Письменность, общество и культура в Древней Руси

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Серебро для литургии, сосуды, реликварии, ткани и др.


Те же византийские инвентарные списки, где отмечены вклады и собрания рукописных книг, перечисляют, кроме прочего, вклады и наборы литургических предметов из серебра, равно и прочие драгоценные предметы; все это, хотя и в более скромных масштабах, находим в списке вкладов князя Владимира Васильковича, который включен в Волынскую летопись.

Сама Византия была важным источником, из которого такие предметы завозились на Русь, однако чем дальше, тем больше люди Древней Руси находили возможность производить их у себя дома, отчасти привлекая к работе на местных заказчиков византийских мастеров, отчасти сами овладевая соответствующей технологией.

Хотя сохранившихся образцов немного, их хватает для того, чтобы составить общее впечатление: существует четыре рода надписей, причем на одном и том же предмете может быть представлена надпись одного рода или одновременно нескольких. Во-первых, это цитаты из литургических текстов; во-вторых, подписи к изображениям, находящимся на соответствующем предмете; в-третьих и в-четвертых, сведения о заказчике или об исполнителе.

В список предметов роскоши, снабженных надписями, придется включить:

  1. «Большой Новгородский Сион», с двенадцатью тщательно надписанными изображениями апостолов в рост и с четырьмя медальонами, каждый из которых представляет собой деисус;
  2. многочисленные надписи на большом алтарном кресте-реликварии, покрытом золотом, серебром и эмалью, который был заказан мастеру Лазарю Богше княжной Евфросинией Полоцкой для основанного ею монастыря;
  3. два серебряных оклада из Новгорода с подписанными образами святых, из которых каждый находится под своей аркой;
  4. два серебряных потира XII в., изделия Братилы и Косты, с изображениями Христа, Богородицы, апостола Петра, наконец, Св. Варвары или Св. Анастасии, причем каждый потир снабжен надписью-формулой из евхаристии по краю, подписями под каждым из образов, надписью с указанием имени вкладчика, кроме того, помещенными на днище буквами, из которых составляется имя мастера;
  5. еще один потир середины XII в., также с надписью-формулой из евхаристии по краю, с тонко выполненными и снабженными подписями медальонами, на которых изображены персонажи деисуса (Христос, Богородица, Иоанн Предтеча), а также троица святых воинов — Михаил, Гавриил и Георгий;
  6. серебряный с позолотой реликварий, ныне хранящийся в музее Архангельска, с образами Константина и Елены, к которым добавлен образ Св. Климента;
  7. маленький серебряный реликварий XI в. из Чернигова, с изображениями трех святых, каждое из них — с подписью;
  8. отлитая из свинца ампула (маленькая бутылочка для святой воды или масла), конца XII в., с подписанными образами, Христа — с одной стороны, Св. Димитрия — с другой.

Два произведения XII в. из текстиля также сохранили надписи на славянском языке. Один памятник представляет собой византийское изделие из ткани с добавленными к нему собственно славянскими украшениями, причем это изделие относится к несколько более раннему времени. Здесь вытканы пять изображений в полный рост, все — снабженные подписями, которые включены в центральную композицию — Распятие, и одиннадцать образов-медальонов по краю, каждый из них — тоже с подписью.

Второй памятник — это антиминс (переносной алтарь или алтарное покрывало) с надписью, в которой упоминается освящение церкви Св. Георгия в одном из городов на Северо-Востоке (возможно, в Юрьеве-Польском) епископом Новгородским Нифонтом.

Предметы княжеского обихода

На двух клинках от мечей, датирующихся концом X—началом XI в., инкрустированы славянские надписи с именами изготовивших эти клинки мастеров, в подражание таким же надписям на привозных франкских мечах. Среди украшений, использовавшихся для боевых топоров, встречаются и начертания отдельных букв; самый известный памятник, с серебряными и позолоченными инкрустациями, в числе которых — повторенная трижды буква «А», относится, скорее всего, к XI в.

Владельца шлема конца XII в. надежно защищали покрывавшие шлем серебряные пластины с изображениями и подписями к ним — Христос и четыре святых воина, покровительствовавших предкам владельца: Св. Георгий, Св. Феодор (Стратилат), Св. Василий и Св. Михаил (последнему посвящена еще отдельная обетная надпись).

Гравированная надпись, выведенная по краю непритязательной серебряной чары, гласит: «Это чара князя Владимира Давыдовича. Кто пьет из этой чары за его здравие, да восхвалит тот Бога и государя нашего великого князя». Владимир Давыдович был князем черниговским с 1139 по 1151 г. Необычность приведенной надписи заключается в том, что на этой же чаре остались нацарапанные следы «чернового наброска» будущей надписи, не уничтоженные полностью под ее окончательной версией.

MaxBooks.Ru 2007-2017