Алфавит

Японские слоговые системы знаков


В течение VIII и IX вв. н.э. в Японии стала употребляться особая слоговая система знаков, именуемая кана (может быть, от канна, кари на «заимствованные имена») и имеющая две формы:

1) катакана, или яматогана («японская»), употребляемая главным образом в научных сочинениях, официальных документах, а также для транслитерации имен собственных, в частности европейских;

2) хирагана («ясная, простая»), употребляемая для грамматических окончаний и т. н. и широко используемая в прессе и художественной литературе. Создание системы катакана приписывается Киби(но) Маби, или Киби дайдзин'у («министру» Киби), расцвет деятельности которого относится к середине VIII в. н.э., а хирагана — буддистскому монаху Кободайси, жившему в начале IX в.; он же установил, как считают, и порядок ироха. На самом же деле все знаки кана развились из наиболее употребительных в соответствующие периоды систем китайских почерков: катакана — из кай-шу, хирагана — из цао-шу. Китайские прототипы знаков кана были использованы либо в их китайском чтении, но в древнеяпонском произношении, либо в древнеяпонском чтении, сильно отличавшемся от современного. Так, китайская идеограмма «женщины» нюй была введена в кана как знак для слога мэ в соответствии с японским звучанием слова «женщина»), а китайская идеограмма числа «три» сань была использована для японского слова сан, имеющего другое значение; кроме того, эта идеограмма употребляется также для обозначения японского слова ми («три»), и знак для слога ми в кана является производным от этой идеограммы.

Знаки кана не следовало бы рассматривать как подлинно слоговое письмо; в этом отношении весьма поучительно сравнение с египетской письменностью и клинописью. Дело в том, что знаки кана не являются, как мы уже указывали, самостоятельной письменностью, а служат для передачи показателей времен глаголов, для обозначения предлогов и грамматических формантов или употребляются как фонетические комплементы, которые пишутся рядом с идеограммами, служа ключами к их произношению (для обозначения же существительных, глаголов и прилагательных продолжают употребляться китайские знаки кандзи). Общепринятой формой японской письменности является кана-мадтри (то есть сочетание китайских знаков со знаками хирагана для указания на японское произношение слов, окончаний и т.д.).

Значительно реже применяются система синкатакана (то есть сочетание китайских знаков со знаками катакана, которые пишутся рядом с китайскими знаками) и кунтэн — система, использующая японские числительные, которые, будучи поставлены рядом с китайскими знаками, дают порядок, в котором их следует читать по-японски в соответствии с правилами японского синтаксиса.

Однако, поскольку японские слоговые системы знаков могли употребляться и самостоятельно, мы считаем необходимым рассмотреть их в этой главе. Были предприняты многочисленные попытки применить знаки кана как единственной системы японского письма, отказавшись от идеограмм; однако пока эти попытки не увенчались успехом. В 1888 г. Международному конгрессу востоковедов в Париже были представлены разнообразные тексты, напечатанные исключительно знаками кана. Было даже основано общество «Кана но кай, которое издавало журнал «Кана но тэкагами» — «Зеркало кана» и ставило себе цель путем усовершенствования письма кана постепенно упразднить идеограммы.

Японские слоговые знаки.

Обе системы — катакана и хирагана — содержат сорок семь традиционных древнеяпонских слогов. Знаки размещаются в постоянном порядке, называемом ироха или ирофа (термин ироха или ирофа создан по акрофоническому принципу, то есть состоит из названий первых трех слогов этих систем. Помимо этого, имеется знак для н, а также два дополнительных знака; таким образом, общее количество знаков достигает пятидесяти.

Они могут также размещаться в порядке, который называется годзю-он («пятьдесят звуков») и употребляется обычно в словарях; он основан на порядке, принятом в санскритской грамматике. В отличие от катакана знаки хирагана имеют много вариантов — всего около трехсот знаков, из которых в печати употребляются лишь около ста; в повседневном письме для каждого слога, как правило, употребляется постоянно один и тот же знак. Письмо хирагана имеет характер скорописи; многочисленные лигатуры чрезвычайно затрудняют его чтение.

Знаки кана обозначают только открытые слоги; в японском языке все слоги открытые, то есть состоят из согласных, за которыми следуют гласные, или из одного гласного. Близкие звуки различаются при помощи диакритических значков. Не имея звука л, японцы заменяют его в европейских словах звуком р. Маленький знак цу обозначает удвоение согласного; удвоение слога обозначается жирной запятой, которая ставится под слоговым знаком.

Для классического японского письма характерны свободные отчетливые мазки туши, наносимые кисточкой; чтобы стать хорошим каллиграфом, требовались годы. Первоначально письмо располагалось, как в китайском, вертикальными столбцами, следующими справа налево, хотя отдельные линии в знаках проводились слева направо. Потом постоянное направление письма было утрачено. Встречаются даже книги, где столбцы читаются слева направо. Еще более положение осложнилось тогда, когда появилось горизонтальное направление письма, при котором стали писать то справа налево, то слева направо. В результате стало подчас трудно определить, как следует читать тот или иной отдельный знак. В середине августа 1942 г. японское агентство «Домэй» опубликовало постановление министра образования о введении обязательного правила направления письма слева направо.

Предпринимались многочисленные попытки применить для японского языка латинский алфавит. В частности, в 1885 г. было создано общество «Ромадзи-кай», которое издавало журнал «Ромадзи-дзаси», печатавшийся исключительно латинским шрифтом. Однако все попытки подобного рода пока не достигли цели. Этому помешали: 1) известный консерватизм1Автор в данном случае неправ. Причина здесь та же, которая мешает упростить английскую орфографию, во многом не менее запутанную. Написания многих слов здесь тоже приходится заучивать наизусть, так как изучение всех соответствующих правил и исключений оказывается еще более трудным, а знание общих правил не даст гарантии правильного чтения каждого встретившегося неизвестного слова. Основная же причина такого «консерватизма» в том, что быстрая коренная ломка исторически сложившейся, громоздкой и неудобной письменной системы сделает недоступной для новых читателей всю огромную литературу прошлого, созданную как английским, так и японским народами. — Прим. ред., 2) сильное влияние китайского языка и китайской культуры и 3) бесчисленные китайские омофоны (сэр Эллис Миннз указывает, например, что в словаре Гэббинза имеется 71 слово с чтением то и то).

MaxBooks.Ru 2007-2017