Иллюстрирование

Книга XVIII в.


Для книги XVIII в. характерна французская книга стиля рококо.

Это книга небольшого формата, украшенная иллюстрациями первоклассных мастеров, где живописная тенденция достигает своего апогея.

Книга эпохи Возрождения — книга ксилографическая. В книге стиля барокко господствует гравюра на металле. Иллюстрация в книге рококо выполняется в основном при помощи офорта.

В этой книге, которая служит главным образом потребностям богатых классов, сосредоточиваются шедевры книжной графики. Целая плеяда художников (Буше, Фрагонар, Эйзен и др.) и граверов (Шоффар, Ле-Мир, Лонгей и др.) отдает свой талант книге. Появляются такие работы, как Боккачио (1757 г.), «Contes et nou-velles en vers» Лафонтена (1672 г.), «Les Baisers» и «Fables» Дора (1770 и 1778 гг.), «La pucelle d'Orleans» Вольтера (1789 г.) и ряд других.

Иллюстрация подчас становится важнее текста: «Acajou et Zirphile» Дюкло (1744 г.) украшена рисунками Буше, которые предназначались сначала для другой книги. Книга не вышла, и Дюкло приписал текст к готовым рисункам. Господствующее значение иллюстрации сказывается и в том, что в некоторых книгах давался портрет не автора, а художника-иллюстратора.

Книга, обслуживающая аристократию, становится утонченной и чувственной, подчас откровенно эротической. Такой же становится порой и книжная графика.

Богачи XVIII в. доходят до того, что выпускают книги в одном экземпляре. Такова книга Ла-Попелиньера (одного из заправил общества по откупу налогов) «Картины нравов нашего общества». Книга украшена 18 прекрасно исполненными миниатюрами непристойного характера.

Медная гравюра широко используется не только для иллюстраций, но и в качестве книжных украшений — заставок, концовок, инициалов и т. д., несмотря на неудобство двойного прогона листов через печатный станок.

Живописные тенденции книжной графики находят свое логическое завершение в цветной гравюре. Появляются «Забавные сочинения» Ваде (1796 г.) с 4 цветными гравюрами, «Потерянный и возвращенный рай» Мильтона (1791 г.) с 12 гравюрами в красках и т. д.

Живописные тенденции сказываются не только на иллюстрации, но и на шрифтах, которые часто не преследуют в эту эпоху задачи графической четкости.

Роскошная книга нуждается в таком же роскошном переплете. Ее переплетают в сафьян с позолотой, с имитацией кружев, с внутренней обклейкой крышек шелком и кожей (переплетчики Дером, Паделу и др.).

Типичная для XVIII в. страница с виньеткой, выполненной на меди

Но у роскошной книги XVIII в. есть один крупный недостаток: текст и иллюстрация живут самостоятельно, отдельно друг от друга. Графика в книге — это либо отдельная страничная иллюстрация, либо заставка и концовка; иллюстрация выполняется при помощи иной техники (глубокая печать), чем текст (высокая печать).

Мастера книги XVIII в. пытались ликвидировать разрыв между печатью текста и иллюстрацией: иногда книга печаталась целиком с металлических досок, причем шрифт также гравировался (такова, например, книга «Fables choisies mises en vers par J. de La Fontaine», Париж, 1765 Г.).

Иногда с металлических досок печатались только страницы с иллюстрацией, а остальные страницы давались высокой печатью.

Печатание чертежей с медных досок способом глубокой печати создавало большие неудобства для потребителей научной книги — все чертежи выносились на отдельные листы-вклейки, обычно помещаемые в. конце книги. Это имело место даже в математической книге, где особенно важно, чтобы чертеж был помещен в непосредственной близости к соответствующему тексту.

Однако внимание оформителей XVIII в. привлекала не только роскошная книга, предназначенная для имущих классов. Широко распространяется дешевая, просто оформленная книга — учебник, произведения классиков, политический трактат.

Эта книга наследует основные элементы своей конструкции от массовой книги XVII в.: тот же характер построения страницы, тот же характера шрифтов. Однако весь облик книги становится проще, скромнее.

Часто появляются книги небольшого формата. Кожаный переплет постепенно вытесняется картонным, а потом и бумажной обложкой. Появляются книги, лишенные украшений, сделанных рукой художника, или же с минимальным количеством таких украшений. Все чаще и охотнее употребляют в книге украшения из типографских наборных материалов-линеек, скобок, звездочек и т. п.

Однако основные элементы оформления — шрифт, заголовки, конструкция полосы, размер полей — все это подбирается с большим вниманием, и большим художественным вкусом.

Ряд изданий этого времени отличается стремлением к классической простоте, четкости и строгости оформления. Это особенно относится к научной книге XVIII в. Следует отметить высокое художественное качество иллюстраций научного характера.

Оформление книги XVIII в. не знает диференциации по видам литературы. В научной книге и в беллетристике применяются часто одни и те же заставки и концовки. Так, в монографии по медицине нередко можно встретить концовку с амуром.

Оформитель французской книги XVIII в. основной задачей ставит украшение ее. Страница книги не строится, а украшается.

XVIII в. — это век преобладающего влияния французской книги. Существенно отличается от нее по характеру оформления немецкая книга. Вместо изысканных завитков и кривых линий стиля рококо здесь господствуют прямые линии, придающие иллюстрации некоторую сухость. Книга оформляется, как правило, очень скромно. Характерный представитель немецких мастеров — Ходовецкий, один из замечательнейших графиков XVIII в.

Подведем итоги достижений книгопечатного искусства и техники, стоявших на базе ремесленного производства. В конце XVIII в. полиграфия имела четкие и красивые шрифты, применяла уже стереотип и набор в металлическую верстатку, располагала усовершенствованным печатным станком, ввела типометрию — свою особую систему типографских мер, добилась очень высокого исполнения техники гравюры на меди. В этой гравюре использовались различные способы: меццо-тинто, пунктирный, гравирование путем травления.

Были уже известны способы печатания цветных эстампов при помощи нескольких медных досок — синей, красной и желтой (иногда дополнительно и черной) красками, смешение которых давало все цвета и оттенки. Наибольшей славы в цветной гравюре добился Дебюкур. иллюстрировавший, между прочим, идиллию Мусея «Геро и Леандр» (изд. Дидо, 1801 г.).

MaxBooks.Ru 2007-2015