История книги на Руси

Остромирово евангелие


Жизнь рукописей, как и жизнь людей, преисполнена треволнениями. Замечательные и редкие памятники письменности имеют своего рода биографию. Из старинных русских рукописей особенной святыней считается Остромирово евангелие, написанное в 1056-1057 г., в Новгороде, для посадника Остромира, диаконом Григорием

Евангелие это — древнейшая из известных доселе рукописей кириллического письма, с обозначением года. Оно написано на пергаменте, длиною 8 вершков, шириною без малого 7 вершков, тетрадями по 8 листов, всего 294 листа. Из них 290 занято чтениями, а 4 предопределены для изображена евангелистов: на 1 листе — изображение св. Иоанна, на 57 должно бы было быть изображение св. Матвея, но оно осталось ненарисованным, на 87 листе — изображение св. Луки, на 196 — св. Марка. Эти изображения писаны разными красками и украшены золотом.

Каждое чтение начинается большою рисованною буквою; неко-торые буквы и знаки написаны киноварью. Вся книга писана в два столбца по линиям, проведенным железным орудием с правильным размером расстояний между строками. Ширина столбцов без малого 2 вершка, длина — 5 вершков. Расстояние между столбцами 1/2 вершка. В каждом столбце 18 строк. Начато евангелие 21 октября 1056 года, а кончено 12 мая 1057 года. Следовательно, написано в продолжение 6 месяцев и 3 недель, с небольшим: всего 203 дня, т. е. по 10 листов в неделю, с небольшим по 100 строк в 1 день.

Остромиров список Евангелия из всех памятников русской письменности в наибольшей чистоте удержал особенности древнейшего болгарского текста, с которого был списан.

Это евангелие принадлежало потом Новгородскому Софийскому собору, о чем свидетельствует надпись на первом листе. По красоте письма, роскоши украшений и сохранности Евангелия, надо полагать, что оно было в соборе — напрестольным; но о времени пожертвования его туда и лице, сделавшем этот вклад, не сохранилось никаких указаний, точно также как не имеется до ныне никаких сведений, по какому случаю и кем эта драгоценная руко-пись, как полагают библиографы, была поднесена императрице Екатерине II. Знали только, что после смерти императрицы, Остромирово Евангелие было найдено в её покоях Я. А. Дружининым который в 1806 году представили его императору Александру I.

Директор Спб. Публичной Библиотеки обращался, начиная с 1851 г., к разным ведомствам, в архиве которых, по его мнению, можно было ожидать сведений об этой драгоценной рукописи; полученные ответы не содержали ничего нового.

Совершенно неожиданно отыскиваемые следы истории Остромирова Евангелия были открыты в конце 1858 года, архивариусом Московской Оружейной Палаты, г. Филимоновым. Занимаясь, по распоряжение директора Московской Оружейной Палаты, составлением новой описи книгам и рукописям, хранящимся в архиве палаты, г. Филимонов обратил, между прочим, свое внимание на описные книги утвари церквей, входивших с давнего времени в состав дворцовых, и потому состоявших в заведывании московской оружейной палаты.

В одной из этих описных книг, содержащей в себе: а) осмотр (т. е. поверку наличности) утвари Спасской церкви, что у Государей на верху, составленной в 1720 году против прежней описи 1700 года, и б) списки вещам, оказавшимся сверх описей в церквах Воскресенской, Предтеченской, Распятской и Спасской, — г. Филимонов встретил Остромирово Евангелие в любопытном перечне книг, принадлежавших некогда Воскресенской церкви, что у Государей на верху.

На обороте 65 листа описной книги написано: «В большом сундуке, а в нем книги: Евангелие писано уставом на пергамине чернилами и золотом, оболочено бархатом красным, застежки и пристежки серебряные. На нем надпись внизу (следует известное послесловие Остромирова Евангелия, буквально переписанное). В начале послесловия, между строками и на полях страницы сделана отметка: «послано по указу в Санкт-Петербург, ноября 13 нынешнего 1720 года». Таким образом, видно, что Остромирово Евангелие издавна находилось в Москве в ризнице Воскресенской Церкви, что у Государей вверху, и что оно было послано отсюда в Петербург в 1720 г. по указу Петра Великого.

По какому случаю Остромирово Евангелие попало в Москву?

В Новгородской третьей летописи, под 7078 (1570) годом, при описании запустения Новгорода, вследствие похода на него Иоанна IV сказано: «...а дворецкому своему Льву Андреевичу Салтыкову и протопопу Евстафьеву, и прочим боярам своим повелел Государь идти в соборную церковь святой Софии и взять ризную казну и прочие другие освященные вещи церковные, и святые корсунские иконы, ризы и колокола»...

