История книги на Руси

Собрание Дубровского


Кроме книг и рукописей из Польши, в библиотеке обращаешь на себя внимание так называемая «коллекция Дубровского», вывезенная из Франции.

В 1805 году Император Александр I пожаловал Публичной библиотеке «собрание Дубровского»

Богатейшая коллекция Дубровского заключала в себе: 1) образцы всех разнообразных графических школ, процветавших в Европе с IV века до самого изобретения книгопечатания, 2) памятники миниатюрной живописи римской — до школы Рафаэля, 3) огромное количество мемуаров, писем и автографов (одних последних до 8000) многих монархов Европы и разных лиц, прославившихся на государственному или ученом поприщах.

Петр Дубровский был нашим неофициальным агентом за границею для собирания редких книг.

Благодаря его неусыпным стараниям, Императорская Публичная библиотека обогатилась такими драгоценностями, которые составляли гордость и украшение королевских дворцов и библиотек Франции.

Драгоценные рукописи достались нам не как трофеи войны, а как патриотический подвиг Дубровского, умевшего воспользоваться моментом в Париже, во время первой французской революции.

Во время своего 25-летняго пребывания в Париже, Риме, Мадриде и других замечательнейших городах Европы, он посвятил свое время собиранию, с одной стороны, памятников европейской письменности до изобретения книгопечатания, а с другой — важных автографов знаменитых лиц мира сего; а также собиранию документов, относящихся к истории позднейшего времени. Ужасы французской революции весьма много способствовали к осуществлена его стремлений. В Париже, когда буйный пролетариат взламывал двери правительственных мест и сокрушал великолепные палаты и сияющие золотом дворцы аристократов — наш библиоман являлся к каждому свежему погрому за добычею своего рода. Тайный хранилища, открытия революцией, и особливо славная библиотека аббатств Сен-Жерменского и Кербийского, наиболее его обогатили. Все свои умеренные сбережения он употреблял на покупку книг.

Вот что пишет о заслугах Дубровского библиотекарь парижской библиотеки Мармье, который в 1830 годах совершил археологическое путешествие по северной Европе.

«В первые годы нашей первой революции находился во Франции русский дипломат Дубровский, который путешествовал по Англии, Германии, изучая повсюду каталоги, отыскивая редкие книги, и который прибыл в Париж, именно в ту пору, когда он мог вполне удовлетворить задаром свои библиографические страсти. Во времена волнений и беспорядков, убийств и терроризма, никто не обращал никакого внимания на значение библиотек и важность рукописей. Монастырей и дворцовые архивы были разграблены и разрушены, хранившиеся в них книги выбрасывались чернью на улицу или продавались за бесценок. Находчивый Дубровский, прикрываясь своим дипломатическим званием, пользовался свободными входами повсюду и везде, по разрушении Бастилии и разграблении аббатств, осведомлялся, где мог, достать даром или приобрести за какую-нибудь ничтожную плату рукопись, диплом, собрате неизданных писем и книги, если они представляли действительно что-либо замечательное и любопытное. Нужно отдать справедливость, что дипломат понимал ценность всего этого, и потому неудивительно, что на этом необозримом поле он воспользовался обильною жатвою; он не терял времени для рассматривания какой-нибудь обыкновенной книжонки.

Спустя несколько лет, он возвратился в свое отечество, увезя с собою одну из драгоценнейших коллекций, какая существуешь на свете — эти пергаментные рукописи, неизданные документы, эти неоценимые сокровища, похищенные из архивов, и невозвратно потерянные для нашей истории».

Следует заметить, что если бы Дубровский не собирал книжные драгоценности, они легко могли быть уничтожены французской разъярившейся чернью; а теперь все эти сокровища хранятся в нашей библиотеке, где ими не раз пользовались французские ученые, отдававшие справедливость заслугам Дубровского.

По поводу осмотра в нашей библиотеке коллекций Дубровского, Мармье пишет:

«На длинных полках, на которых помещается эта французская библиотека и которых большое пространство я измерял с грустью глазами, я заметил 120 томов in folio писем наших королей и принцев, 150 томов — разных знаменитых людей, один том писем Морица к Генриху IV и множество писем разных министров и французских посланников. Между рукописями мне показывали один лист бумаги, на котором Людовик XIV написал в ряд шесть раз с трудом расставленными буквами: «L'horamage est dii aux voix, ils sont tout ce qui leur plaitе. Эту мудрую аксиому наставник давал своему августейшему воспитаннику копировать, как упражнение в чистописании».

Далее Мармье описывает молитвенник Елизаветы английской, который эта несчастная принцесса имела с собою во время продолжительная заточения.

Вернувшись в России, Дубровский повергнул свою коллекцию в дар Императору Александру I.

Государь милостиво изволил принять «собрание Дубровского» и наградил его по царски: единовременной субсидией в 15.000 р. и пожизненной пенсией в 3,000 рублей ежегодно, а также и чинами и орденами.

Наша библиотека по количеству книг считается третьей в мире. Каждый год в нее поступает средним числом 25,000 томов, для помещения которых требуется площадь в 40 квадратных сажен.

MaxBooks.Ru 2007-2015