Письменность, общество и культура в Древней Руси

Серебряные монеты и слитки


Примерно с середины XI в. (сразу после недолгого эксперимента с изготовлением собственных монет и в период спада в поставках импортных монет) на Руси началось производство нового изготовленного из металла денежного эквивалента: это — гривны, стандартные по весу серебряные слитки, которые могли заменять монеты при торговых операциях на большие суммы.

На сегодняшний день найдено и изучено уже более тысячи таких слитков. Дело осложняется тем, что слитки соотносятся по меньшей мере с тремя различными стандартами: «киевские» гривны весили около 164 г; «новгородские» и «северо-восточные» — около 204 г; гривны «севернорусского» типа, который, чтобы еще больше запутать положение, называют также «черниговским», — около 196 г. Новгородская гривна использовалась постоянно с конца XI или с начала XII в. вплоть до XV в., тогда как другие типы вышли из употребления после XIII столетия.

Граффити отыскиваются на очень небольшой части как дирхемов, так и серебряных слитков местного производства: мы находим здесь углубления, кресты и другие знаки, буквы, целые слова. Опознающиеся как буквы граффити на дирхемах представляют собой руны, являясь тем самым указанием на развернувшуюся в древности торговлю с Востоком жителей Скандинавии.

Напротив, граффити в виде букв на серебряных гривнах используют славянский алфавит, что свидетельствует об их производстве здесь же и употреблении для местных нужд. Они представляют собой отдельные буквы, имена или сокращения имен («Тихота», «Былята», «Селятя», «Илия»). Имена могут стоять в именительном падеже, но могут быть также в родительном или дательном («такого-то» или «такому-то»), либо в форме притяжательного прилагательного («чья-то собственность»); соответственно, не приходится особенно сомневаться, что имена указывают на владельцев памятников.

На некоторых слитках сохранилось не одно граффито, а более, причем сделаны они разными почерками, что свидетельствует о переходе вещи из одних рук в другие. Следовательно, эти надписи делались в процессе использования слитков, а не при их производстве, как некогда предполагали. Количество слитков, сохранивших граффити, неодинаково: из слитков «киевского» типа надписано лишь около 3%, тогда как слитков «севернорусского» типа с надписями — примерно 18%, а «новгородского» — около 15%.

Быть может, те, кто жил на севере, занимались торговлей своим особым способом, при котором оказывалось особенно важным указать на принадлежность слитков определенному лицу? Или дело лишь в том, что у них, по сравнению с их соседями на юге, была шире распространена практика царапать свои имена на принадлежащем им имуществе, и больше была склонность к такому занятию? Какой бы ни был ответ, он останется в области предположений.

И все же неравномерное распределение граффити на слитках разного происхождения заставляет еще раз задуматься над общей картиной: случайностью ли, обусловленной возможностью сохраниться, объясняется то, что существенно больше памятников письменности вообще северного происхождения? Или данный факт отражает действительно имевшие место областные различия в навыках письма и в его использовании?

MaxBooks.Ru 2007-2015