Письменность, общество и культура в Древней Руси

Печати


Назначение печати состоит в том, что, будучи присоединена к записанному документу (то есть это случай, когда предмет с письменностью второго разряда выступает вместе с предметом, носителем письменности первого разряда), она подтверждает его правомочность со стороны людей, этот документ составивших.

Опубликованный корпус древнерусских печатей включает на сегодняшний день около 1200 экземпляров, относящихся к домонгольскому периоду. С каждым новым сезоном раскопок это число растет, однако по-прежнему составляет лишь малую часть относительно того количества, которое сохранилось за те же годы в какой-нибудь Византии. Древнерусские печати, как правило, сделаны из свинца (здесь нет ничего сходного с византийскими «хрисовулами», то есть золотыми печатями, которые прикреплялись к документам, исходящим от императора), их диаметр — около 20—30 мм.

На большинстве печатей находятся клейма с изображениями святых, рядом обычно подписаны их имена. Вместо изображения святого на некоторых печатях с одной стороны выбит крест, иногда двузубец или трезубец (варианты «княжеского знака», указывающего на принадлежность произведшего данный предмет к правящей династии), иногда только лишь текст. Таким образом, письменное сообщение воспринимается и само по себе, и (чаще всего) в качестве подписи к изображению.

Для кого изготавливались печати? Несмотря на то что от домонгольского периода до нас не дошло ни одной печати вместе с документом, к которому она относится, само назначение печати подразумевает, что на ней должны находиться какие-то указания на выпустившего эту печать. Атрибуции, ввиду разделяющего нас времени, оказываются не всегда точными, поскольку мы не всегда в полной мере понимаем наиболее распространенный «код», посредством которого личность выпустившего печать определялась по комбинации святых, изображенных на печати, но направление развития в общих чертах довольно прозрачно.

Концом X—началом XI в. датируется совсем немного печатей, и все они считаются принадлежащими князьям. С большей регулярностью печати встречаются начиная с середины XI в., но вплоть до XIII в. их преимущественно выпускали князья и высшее духовенство (митрополиты и епископы). Довольно обширные группы печатей могут быть атрибутированы светским должностным лицам, но это отдельные исключения, так что имеющиеся в нашем распоряжении данные не позволяют думать, что в эту эпоху светские должностные лица регулярно выпускали свои печати.

Записи на печатях подразделяются на два типа: подписи к изображениям и «просто тексты», причем по последним производится самая точная идентификация. Подписи следуют тем формулам, которые использовались при изображениях святых и которые употреблялись в других формах письменности второго разряда. «Просто тексты» представляют собой набор определенных фраз, на греческом и на славянском языках.

Самая распространенная формула такова: «Господи, помоги рабу твоему имярек». Некоторые представители духовенства обращаются к Богоматери («Пречистая, позаботься обо мне»), другие же просто указывают свое имя и чин (например, «Митрофан, архиепископ Новгородский»). Встречаются особые варианты надписей, представленные одной печатью или группой печатей: в памятниках одной группы (всего 31 печать) на оборотной стороне читается обращение «Упаси меня, протопроэдра Евстафия»; печати, принадлежащие к другой, меньшей группе (11 печатей), надписаны просто «от Ратибора»; на двух печатях, обнаруженных в Пскове, написано «Яведова печать»; большая серия (45 экземпляров) — это печати с безличной надписью «дьнеслово», что, по-видимому, примерно означает: «здесь находится послание».

Помимо подобного рода «документальных» печатей существуют так называемые «дрогичинские пломбы», и их гораздо больше. Дрогичинские пломбы меньше размером (от 8 до 15 мм в диаметре), символы и монограммы на них отпечатаны грубо, а надписи и вовсе отсутствуют, если не считать встречающейся иногда отдельной буквы кириллического (реже латинского) алфавита.

Всего обнаружено около 15000 таких изделий, в основном в западных пограничных землях близ Дрогичина, которые датируются (предположительно) XI—XIII вв. Хотя мы не исключаем, что дрогичинские пломбы иногда использовались для заверения документов, скорее всего, в основном они предназначались для транзитной торговли: такие пломбы прикреплялись к упаковкам товаров, чтобы указать на их владельца или чтобы отметить, подлежат они обложению таможенной пошлиной или освобождены от нее.

MaxBooks.Ru 2007-2015