История книги на Руси

Гонорары Достоевского и Писемского


Ф. М. Достоевский представляет собою, в материальном отношении, тип писателя, который пером добывает себе средства к существованию

В 1869 году, в письме к Н. Н. Страхову, он, между прочим, пишет:

«Вы чрезвычайно лестно для меня написали мне, что «Заря» желает моего участия в журнале. Вот что я принужден ответить: так как я всегда нуждаюсь в деньгах чрезвычайно и живу одной только работой, то всегда почти принужден был, всю жизнь, везде, где ни работал, брать деньги вперед. Правда, и везде мне давали. Я выехал скоро два года назад из России, уже будучи должен Каткову 3,000 р., и не по старому расчету с «Преступлением и Наказанием», а по новому. С той поры я забрал еще у Каткова до трех тысяч пяти сот рублей. Сотрудником Каткова я остаюсь и теперь, но вряд ли дам в «Русский Вестник» что-нибудь в этом году. Конечно, «Русский Вестник» будет присылать мне деньги и в этом году, хотя я и остался там несколько должен. В настоящую минуту, я еще не получил от Каткова денег, нуждаюсь чрезвычайно, почти до последней степени.

Полагаю, недели три еще промедлят присылкой, но не в том главное дело, а дело в ближайшем будущем. Короче, мне необходимы деньги до последней степени, и потому я предлагаю редакции «Зари» следующее: во 1-х) я прошу выслать мне сюда, во Флоренцию, теперь же вперед 1,000 руб. Сам же я обязуюсь, во 2-х) к 1-му сентября нынешнего года, т. е. через полгода, доставить в редакцию «Зари» повесть, т. е. роман. Он будет величиною с «Бедных людей», или в 10 печатных листов; не думаю, чтобы меньше; может быть, несколько больше. Идея романа меня сильно увлекает. Это не что-нибудь из-за денег, а совершенно напротив... Плату с листа я предлагаю в 150 руб. (с листа, по расчету «Русского Вестника», если лист «Зари» меньше), — т. е. то, что я получаю с «Русского Вестника». Меньше не могу».

Таким образом, из этого письма видно, что Достоевский, вследствие нужды, иногда продавал свои литературный произведения, имевшиеся, так сказать, еще только в проекте.

Свое участие в «Русском Вестнике» Достоевский начал с того, что взял из редакции 500 рублей вперед. В 1858 г, он пишет к своему брату из Семипалатинска: «Я открыл сношения с Катковым («Русский Вестник») и послал ему письмо, в котором предложил ему участвовать в его журнале, и обещал повесть в этом году, если он мне пришлет сейчас 500 рублей серебром. Эти 500 рублей я получил от него назад тому с месяц, при весьма умном и любезном письме. Он пишет, что очень рад моему участию, немедленно исполняет мое требование (500 руб.) и просит, как можно менее стеснять себя, работать не спеша, т. е. не на срок. Это прекрасно. Я сижу теперь за работой, но только то беда, что я не уговорился с Катковым о плате с листа, написав, что полагаюсь в этом случае на его справедливость...». Далее, между прочим, замечает: «правда, у вас теперь дают большую плату. Писемский получил за «Тысячу душ» 200 или 250 рублей с листа. Этак можно жить и работать не торопясь».

Авансы из редакции, к которым Достоевский прибегал так часто, имели и дурную сторону. По крайней мере, в одном из писем (1846 г.) он сетует, что «связал себя по рукам и по ногам моими антрепренерами. А между тем со стороны делают блистательные предложения. «Современник» дает мне за лист 260 руб. серебр., что равняется 300 руб. в «Отечественных Записках», «Библиотека для чтения» 250 руб. асс. за свой лист и т. д., и я ничего не могу туда: все взял Краевский за свои 50 рублей, дав денег вперед».

Спешная работа, под влиянием нужды, из-за денег оставляет заметный след и на отделке литературная произведения. «Чтобы сесть мне за роман и написать его, надо полгода сроку. Чтобы писать его полгода, нужно быть в это время обеспеченным... Ты пишешь мне беспрерывно такие известия, что Гончаров, например, взял 7,000 рублей за свой роман, а Тургеневу за его «Дворянское гнездо» сам Катков давал 4,000 рублей, т. е. по 400 рублей за лист. Друг мой! Я очень хорошо знаю, что я пишу хуже Тургенева, но ведь не слишком же хуже, и наконец я надеюсь написать совсем не хуже. За что же я-то, с моими нуждами, беру только 100 рублей, а Тургенев, у которого 2,000 душ, по 400 руб.

От бедности я принужден торопиться и писать для денег, следовательно, непременно портить».

Из письма к А. Н. Майкову, 1868 г., видно, что Достоевский за своего «Идиота», около 42-х печатных листов, взял с редакции «Русского Вестника» до 7000 рублей, т. е. 166 руб. за печатный лист.

Что касается Писемского, то автор «Тысячи душ» получал сравнительно хороший гонорар. Так, в начале еще своей литературной деятельности, в 1857 г., он получал в «Библиотеке для чтения» за беллетристику 150 руб., за путешествия — 75 руб. сер., за все же другого рода статьи — по взаимному соглашению. Исключение составил только роман «Боярщина», который уступлен был на условиях гонорара 200 руб. сер. за печатный лист.

В 1858 году, 29-го июля, Писемский продал книгопродавцу Д. Е. Кожанчикову право на издание романа «Тысяча душ» в количестве 3,000 экз. за 3,000 руб. Рукопись романа Писемский обязался доставить уже подписанную цензурою.

В конце 1860 года Писемский продал право на издание собрания своих сочинений (всего 19 сочинений) Стелловскому и Гиероглифову на пять лет за 8,000 руб. сер.

До истечения пятилетнего срока Писемский не имел права издавать ни одного из переданных по условию сочинений, в противном же случае — он подвергался взысканию, в виде неустойки, в пользу Стелловскаго и Гиероглифова двадцати тысяч руб. сер.

В 1868 году Писемский продал В. В. Кашпиреву для помещения в издаваемом им журнале «Заря» новый свой роман «Люди сороковых годов», за который получил самый большой гонорар сравнительно с другими произведениями, а именно: круглую цифру 12,000 р.; но роман этот, вместе с тем, является и самым крупным, по объему, произведением Писемского.

В начале 1871 года, а именно 18-го января, Писемский продал С. А Юрьеву для издаваемого им журнала «Беседа» роман «В водовороте», с платою по 250 руб. сер. за печатный лист.

Уже в августе того же 1871 года г. Писемский нашел издателя на отдельное издание романа «В водовороте», в лице московского книгопродавца Ф. И. Салаева. За право печатания этого романа в количестве 2,400 экз. Салаев заплатил Писемскому 1,500 руб., в три срока по 500 руб., обязуясь назначить продажную цену не более 3 руб. за три тома.

Больше 250 руб. Писемский за лист не получал.

MaxBooks.Ru 2007-2015