История книги на Руси

Народные книги


Русское общество лишь весьма недавно заинтересовалось вопросом: «что читает народ?»

Народные былины, песни, сказки, пословицы и т. п. собраны тоже, сравнительно, недавно.

Когда в двадцатых годах, в подражание известной народной сказке, Пушкин написал «Руслана и Людмилу», тогдашние критики «пустили шипеть по-змеиному».

Один из них в «Вестнике Европы» писал, например: «прошу обратить внимание на новый ужасный предмет который, как у Камоэнса, Мыс бурь, выходит из недр морских и показывается среди океана Российской словесности... Возможно ли просвещенному, или хоть немного сведущему человеку терпеть, когда ему предлагают новую поэму, писанную в подражание Еруслану Лазаревичу?»

Как видно из вышеприведенного перечня рубрик каталога, Сытин старается, главным образом, приспособиться к потребностям и вкусам своих многочисленных покупателей, и не гнушается ничем, лишь бы только удовлетворить спрос: издает, например, «альбомы для вышивания по канве», «поминальники» и т. п.

Но этого мало. Сытин раздробил книжную торговлю, можно сказать, до последних пределов. Так называемые «мелкие книги» отпечатываются в одну четвертую печатного листа и в оптовой продаже стоят 50 к. за 100 книг. Затем идет «листовик», который печатается в 1 печатный лист, книги в 2 печатных листа, и т. д.

При такой раздробленности производства не мудрено, что Сытин ежегодно отпечатывает: разных книг—10.000,000 экз., «божественных» картин—1.000,000 экз., светских картин 850,000 экз. Самые дешевые картинки для народа под именем «простовика», продаются по 50 копеек за 100. После печатания, «простовик» отдается в некоторый подмосковные села и деревни — для раскрашивания. Этим делом занимаются крестьянки села Никольского, Кучина, Кожухов и др. Работают зимою и осенью — по окончании полевых работ. «Цветильщицы» за окраску картин взимают по 1 рублю с 1,000.

Получив из Москвы картины, «цветильщицы» не задумываются над тем, как получше раскрасить их. В своем распоряжении «цветильщицы» имеют только четыре краски: сурик, фуксин, зелень и куркуму; при этом никаких смешения этих красок они не делают.

Раскрашивание картин производится «от руки», «с маху». Пуская в дело кисть, «цветильщицы» мажут на «простовике» нужное и ненужное: все, что попадется на пути размаха кисти.

Выкрасив всю партию картин одной краской, начинают красить ее другой краской, затем третьей и, наконец, четвертой. Ограниченность числа красок заставляет цветильщиц простовика окрашивать предметы такими красками, которые нисколько не соответствуют действительности, натуре предмета; и так как при этом никаких теней на картину не кладется, то окрашенные места «простовика» имеют вид сплошных цветных пятен, за которыми иногда бывает довольно трудно разглядеть самый рисунок. Чтобы представить себе работу «цветильщицы» простовикового сорта картин, возьмем для примера общеизвестную картинку «как мыши кота хоронят»; — и посмотрим, что делает с ней «цветильщица».

Громадный кот, лежаний на дровнях, по средине картины, окрашивается им в зеленую краску; вереница же мышей, который везут кота, стоя на задних лапках, раскрасятся таким образом, что первый мышонок будет, допустим, красный, второй — желтый, третий—зеленый, четвертый—темно-красный; затем следуют те же цвета и в том же порядке, как и первый раз.

По содержанию, «цветильщицы» делят картины на «божественный» и светские.

Светские картины подразделяются: на «виды», т. е. пейзажи, на «критику», т. е. картины сатирического или юмористического содержания, «войну», «конницу», «портреты» и т. п.

В течение недели мастерица окрасить 1,500 картин.

По переписи 1869 года в Московском уезде «цветильщицы» раскрасили до 3.000,000 «простовика» и других картин.

Простовик печатается на дереве; бумага, употребляемая для него, не клееная, очень низкого достоинства.

За раскраску картинок «цветильщицы» получают следующую плату:

При такой ничтожной плате «цветильщица», с помощью малолеток, может заработать 2 рубля в 1 неделю.

В последнее время промысел «цветильщиц» падает: его вытесняет машинное производство. И только раскрашивание «простовика», по-прежнему, остается всецело в руках «цветильщиц».

Спрос на «простовик» среди народа значительно уменьшился, под влиянием наплыва более лучших картинок.

Стоимость производства «лубочных картин» определяется так: бумага на 1,000 картин — 2 р. 75 к., печать — 1р., «цветильщикам» — 1 р., итого 4 р. 75 к., между тем продают картины оптом по 5 руб. за 1,000 картин. Окраской или «цветкой» картин в упомянутых селах занимаются даже 5-6-летние мальчики и девочки: 1,000 картинок они успевают выкрасить в 3-4 дня. Всего занимается около 100 семей крестьян.

