История книги

Анисим Радишевский


В конце декабря 1568 г. из стен Московского печатного двора вышла в свет «Псалтырь» — сборник молитвенных песнопений (псалмов). Это — последняя работа талантливых книгопечатников Нинифора Тарасиева и Андроника Тимофеева Невежи. И сразу же после выхода нниги жизнь в первой московской друкарне замерла на долгие годы.

Московский печатный двор. Фрагмент плана Москвы. Конец XVI в.

По высочайшему повелению Ивана Грозного книгопечатание в Москве было приостановлено, а типографию вскоре организовали в Александровой слободе, где царь в тот период проводил большую часть своего времени (в слободу переместился и весь царский двор, правительственные учреждения). Из Москвы вызвали Андроника Невежу (о судьбе его товарища Никифора Тарасиева ничего не известно) и поставили во главе типографии. И лишь после смерти Ивана Грозного (1584) Московский печатный двор снова ожил: сюда перевезли имущество слободской типографии, вернулся Андроник Невежа, на Никольский крестец пришли мастеровые и ремесленники с топорами, пилами, привезли строительные материалы — ведь за те двадцать лет, что бездействовал Московский печатный двор, все его сооружения (в основном деревянные) заметно обветшали и требовали серьезного ремонта.

И в самый разгар восстановительных работ, длившихся почти четыре года, на Московском печатном дворе объявился приезжий умелец Анисим Михайлов Радишевский. Говорили, что родом он из Волыни, пришел в Москву из Великого княжества Литовского, а раньше жил в Остроге, где работал в друкарне самого Ивана Федорова. На Московском печатном дворе он предложил свои услуги в качестве «печатных книг переплетного мастера», хотя был весьма сведущ во всех тонкостях книгопечатного искусства. Странствующий типограф Анисим Радишевский посетил немало «незнаемых стран», прежде чем обосновался в Москве, и обосновался окончательно. Понятие «типограф» в те времена было многозначным. На первых порах типограф умел делать все: составлять подходящий сплав, отливать шрифты, мешать краску, набирать, резать «резь всякую» (гравюры, пунсоны, украшения и т.д.), печатать, переплетать. Но постепенно из небольшой группы типографских работников обособились (а потом и окончательно отделились) шрифтолитейщики. По мере расширения типографского производства, увеличения количества оборудования (наборных касс, печатных станов) активизировалась специализация и среди других работников.

Анисим Радишевсний — первый известный по литературным источникам специалист-переплетчик в отечественном книгопечатании, организатор первой в Москве переплетной мастерской, хотя, разумеется, переплетным делом на Руси занимались и до него. Искусство художественного переплета возникло задолго до изобретения книгопечатания. Еще в глубокой древности в монастырях рядом с переписчиком непременно работал и переплетчик. Техника ручного переплетного производства отрабатывалась на протяжении многих столетий: расширялся ассортимент применяемых инструментов, велись поиски материалов, создавались наиболее рациональные конструкции переплетных крышек и способы их крепления к книжному блоку. Постепенно сложился традиционный набор переплетных инструментов и приспособлений: станок для шитья («уставка»), тиски и резальное устройство с обычным саблевидным или круглым (дисковым) ножом (гобель), разнообразные роли, филетки, штампы, чеканы для тиснения на крышках прямых и волнистых линий, орнаментов, узоров и т.д., деревянные и костяные гладилки (фальцбейны) для проглаживания сфальцованных листов и «лощения» материала на переплетах и позолоченных обрезов блока (все это хорошо показано на известной гравюре Поста Аммана «Переплетчик» — первом дошедшем до нас графическом изображении переплетной мастерской).

"Переплетчик". Гравюра Йоста Аммана из книги "Описание всех сосоловий на Замле". Франкфурт-на-Майне. 1568.

