Письменность, общество и культура в Древней Руси

Нашли здесь что-то интересное?
С вашей помощью интересного будет больше!

Varia


Наконец, существует еще остаток, разрозненные предметы со своей спецификой, которые нельзя объединить в сколько-нибудь монолитную группу или подраздел: имя (?) «Словиша» на гуслях; «Завидов гребень»; буквы, нацарапанные на днище деревянной чаши; имя «Марфа» на обломке оселка; плоская деревянная доска, с одной и с другой стороны разделенная на четыре секции, с вырезанными на каждой из секций именами тех лиц, которых должен был изобразить иконописец («Иисуса тут написать», «Климент», «Михаил» и т. д.); каменные формочки ювелира, с надписанным на них именем «Максим»; необработанный кусок гранита из Смоленска с надписью, извещающей о смерти какого-то инока.

Письменность третьего разряда столь же разнообразна, как и письменность второго разряда; но опять же, как в предыдущем случае, выясняется, что ее использовали в соответствии с определенными, хотя и не обязательными схемами общего характера. Предметы, носители письменности третьего разряда, делятся на две основные группы — на передвижные и неподвижные, или на поддающиеся переносу и прикрепленные к своему месту.

Если нас интересуют, главным образом, вопросы палеографии, или истории языка, или даже содержание надписей, — во всех этих случаях различия между названными группами не имеют большого значения. Но если нас занимают обстоятельства, сопутствующие появлению письменного сообщения, и его функции, различия между поддающимися переносу и прикрепленными к своему месту предметами оказываются существенными. Если дать простой список поддающихся переносу предметов с находящимися на них памятниками письменности третьего разряда, такой перечень, на первый взгляд, создает впечатление случайности.

Он вызывает то приятное ощущение необязательности и бессистемности, которое мы вправе ожидать, говоря о граффити: записи делались и дома, и на работе, и забавы ради; писали, занимаясь домашними делами и ремеслом, как мужчины, так и женщины; писали для того, чтобы придать безликим вещам приметы своей личности, чтобы обозначить свою собственность; писали на любой поверхности, достаточно прочной для письма и для сохранения написанного.

Однако же, на самом деле, памятники письменности третьего разряда в основной своей части вовсе не являются случайно начертанными пустяками на первом попавшемся под руку предмете. Конечно, примеры случайного использования письма тоже встречаются, но в целом сохранившиеся памятники образуют группы, в зависимости от типа надписываемых предметов, целей, для которых делались надписи, социальных и экономических обстоятельств, сопутствовавших созданию текста.

Предметы, являющиеся носителями письменности третьего разряда, связаны, в массе своей, с торговлей и с обменом: вещи, имеющие общепринятую стоимость при обмене, как, в частности, монеты, серебряные слитки, а также, возможно, шиферные пряслица; вещи, использовавшиеся для хранения и упаковки каких-то товаров, как, в частности, амфоры или деревянные цилиндры с надписью; вещи, фиксирующие факт обмена, такие как счетные бирки; даже вещи, применявшиеся при производстве товаров, например, формочки ювелира. В каком-то отношении самой удивительной чертой письменности третьего разряда является не то, что она была широко распространена, а то, что она использовалась для столь однородных целей, и использовалась для их достижения довольно последовательно.

Если мы согласимся с хронологическими расчетами специалистов по стратиграфии и эпиграфике, некоторые из поддающихся перемещению предметов, носители письменности третьего разряда, удивят нас своей древностью. Известны граффити на глиняных сосудах, на бирках и на цилиндрах-печатях, которые относят к X столетию. Они не могут быть результатом согласованных усилий по распространению грамотности в форме письменности первого разряда, усилий, которые, как утверждают, прилагал в этом направлении князь Владимир Святославич, когда он «официально» обратил свой народ в христианство.

Они не являются также чем-то, возникшим как результат единовременного решения в верхах, наподобие надписанных монет князя Владимира, с находящимися на них образцами письменности второго разряда. Ранние образцы письменности третьего разряда появились как результат сугубо индивидуальных, не связанных друг с другом решений; этими решениями признавалось, что — пускай и в довольно ограниченной сфере деятельности, такой как торговля, обмен и финансовая документация, — славянская письменность третьего разряда может способствовать успешному ведению дел.

Хронологическое приурочение сохранившихся памятников наводит на мысль, что славянская письменность третьего разряда могла появиться на Руси раньше, чем письменность первого и второго разрядов; и следовательно, с точки зрения самой хронологии письменность третьего разряда стояла, если можно так сказать, на первом месте.

MaxBooks.Ru 2007-2017