, однако начало китайского влияния на Японию, как и вся ранняя история Японии, скрыто от глаз исследователей. Согласно традиционной точке зрения, китайское влияние проникало в Японию в основном через Корею. Таким образом, японцы неизбежно должны были заимствовать из Китая непосредственно или через Корею систему письма. Самые ранние торговые и культурные связи Китая и Японии могут быть датированы последними веками до нашей эры, однако китайская письменность была введена в Японии примерно в III или IV в. н.э.

Согласно сведениям традиционной истории, в III в. н.э. японцы послали в Корею послов, которым поручили разыскать ученых людей. Послы доставили в Японию ученого человека, по имени Онин, или Ван Янь, принадлежавшего к китайскому царствующему дому. Онин передал японцам китайскую письменность и многие достижения культуры своего народа; позже он был обожествлен2Правильно Вани, а не Онин (Овин — одно из японских чтений иероглифов, составляющих имя Вани). Вани — ученый-кореец из царства Кудара (в Корее). В 285 г. он приехал в Японию и был приглашен в наставники наследного принца Удзи-но Ваки ирацуко. Предание говорит, что Вани привез с собой 10 томов китайских книг: «Ронго» (беседы Конфуция с учениками) и «Сэндзи-мон» (учебник из 1000 китайских иероглифов). Согласно другой исторической версии, Вани прибыл в Японию в 405 г. - Прим. ред.. Согласно другой версии традиционной истории, китайская письменность была введена в Японии двумя корейскими учеными — воспитателями японского наследного припца — Адзики3Адзики - ученый-кореец из царства Кудара (в Корее). В 284 г. он прибыл в Японию с подарками от двора Кудара японскому императору и тоже был приглашен в наставники к наследному принцу Удзи-но Вакиирацуко. От Адзики японцы впервые узнали о китайской письменности и литературе. — Прим. ред. и Вани в V в. н.э.

После того как в Японии был принят буддизм, сюда переселились многие китайские ученые и монахи, вследствие чего изучение китайского языка и китайской письменности сильно продвинулось. В результате возникла необходимость перевода на японский язык китайских трудов и приспособления к японскому языку китайской письменности. В связи с этим с самого начала возникло немало трудностей, — это отлично видно по «Кодзики» (своего рода древняя история Японии, написанная в 711—712 гг. н. а.), где китайские знаки размещены в соответствии с правилами китайского синтаксиса, хотя предназначены для чтения по-японски.

Чтобы понять, насколько трудно приспособить китайскую письменность к японскому языку (даже если не учитывать того, что японский язык является не моносиллабическим, как китайский, а агглютинативным), надо принять во внимание следующее:

  1. количество китайских знаков, легших в основу японской письменности, очень велико;
  2. эти знаки могут иметь как идеографическое, так и фонетическое значение;
  3. в разных китайских провинциях эти знаки произносились по-разному, к тому же на протяжении ряда исторических эпох их произношение менялось;
  4. китайские знаки заимствовались японцами в разные времена и из разных областей Китая;
  5. почти всем написаниям японских слов может быть придано как японское, так и китайское чтение; твердых правил, определяющих выбор произношения, не существует.

Из перечисленного следует, что многие японские написания слов имеют альтернативное произношение.

Существуют следующие возможности произношения японских знаков: 1) японское произношение кун, при котором китайские идеограммы переводятся на японский язык, и 2) так называемо» китайское произношение он, имеющее очень мало сходства с современным китайским разговорным языком; это произношении соответствует произношению китайских слов в восприятии японцев, живших в те времена, когда были заимствованы соответствующие знаки.

«Китайское произношение» имеет три разновидности, (а) го-он, являющееся производным от китайского диалекта, употреблявшегося в III в. н.э. в государстве Го (по-китайски — У) в районе Шанхая; оно уступило место произношению (б) кан-он (ханьскому), производному от севернокитайского диалекта. Произношение кан-он было введено в Японии буддийскими монахами в течение VII—IX вв. Наконец, (в) произношение то-ин (танское), которое является производным от диалекта, широко распространенного в Китае между X и XVII вв.; оно было введено в Японин в 1655 г. сектой Обаку и употребляется почти исключительно буддистских текстах.

Японские идеограммы

Известны десятки тысяч японских «идеограмм». Средний культурный японец умеет читать и правильно писать около двух тысяч знаков. Люди высокообразованные, например окончившие университет, знают приблизительно от семи до восьми тысяч знаков, однако классическую японскую литературу умеют читать только специалисты. Реформы японского образования, проводившиеся с 1900 г., всемерно стремились сократить число идеограмм, употребляемых в общеобразовательных школах, где оно достигает 1200.

В официальном коммюнике, изданном агентством «Домэй» 19 июня 1942 г., сообщалось, что в результате двадцатилетнего изучения проблемы специальные комиссии филологов пришли к выводу, что число основных идеограмм может быть сведено к 2028. Но, несмотря на это, каждое японское слово и по сей день имеет свой собственный знак, так что не зная значения данного знака, его нельзя и произнести.

Идеограммы употребляются в японской письменности только для обозначения имен существительных и прилагательных, а также глагольных корней. Поскольку японский язык н отличие от китайского является агглютинативным, каждое слово имеет грамматические окончания (отсутствующие в китайском), предлоги и т.п. Вначале японцы использовали в этих целях китайские идеограммы со сходным звучанием; так, например, китайская идеограмма тянь «небо», произносимая в японском приблизительно тэн, была использована для обозначения окончания -тэ. Однако этот способ оказался слишком громоздким, поэтому в конце концов в японском языке была создана система слоговых знаков (силлабарий).

MaxBooks.Ru 2007-2015