Переплетные крышки выпиливались из деревянных досок (толщиной до двух сантиметров) — сосновых, дубовых, кипарисовых. Крышки обрезали вровень с книжным блоком и прикрепляли к нему ремешками (в крышках прорезали щели, через которые пропускали ремешки, и выдалбливали ложбинки, в которых ремешки утапливались). Затем крышка покрывалась толстым пергаментом, верх и низ корешка обшивались шнурком и, наконец, крышки обтягивались материалом — кожей, бархатом, шелком, парчой, холстом и т.д. Завершив эту «черновую» работу, переплетчик приступал к художественному оформлению переплета. Верхняя крышка нередко покрывалась доской из драгоценного металла (золото, серебро) с различными резными узорами, украшалась жемчугом, дорогими камнями. Русские переплетчики кроме того использовали скань, финифтяные миниатюры. На нижней крышке монтировались выпуклые металлические штырьки («жуковины»), предохранявшие переплет от разрушения. Иногда к крышкам приделывались металлические или кожаные застежки.

Анисим Радишевский работал на Московском печатном дворе с 1586 по 1610 г. Напомним, что в эти же годы здесь плодотворно трудились книгопечатники Адроник Тимофеев Невежа (до 1602 г.), затем его сын Иван Андроникович Невежин и его ученик Никита Фофанов. В начале своего пребывания на Московском печатном дворе Радишевский помогал приводить в порядок запущенное типографское хозяйство, восстанавливал оборудование (благо, руки у него были золотые и любое ремесло было ему знакомо). А спустя некоторое время, когда подготовительные работы были закончены и печатный стан начал выдавать продукцию (1589 г.), Радишевский организовал переплетную мастерскую. Видимо, через эту мастерскую прошли все книги Андроника Невежи.

Однако работа в переплетной мастерской недолго удовлетворяла Радишевского. Он давно хотел завести собственное книгопечатное дело и по этой причине неустанно хлопотал о выделении ему соответствующего помещения. Но лишь в начале 1600 г. он получил разрешение на организацию своей «избы» (типографии). Таким образом Московский печатный двор в тот период представлял собой настоящий «книгопечатный комплекс»: на его территории одновременно функционировали три «избы» — Невежина, Радишевского и Фофанова. Правда, работали они недолго и почти в одно и то же время прекратили свое существование. Это случилось накануне польско-шведского нашествия.

"Евангелие". Начальная полоса. Москва. 1606.

Всего две книги успел напечатать Радишевский на Московском печатном дворе: «Евангелие» в 1606 г. и «Устав церковный» («Око церковное») в 1610 г. Они были весьма совершенны по художественному оформлению и техническому исполнению. Орнаменты и фигурные композиции выполнены с богатой выдумкой, заставки, буквицы отличаются изяществом, легкостью. По меткому выражению А. Сидорова, «они тан переполнены плетением больших линий и стилизованных плодов и шишек, что воспринимаются как восточный ковер или тонкой работы серебряная вещь». Известны экземпляры «Евангелия» с раскрашенными заставками, изумительными по красоте. И читатели, современники Радишевского, не могли не оценить художественных достоинств книги.

Что же касается «Устава церковного», то судьба этой книги сложилась трудно. В ней были обнаружены ошибки, еретические высказывания. Было выявлено, что в книге «многие статьи напечатаны не по апостольскому и не по отеческому преданию, а своим самовольством». Книга подверглась цензурному гонению и по указанию патриарха Филарета часть тиража «Устава» предали огню.

После изгнания интервентов Радишевский возвратился в Москву. Но книжным делом он больше не занимается, а поступает на службу в Пушкарский приказ. Многолетняя деятельность Радишевского связана с Московским пушечным двором, где он работал вместе с прославленным мастером-литейщиком Андреем Чоховым, создателем мощных орудий, легендарной «Царь-пушки». Радишевский составил детальное описание пушечного двора. Он автор первой русской военно-технической книги «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки». Радишевский не сумел выпустить в свет эту книгу. Почти через два столетия рукопись «Устава» была обнаружена в Москве и издана в Петербурге двумя выпусками в 1777 и 1781 гг.

"Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки" ("Воинская книга"). Титульный лист. Петербург. 1777.

В 1622 г. имя «пушкарских дел мастера» Анисима Радишевского встречается в делах Дворцовых разрядов — он отмечен наградой «за Путимское колодезное и тайничное дело». Через год — еще вознаграждение за гидротехнические сооружения в Рубцове под Москвой.

Скончался Анисим Михайлов Радишевский в конце двадцатых — начале тридцатых годов семнадцатого столетия.

MaxBooks.Ru 2007-2015