Полагают, что в числе вещей, взятых из Софийского собора, находилось и Остромирово Евангелие, которое таким образом и могло быть вывезено из Новгорода в Москву.

В 1843 году Остромирово евангелие издано академиком Востоковым с приложением греческого текста Евангелия, словарем и грамматикою.

Остромирово евангелие (дополнительно)

Нижеследущее не из книги Бахтиярова.

Остромирово евангелие — рукопись середины XI века, памятник старославянского языка. Долгое время, до обнаружения в 2000 году Новгородского кодекса считалась древнейшей книгой, созданной на Руси.

Рукопись написана крупным уставным почерком в два столбца по 18 строк на площади около 20x24 см. Книга состоит из 294 листов пергамента, включает в себя три больших изображения евангелистов Иоанна, Луки и Марка, красивые заставки в начале текста и отдельных глав, затейливо орнаментированные заглавные буквы.

Книга была заключена в переплёт-оклад с драгоценными камнями, но оклад был утерян (вырван) в 1932 году. Заново евангелие переплетать не стали.

Сведения о происхождении книги содержатся в традиционной записи на последней странице. Автор «Остромирова Евангелия», дьякон Григорий, начал писать его осенью 1056 года, а закончил в мае 1057 года. Григорий и сообщил в своем послесловии об имени заказчика рукописи.

Заказчиком был новгородский посадник Остромир, который был приближенным киевского князя Изяслава, сына Ярослава Мудрого. Но даже если заказчик и остался бы неизвестным, ясно, что подобного объёма и качества книга могла быть заказана писцу только очень состоятельным человеком.

Остромирово евангелие относится к апракосным евангелиям, где тексты расположены по недельным и поденным чтениям, начиная с Пасхи, в соответствии с чином церковного богослужения. Апракосный тип Священного Писания был характерен для книжно-языковой среды Византии, откуда был заимствован древнерусским книжниками.

Собственно, византийское влияние видно во всём: общий вид листов Остромирова евангелия, с двухколонным текстом, пространными обрамляющими его полями и многочисленными узорами имеет в целом византийский характер, типичный для греческих рукописей XI в.

Изображения евангелистов Иоанна, Луки и Марка — широко распространенная византийская традиция, как и техника исполнения миниатюр – инкрустированная эмаль, употреблявшаяся в то время только в Византии.

Стиль миниатюр, изображающих евангелистов в Остромировом евангелии хрестоматийно византийский, ни на йоту ни отличающийся от канона. Есть версия, что над миниатюрами работал художник-грек.

Заставки в начале текста и отдельных глав традиционны для манускриптов того времени, так писали книги и в Византии, и в скрипториях Западной Европы. Однако декоративные элементы имеют крупный размер, гораздо больший, чем обычно бывает в византийских рукописях.

Основной мотив орнаментов - «лепестковый», отрезки стеблей и лепестки цветов, сочетающиеся в разнообразных комбинациях, также традиционен для Византии. Но инициалах книги и орнаментах появляются мотивы, совершенно чуждые византийскому искусству.

В композицию многих заглавных букв вписаны крупные маски, или «личины». Все они – очень большие по отношению к величине буквы, округлые, полнотелые, румяные, скорее женского пола.

Личины обладают резко обозначенной характерностью и остротой взглядов, и изображение подобных масок совершенно не свойственно для византийских и греческих манускриптов.

Столь крупных и тщательно выполненных масок нет и в латинских иллюминированных манускриптах.

Более знакомыми выглядят звериные мотивы в орнаментах – монстры, точнее их головы, похожие на пёсьи, крокодильи, или вымышленные существа. Византийской традиции такие чудовища, тревожные и опасные совершенно чужды, их старательно избегали.

Зато монстрами «кишат» латинские рукописи, подобные изображения привычны для европейского искусства. Поразительна схожесть этих мотивов, а так же славянской «плетёнки» с кельтскими орнаментами.

Откуда такое совпадение мотивов прикладного искусства у людей, живущих в разных частях Европы – сказать трудно. Точно можно сказать, что византийскому декору такие элементы чужды, и соединение их в одной книге крайне необычно.

Остромирово евангелие было написано менее чем через 70 лет после принятия христианства и появления славянской письменности на Руси. Совершенство художественного оформления рукописи свидетельствует о том, что орнаментальное и прикладное искусство были весьма хорошо развиты в языческую эпоху, причём представляли собой самобытный славянский стиль, имевший намного больше общего с Западной Европой, чем с Византией.

MaxBooks.Ru 2007-2015