Иллюстрирование

Рукописная и первопечатная книга - страница 2


Некоторые исследователи утверждали, что еще до Гутенберга печатание подвижными буквами изобрел Костер в Голландии. Однако за Гутенбергом бесспорно остаются две заслуги: изобретение печатного станка и всего словолитного процесса.

Изобретение Гутенберга было подготовлено всем предыдущим развитием печатного дела. Все необходимые условия имелись налицо. Уже существовала ксилографическая книга, было известно печатание отдельных букв и целых слов при помощи трафарета и т. д. Необходимы были только социально-экономические факторы, чтобы вызвать к жизни изобретение Гутенберга. Эти факторы принес XV в. Порох, компас и книгопечатание стали, по словам Маркса, необходимыми предпосылками буржуазного развития.

Насколько книгопечатание соответствовало насущным потребностям эпохи, показывает рост типографского дела со дня изобретения Гутенберга. К концу XV в. в Германии типографии возникли почти в каждом торговом городе. Появился тип странствующего печатника, переезжающего с принадлежностями своего ремесла (или, вернее, искусства) из города в город, чтобы печатать по заказам книги. К концу XV в. имелось уже 1099 типографий в 246 городах Европы; надо указать, однако, что многие из этих типографий просуществовали весьма недолго.

Реклама шапочника (XV в.)

Любопытно отметить, что полиграфические возможности сразу же широко используются для самых различных нужд. Появляются, например, печатные изображения рекламного характера.

Наборная книга XV в. еще носит в большинстве случаев явные следы ксилографической «блочной» книги: грубоватый шрифт, примитивный рисунок, резанный на дереве. Изображение еще двухмерное: художник передает только высоту и ширину предметов. Третье измерение — глубина — дается условно. Рисунок схематичен и изображает реальные вещи очень условно.

Иллюстрация из „Басен* Эзопа A475 г.)

Лев на рисунке (из басен Эзопа, Ульм, 1475 г.) напоминает геральдического льва на рыцарском гербе. Художник вместе с тем передает связь явлений во времени. На рисунке совмещены два последовательных момента: лев поймал мышь (которую он затем отпустит), и та же мышь спасает льва, попавшего впоследствии в петлю.

На рисунке, воспроизводящем страничку из «Нюрнбергской хроники» Шеделя, второй сверху персонаж (слева) изображает Неемию. В той же книге на других страницах этот персонаж помещен еще 7 раз, изображая императора Валерия, сирийского царя Селевка, израильского царя Иоахаза. Зороастра и т. д. Здесь иллюстрация не стремится дать реальный образ.

Это только условный намек, дополняемый воображением читателя. Одновременно иллюстрация выполняет декоративные функции, великолепно украшая страницу.

К концу XV в. книга достигает очень большой высоты в художественном отношении. Основное достоинство оформления состоит в том, что каждая страница является изобразительно целостной единицей, композиционная схема которой чрезвычайно организована. Мастер работает с одинаковым вниманием над компоновкой шрифта и над иллюстрацией.

В оформлении книг, относящихся к различным областям знаний, нет еще каких-либо специфических черт. Оформление еще не дифференцировано. Книги духовного содержания и научные книги принципиально не разнятся по оформлению. Впрочем, удельный вес научной книги еще очень мал: из книг, напечатанных до 1501 г. (так называемых инкунабул, т. е. книг, находящихся еще «в колыбели», в младенчестве), 6/7 составляют сочинения религиозного и схоластического характера и 1/7 — научные книги, древняя и новая литература.

Чертеж, помещенный в тексте научной книги, пользуется такой же заботой мастера, как и всякая другая иллюстрация. В книге «Theoria planetarum» (Венеция, 1478 г.) схемы солнца, земли и луны раскрашены от руки зеленой и коричневой красками, что придает странице большое изящество. Знаки зодиака выполнены так же тщательно, как и изображения святых, — со всеми теми возможностями, которые давал технический уровень полиграфии.

Интересна еще одна черта оформления книги XV в. В одном и том же издании полоса набора неодинакова (по высоте). Так, в книге Альбумазара «Цветы астрологии» (Tractatum Albumasaris florum astrologiae), изданной в Венеции в 1488 г., при общем размере полосы набора по высоте в 150 мм (ширина набора — 105мм) имеются полосы, равные 110, 143, 147 и 155 мм.

Техника книгопечатания быстро прогрессирует. Если издания Гутенберга украшаются только рисованными от руки декоративными элементами (например «Библия в 42 строки»), то Пфистер из Бамберга еще при жизни основоположника книгопечатания выпускает иллюстрированные издания (древнейшие из известных), где и текст и изображения напечатаны: «Der Edelstein» (приблизительно 1461 г.). «Der Rechtsstreit des Menschen mit dem Tode» и др. Эти книги украшены многочисленными деревянными гравюрами, раскрашенными от руки. Гравюра, занимавшая сначала только верх или низ страницы, врастает в текст, становится его неотделимой частью.

Книгопечатный станок и бумага придали книге массовый, демократический характер. Но потребителем книги был порой и аристократ, для которого обычное издание было слишком просто. Поэтому при оформлении некоторых книг все еще прибегают к живописи. Так, широкие поля одной из книг, изданной Иенсоном в Италии, украшены рыцарскими гербами — миниатюрами, выполненными при помощи кисточки драгоценной золотой краской. Живописные миниатюры врисованы и в инициальные буквы.

Экземпляр книги, таким образом, индивидуализируется, становится уникальным произведением. В наши дни в практике буржуазных издательств мы встречаемся с такими же особо роскошными «нумерованными» экземплярами «книг для богатых» с иллюстрациями, раскрашенными от руки художником.

В последние годы XV в. в офорлении книги окончательно побеждает одноцветная черная гравюра. Иллюстрация, которая вначале в значительной степени предназначалась для раскраски и была лишь дешевым суррогатом живописи, начинает говорить на своем собственном языке — на языке графики. Еще в XV в. оформление книжной полосы достигает большого совершенства.

MaxBooks.Ru 2007-2015