Иллюстрирование

Связь шрифта с иллюстрацией


Шрифт и иллюстрация существуют рядом, па одной и той же странице, они находятся в теснейшей связи между собой, но, к сожалению, законы их взаимодействия редко принимаются во внимание. В. А. Фаворский предложил разделение всех букв на четыре группы: 1) одномерно-профильная, 2) объемная, 3) пространственная и 4) двухмерно-цветовая.

Всякая буква, взятая равномерным тонким штрихом (а), как бы теряет свою объемность. В буквах этого вида будет сильно сказываться движение по строке. Наиболее чистый вид такого шрифта — рукописный, особенно, если он написан карандашом. В одномерной букве основной вертикальный штрих (штамб) становится только частью контура, не отличающейся от других его частей.

Если приблизить дуги букв к полукружиям (б), усилив в то же время штамб, то этот штамб приобретает значение объемной оси, от которой зависят дуги. Буква приобретает как бы «позвоночный столб», становится предметной, объемной.

Если придать штамбу большую цветность (в), то он создаст впечатление глубины, и получится третий вид буквы — пространственный.

Четвертым видом буквы является жирная буква плакатного типа (г). Такая буква вследствие своей перегруженности цветом приобретает характер двухмерной цветовой поверхности.

Как бы ни относиться к предложенным условным наименованиям типов букв, следует признать, что распределение шрифтов по таким типам вполне возможно.

Из существующих типографских шрифтов к первому типу может быть отнесен рояль-гротеск (а также рукописный), ко второму — латинский, к третьему — альдине и к четвертому — дубовый.

Большая часть иллюстраций соответствует какому-нибудь одному из рассмотренных типов букв. Линейный Орнамент, например, соответствует одномерной букве, предметная иллюстрация — объемной; иллюстрация пространственная, основанная на цвете и тоне, соответствует пространственной букве; четвертому типу буквы соответствует иллюстрация, выполненная в черно-белой манере.

И буквы, и иллюстрации входят одновременно в книгу и должны быть объединены. Связь между ними может быть двоякая — непосредственная и посредственная.

Если все элементы, входящие в книгу, близки между собой (например, профильные, объемные и двухмерно-цветовые), связь будет непосредственной. Если же в книгу входят разные элементы (например, профильные и пространственные), то они не могут быть объединены непосредственно, а ЛИШЬ посредством подчинения одного другому или соподчинения нескольких.

Все типы букв могут быть соединены в две группы. В одну входят буквы профильная, объемная и двухмерно-цветовая, в другую — пространственная.

Достичь непосредственной связи между обеими группами трудно. Так, например, не всегда возможно соединение двухмерно-цветовой буквы (дубовой) с пространственной (английской или альдине).

По и в пределах одной группы связь относительна. Она легко достижима, например, между профильной и двухмерно-цветовой буквами (рояль-гротеск и дубовый или гермес), но сложна при объединении двухмерно-цветовой с объемной.

Простейшим случаем непосредственной связи между иллюстрацией и буквой является связь предметной иллюстрации с объемной буквой. Непосредственная связь будет также между чертежом, орнаментом, плоскостной иллюстрацией, выполненной черным пятном, с одной стороны, и профильной, а также двухмерно-цветовой буквами, с другой стороны.

Один из способов объединения различных пространств — применение рамки. При помощи рамки можно трехмерную иллюстрацию подчинить двухмерной букве или, наоборот, в иллюстрацию с глубиной или объемную ввести двухмерную букву.

Мы уже говорили, что с объемной буквой легче всего объединяется предметная иллюстрация; чертеж же по своему характеру непредметен. Если бы мы пожелали соединить чертеж с объемной буквой, то можно этого достичь следующим образом: чертеж поместить на плоскость и этой плоскости дать известную толщину.

Вся иллюстрация при этом получит объемность — соединится с объемной буквой (а).

Если бы мы захотели соединить перспективный чертеж с объемной буквой, то в этом случае может помочь виньетка в виде объемной рамы с определенной толщиной. Тем самым изображение получит предметность.

При желании соединить перспективный чертеж с профильной буквой придется поступить иначе: применить волнистую рамку. Прямоугольная рамка, которая стоит в тесной связи с принципом построения перспективного чертежа, в данном случае не могла бы помочь.

Следует также помнить, что шрифт есть комбинация многих букв, образующих на страницах определенные единства, то более прозрачные, «серые», то более густые, «темные» плоскости. Иллюстративный рисунок должен учитываться также и по своему общему виду, более светлому в одном случае и более темному в другом. Контраст между этим общим «тоном» рисунка и наборной полосы невыгоден. Слишком светлый рисунок в темном шрифте кажется пятном, слишком темный в светлом наборе — дырой.

Вопрос о связи иллюстрации со шрифтом в полной мере может быть решен только художником. Однако надо уметь разбираться хотя бы в отмеченных здесь элементарных случаях.

Уже одно это поможет улучшить оформление книги, особенно в титульных элементах при буквах крупных кеглей. Одновременно необходимо предостеречь оформителя книги от решения проблемы связи шрифта с иллюстрацией только с формальной стороны. Увлечение этой задачей может привести к игнорированию содержания, к превращению графического момента в самоцель, т. е. к формализму.

При иллюстрировании книги необходимо следить и за соответствием толщины штриха иллюстрации толщине основных штрихов шрифта. Насыщенные, жирные штрихи иллюстрации плохо гармонируют со шрифтом, построенным в основном на тонких штрихах. Так же плохо будет гармонировать иллюстрация, выполненная светлыми, тонкими штрихами с жирным шрифтом.

Наиболее существенным моментом при решении вопроса о художественной связи шрифта с иллюстрацией является момент стилевого единства.

Классическая иллюстрация не может быть дана рядом с вычурным, витиеватым шрифтом, и в то же время экспрессионистический рисунок вряд ли уживется рядом с четкими и строгими формами классического шрифта. Так, например, шрифт XVIII в., отразивший стиль рококо, не может быть использован для принципиальной связи с иллюстрацией, дающей образы классической Греции или Советского Союза.

Гармоническое сочетание шрифта и иллюстрации (по их цветовой насыщенности и по их стилевым качествам) можно видеть в книгах XV— XVI вв.

В конце XIX и начале XX в. стремление придать единый стилевой характер рисунку и шрифту приводило в ряде случаев к тому, что шрифт терял свои отличительные формы, превращаясь наряду с рисунком в декоративно-орнаментальный мотив.

В полиграфической практике шрифт иногда используется в качестве рисунка с декоративными целями.

Декоративное использование шрифта известно еще от рукописей. Так, например, в болгарском евангелии 1356 г. симметрично повторяются на 25 строках 25 букв, дающих определенные слова. Выделенные золотом буквы образуют фигуру (крест). Декоративным узором становится шрифт в русской вязи.

MaxBooks.Ru 2007-2015