Расходятся в продаже преимущественно книги «духовного содержания», «листовик», т. е. в 1 печатный лист, а из картин идут « божественные» и царские портреты. Календари тоже бойко идут, например, у Сытина до 1.500,000 календарей в год, у Лузиной до 500,000. Календари имеют разные названия, например, «народный календарь», «мелкий календарь», «двойной» и т. п. Есть календари в оптовой продаже в полкопейки ценою.

Каждый издатель народных книжек имеет нисколько «писателей», «сочинителей» или, как их еще называют, «алтынных литераторов». Они пишут от 10 до 20 произведений ежегодно, с платою от 3 до 5 и 25 рублей за 1 печатный лист. Морозов, например, за маленькую брошюрку — народную книжку по случаю 900 летней годовщины крещения Руси — уплатил автору 5 рублей. На обложке обозначены инициалы автора.

— Что ж, он сам составил?

— Бог его знает! Понадергал где-нибудь!

— Сколько отпечатали?

— Двенадцать тысяч экземпляров!

— Почем будете продавать?

— По 11 рублей за 1000.

Рисунки на «сорочках» народных книг делаются по указанию самого автора, или же по мысли художника. Обыкновенно, самый «патетически момент» рассказа воспроизводится на «сорочке» книги. Сытину одни художники обходятся до 10,000 рублей в год.

Некоторые книги идут, более или менее, постоянно, ровно. Так, например, у издательницы Лузиной, наследницы Шарапова, существует с 1840 года известная народная книжка «Кощей бессмертный» которая ежегодно расходится в 20,000 экземплярах.

В последнее время производство народных книжек несколько приутихло, благодаря огромному распространению сочинений Пушкина. В народе Пушкин расходится более в прозе, нежели в стихах.

Кроме «полных собраний сочинений Пушкина» петербургских и московских издателей, некоторые из народных издателей выпустили, по дешевой цене, ряд отдельных произведения Пушкина.

Маракуев, например, издал «Капитанскую дочку» — 10 копеек, «Полтава» — 5 коп. «Медный всадник» — 3 коп.

Сытин издал: «Сказку о рыбаке и рыбке», «Арап Петра Великого», «Гробовщик», «Капитанская дочка» и т. д.

Из петербургских издателей — для распространения Пушкина много потрудился Ф. Павленков, который издал Пушкина отдельными произведениями, ценою начиная от 1 копейки и до 20 копеек. Кроме того, некоторый произведена Пушкина изданы им роскошно, с иллюстрациями на каждой странице, — как например, «Капитанская дочка».

Спрос на последние рассказы Л. Толстого в народе значительно уменьшился. Не знаю, насколько верно, но, по словам одного издателя народных книжек, рассказы Л. Н. Толстого простой народ перестает покупать потому, что они «надоели уже со своими поучениями». Годовое производство народных кни-жек и картин простирается на сумму: Сытин от 200,000 до 300,000 рублей, Абрамов—150,000 р., Лузина 15,000 р., Барков 30,000 руб., Морозов 25,000 р. Все пятеро издателей ежегодно производят на 665,000 р. народных книг и картин.

Сбытом этого так называемого „московского книжного товара" занята бывает не одна тысяча рук. Сытин имеет до 2,000 „постоянных покупателей", рассеянных в разных местах империи; из них некоторые живут в Сибири, на Кавказе и даже на Амуре.

Морозов торгует, преимущественно по монастырям, духовно-нравственными и назидательными книжками, „житиями" святых; он имеет до 200 „постоянных покупателей". Заметим, что „постоянными покупателями" они называют таких, счета и адреса которых внесены в конторские книги.

Beе издатели народных книг посылают свой товар на главнейшие русские ярмарки, или по крайней мере, на Нижегородскую. Морозов посылает своего приказчика с книжным товаром на следующие ярмарки: Нижегородскую, Мензелинскую, в городе Уфе (открывается 26 декабря), Ирбитскую, в городе Ирбити, Пермской губернии (открывается 1 февраля), Урюпинскую (открывается в Крещение). На упомянутых ярмарках он распродает товару: на Нижегородской ярмарке на 10,000 р., Мензелинской — 5,000 р., Ирбитской — 5,000 р., Урюпинской — 4,000 р.

Здесь кстати заметим, что в 1886 году на Ирбитской ярмарке всяких вообще книг, а также эстампов, картин и музыкальных инструментов распродано было на 50,000 рублей. Принимая во внимание многомиллионные обороты с другими товарами, невольно бросается в глаза, что книжная торговля на Ирбитской ярмарке занимает последнее место. Очевидно, спрос на книги в Сибири — весьма слабый.

Непроданный товар передвигается с одной ярмарки на другую, оттуда — на третью и т. д.

Провоз книг из Москвы на Нижний Новгород, водою, обходится 26-28 коп. с пуда, из Нижнего Новгорода в Мензелинск — 40 коп. с 1 пуда, в Ирбит — 60 коп. и т. д. Зимою плата за провоз увеличивается.

Во всяком случае, вся торговля народными книжками и картинами на Нижегородской ярмарке простирается никак не менее 100,000 р. в год.

MaxBooks.Ru 2007-2015