Письменность, общество и культура в Древней Руси

Монеты


История монет на Руси разделяется на две резко разграниченные и неравные части: историю иностранных монет и историю местных монет. Иностранные монеты значительно преобладали над последними как по количеству, так и в своем экономическом весе.

Среди кладов и отдельных находок по всей территории Руси были обнаружены десятки тысяч серебряных дирхемов с Востока, серебряных денье из Западной Европы и (в гораздо меньшем количестве) медных, серебряных и золотых монет из Византии. Их присутствие на Руси отражает (и предполагает) существование торговли на большие расстояния, связанной с дальними путешествиями: так, клады дирхемов, датируемые концом VIII—началом IX в., обнаружены на севере, а клады, относящиеся к первой половине X в. — на юге (в Киеве); приток денье приходится на конец X—начало XII вв., а византийские монеты встречаются время от времени на протяжении всего этого периода.

Иностранные монеты с читающимися на них куфическими, греческими и латинскими надписями составляют самую многочисленную группу предметов с письменным сообщением из тех, что обнаружены на земле (точнее, в земле) Древней Руси. Дирхемы появились на Руси, прежде чем славяне овладели письменностью, хотя тем, кто привозил монеты и использовал их в торговле, письменность уже была известна (на некоторых дирхемах встречаются рунические граффити).

Независимо от того, воспринимали местные жители эти надписи как алфавитное письмо или нет, независимо даже от того, осознавали ли они вообще, что перед ними находится письмо, данные монеты с надписями составляли часть графической среды для тех, кто принимал участие в торговле. Мы не вправе ими пренебречь, так как, для экономической сферы, это — очень раннее свидетельство о взаимоотношениях, устанавливавшихся с помощью технологии письма. Импорт западноевропейских и византийских монет продолжался и в эпоху, когда уже получила развитие местная письменность.

Местная чеканка монет представляет собой явление, во всех отношениях более ограниченного значения, это был недолгий эпизод в экономической истории Руси. В новейшем каталоге перечисляется 227 вариантов, по которым распределяется (включая дубликаты) менее 350 экземпляров монет. Причем в действительности число экземпляров может оказаться еще меньше, так как не исключено, что некоторые из них внесены в каталог дважды, будучи заимствованы из старых и плохо документированных описаний. Однако, говоря об ограниченности значения, мы имеем в виду не столько количество, сколько хронологические рамки и функции памятников.

Все монеты местного производства относятся к периоду, одна граница которого определяется последним десятилетием до 1000 г., а другая — первым десятилетием после этого рубежа, причем чеканили их только три князя: известны золотые и серебряные монеты Владимира Святославича и серебряные монеты его сыновей — Святополка и Ярослава.

К 1020-м гг. эксперимент с чеканкой собственных монет был завершен, если не считать еще менее долговечной попытки чеканить свою монету, предпринятой в конце 1070-х гг. одним из правнуков Владимира — Олегом Святославичем Тьму-тараканским. В каком-то смысле эта затея исчерпала себя, едва успев начаться, так как примерно три четверти «серебряных» монет в действительности изготовлены вовсе не из серебра. На самом деле, обмен шел на денье, на серебряные слитки (гривны), на меха, возможно, также на какие-нибудь мелкие предметы, вроде бусин и украшений.

Можно даже думать, что эти несеребряные «серебряные» монеты (а возможно, и монеты, на самом деле изготовленные из золота), вообще не являлись монетами в полном смысле слова: они были выпущены скорее напоказ, больше как знаки княжеского достоинства, нежели как действующая валюта. Так, относящиеся почти к этому же времени литые бронзовые копии серебряных монет Ярослава служили подвесками.

Наличие графического компонента (изображений с подписями) подчеркивало достоинство князя. Золотые монеты Владимира Святославича и первый вариант его серебряных монет содержат на одной стороне изображение князя со словами «Владимир на престоле» или «Владимир, а это его золото/серебро», а на другой стороне — образ Христа с подписью.

На остальных серебряных монетах Владимира слова «а это его серебро» перенесены на реверс, причем там изображение Христа заменено династической эмблемой в виде «трезубца». По своему стилю монеты Святополка сначала следовали за монетами его отца: изображение князя на лицевой стороне («Святополк на престоле») и специфический вариант династической эмблемы на оборотной («а это его серебро»).

Потом появляются новые разновидности: монеты, на лицевой стороне которых вместо князя изображен Св. Петр, с греческими надписями на обеих сторонах; или монеты, на лицевой стороне которых по- прежнему изображен князь, но при этом стоит подпись «Петор». На лицевой стороне монет Ярослава изображен Св. Георгий (с греческой подписью), а на оборотной стороне — династическая эмблема (с легендой «Ярославле серебро», написанной по-славянски).

Чеканка собственных монет оказалась опытом, который так и не прижился. Однако графическая составляющая на монетах местного происхождения представляет особую ценность как созданный на месте письменный источник. Ибо в количественном отношении надписи на монетах существенно превосходят все прочие сохранившиеся образцы славянской письменности, которые появились на Руси в конце X—начале XI в.

MaxBooks.Ru 2007-2015