Иллюстрирование

Композиция внутри полосы - страница 2


Существует ряд правил, имеющих целью сохранение графической четкости полосы. Правила эти следующие:

  1. не оставлять в конце полной строки таких знаков препинания, как тире и многоточие;
  2. не оставлять вверху полосы неполную («висячую») строку, так как этим нарушается цельность правого верхнего угла прямоугольника полосы;
  3. желательно не оставлять вверху, а также внизу полосы абзацную строку;
  4. желательно не оставлять внизу полосы строку, которая меньше половины ширины набора;
  5. если концевая строка только на круглую меньше ширины набора, то необходимо строку разогнать до полного формата.

В полиграфической литературе нередко встречаются возражения против требования прямоугольности полосы как требования формалистического порядка. В частности, считают формалистическим и требование ограничить количество переносов. Это неверно.

Формалистическими эти требования были бы в том случае, если бы они провозглашали прямоугольность полосы самоцелью, если бы они понижали удобочитаемость текста и тем самым затрудняли его восприятие. Формалистическим приемом, несомненно, является отказ от абзацных отступов. В этом случае ради сохранения единой оси с левой стороны полосы затрудняют процесс чтения.

Ограничение же количества переносов не ухудшает, а улучшает восприятие текста: переносы затрудняют в какой-то степени переход к тексту последующих строк, и если переносов подряд много, то здесь требуются лишние усилия читателя.

Вместе с тем и требование сохранения прямоугольника полосы никак не может трактоваться как формализм. Страница книги прямоугольна. И наиболее убедительной с изобразительной стороны на этой странице будет прямоугольная же полоса, которая существует с тех пор, как появилась прямоугольная книга.

Необходимо отметить, что графическая убедительность прямоугольной полосы обусловлена в известной доле физиологическими факторами. Выше говорилось, что изменение движения глаза при восприятии линии с изломами вызовет некоторое дополнительное усилие. Таким образом, прямая линия воспринимается глазом с меньшей затратой энергии, чем зазубренная, и, следовательно, полоса с четкими контурами удобнее для зрительного восприятия, чем полоса с рваным, «дырявым» контуром.

Небезынтересно отметить, что прямоугольность полосы сплошь и рядом нарушается как раз при сугубо формалистическом оформлении. Известны издания, где полосы текста имеют форму овала, треугольника, зигзага и т. д. Всякий, кто видел подобные страницы, знает, как они неудобочитаемы.

Из этого не следует, конечно, что абсолютная прямоугольность полосы требуется во всех случаях без исключения. Именно подобное требование было бы формалистично, так как возводило бы формальный прием в незыблемый канон, оторванный от специфики и конкретного содержания книги.

Действительно, в ряде случаев нарушение прямоугольности облегчает процесс чтения, например в случае абзацных отступов. «Зарубки» на прямоугольных полосах в этом случае, изменяя движение глаза, создают естественные остановки там, где это требуется характером текста.

Столь же целесообразно может быть, как мы увидим позже, нарушение прямоугольности полосы и в некоторых случаях верстки с иллюстрациями.

Рассматривается в полиграфической литературе также и вопрос о короткой самостоятельной абзацной строке в начале полосы. Очевидно, что с графической стороны такая строка будет столь же неубедительна, как и неполная концевая строка.

Однако избежать этого можно только в отдельных случаях. Часто требование устранить короткие абзацные строки в начале полосы противоречило бы конструкции текста, например в драматических произведениях» в формульном наборе, а также в беллетристических произведениях с большим количеством диалогов. Сохранение прямоугольной полосы в ущерб конструкции текста, было бы не только формалистическим, но и бессмысленным.

И, пожалуй, в данных случаях не будет иметь особого смысла стремление избежать неполной концевой строки в начале полосы, так как линия верхнего края теряет здесь свое значение.

Имеются и такие виды литературы, где теряет значение и левый край полосы, т. е. где нельзя вообще ставить вопроса о прямоугольнике полосы. Это — набор басен, а также стихотворный набор, особенно, если строфы даются с отступом или даже отдельные строки строятся по различным осям (как у Маяковского). В последнем случае вопрос о концевых или абзацных строках в начале полосы не имеет значения, ибо здесь зрительного прямоугольника полосы нет.

Требует решения и вопрос о размере апрошей. У нас исходный их размер до выключки равен полукруглой, т. е. при корпусе — 5 п., при петите — 4 п. и т. д.

Многие считают апрош, равный полукруглой, чрезмерным. Одни предлагают при петите и корпусе давать исходный апрош в 3 п., а при цицеро — в 4 п. Другие (например, Реннер) считают нормальным пробелом третную шпацию, т. е. равную 1/3 круглой. Для корпуса это выразится в 3 1/3 п., для петита—в 2 1/3 п. и т. д.

Бауэр предлагает изменять апрош в зависимости от размера очка шрифта, принимая за нормальный апрош половину ширины буквы «т» (соответствующей по ширине букве «ш» в русском алфавите). Это положение имеет много оснований. В самом деле, для более плотного шрифта глаз потребует применение меньших апрошей, чем для широкого. Набор очень плотным шрифтом на обычную полукруглую даст впечатление зияющих дыр между словами.

Та же картина наблюдается при жирном шрифте. Глаз легче воспримет вследствие контраста пробелы между словами, набранными жирным шрифтом, чем при светлом шрифте. При жирном шрифте, следовательно, пробелы могут быть относительно уменьшены.

Оформителю книги следует обращать внимание на соотношение апрошей: при их совпадении в нескольких смежных строках получаются белые «коридоры», которые следует ликвидировать изменением выключки.

MaxBooks.Ru 2007-2019