История книги на Руси

Император Николай Павлович - личный цензор Пушкина


А для гениального нашего поэта Пушкина сделано небывалое в летописях литературы исключение: император Николай Павлович возложил на себя обязанность — быть цензором его произведений. Из этого факта, между прочим, видно, что император признавал в Пушкине крупную общественную силу

Генерал-адъютант Бенкендорф писал Пушкину 30 сентября 1826 года: «Сочинений ваших никто рассматривать не будет; на них нет никакой цензуры. Государь Император сам будет первым ценителем произведений ваших и цензором».

Император Николай Павлович по некоторым цензурным вопросам обнаруживал более терпимости, нежели все цензурное ведомство.

Комедия Гоголя «Ревизор», в которой видели злую сатиру на наши общественные порядки, появилась в печати по личной воле государя.

Рассматривая сочинения Пушкина, представляемые в рукописи, государь отмечал места, требовавшие объяснения, и давал автору советы, равносильные приказанию.

Однако, кроме царской цензуры, Пушкин должен был представлять все свои сочинения в цензуру, обычным порядком. Во исполнение Высочайше утвержденного положения правительствующего сената, с.-петербургский военный генерал-губернатор предписал обер-полицйместеру, 16 августа 1828 года: «известного стихотворца Александра Пушкина обязать подпискою, дабы он впредь никаких сочинений, без пропуска и одобрения оных цензурою, не осмеливался выпускать в публику, под опасением строгого по законам взыскания».

Посредником между Пушкиным и императором был Бенкендорф, шеф жандармов и начальнике третьего отделения собственной Его Величества канцелярии.

Все сочинения Пушкина, представляемые Государю, рассматривались предварительно Бенкендорфом. Не желая беспокоить Государя, Пушкин посылал свои рукописи на усмотрите Бенкендорфа: «Честь имею препроводить на рассмотрение вашего превосходительства новые мои стихотворения... Мне было совестно беспокоить ничтожными литературными занятиями моими человека государственного среди огромных его заботь... Совестясь беспокоить поминутно Его Величество, я раза два обратился к вашему покровительству, когда цензура недоумевала, и имел счастье найти в вас боле снисходительности, нежели в ней».

Представляя Государю рукописи Пушкина, Бенкендорф прилагал к ним краткий очерк содержания и даже критически отзыв.

Особенно любопытна литературная история знаменитой драмы Пушкина «Борис Годунов».

Произведение это окончено в 1825 г., и первоначальное название его было такое: «Комедия о царе Борисе и о Гришке Отрепьеве».

Еще до появления в печати произведете это прибрало известность в литературному кругу. Во время своего пребывания в Москве, Пушкин читал свою «комедию» в обществе писателей и ученых, в числе которых были Веневитинов, Баратынский, Мицкевич, Хомяков, Киреевские, Погодин, Шевырев и др. По этому поводу Бенкендорф писал Пушкину 22 ноября 1826 года: «Ныне доходят до меня сведения, что вы изволили читать в некоторых обществах сочиненную вами вновь трагедию. Сие меня побуждает вас покорнейше просить об уведомлении меня, справедливо ли такое известие или нет». Пушкин отвечал Бенкендорфу 29 ноября 1826 года; «Так как я действительна в Москве читал свою трагедию некоторым особам, то постав-ляю себе за долг препроводить ее вашему превосходительству в том самом виде, как была она мною читана, дабы вы сами изволили видеть дух, в котором она сочинена. Я не осмелился прежде сего представить ее глазам императора, намереваясь сперва выбросить некоторый непристойный выражения. Так как другого списка у меня не находится, то приемлю смелость просить ваше превосходительство оный мне возвратить».

9 декабря 1826 года Бенкендорф отвечал Пушкину: «Получив письмо вместе с препровожденною при оном драматическою пиессою, я поспешаю вас о том известить, с присовокуплением, что я оную представлю Его Императорскому Величеству, и дам вам знать о воспоследовать имеющем Высочайшем отзыве». Вместе с драмою, Бенкендорф представил государю и свои «замечания» и «выписки». А самую драму Бенкендорф охарактеризовал так: «кажется, будто это состав вырванных листов из романа Вальтера Скотта».

В связи с этим замечанием Бенкендорфа написан и отзыв государя. На рукописи Пушкина государь, по свидетельству П. А. Плетнева, отметил несколько сцен красным карандашом. На «замечаниях» Бенкендорфа государь написал: «Я считаю, что цель г. Пушкина была бы выполнена, если б с нужным очищением переделал комедию свою в историческую повесть или роман наподобие Вальтер Скотта.

Об этом отзыве государя Бенкендорф уведомил Пушкина 14 декабря 1826 г.

При этом Бенкендорф писал:

«Уведомляя вас о Высочайшем отзыве и возвращая при сем сочинение ваше, долгом считаю присовокупить, что места, обратившие на себя внимание Его Величества и требующие некоторого очищения, отмечены в самой рукописи и заключаются также в прилагаемой у сего выписке».

Пушкин отвечал Бенкендорфу 3 января 1827 года: «С чувством глубочайшей благодарности получил я письмо вашего превосходительства, уведомляющее меня о Всемилостивейшем отзыве Его Величества касательно моей драматической поэмы. Согласен, что она более сбивается на исторически роман, нежели на трагедию, как Государь Император изволил заметить. Жалею, что я не в силах уже переделать однажды мною написанное».

В 1829 г. снова подымается вопрос о драме Пушкина. Сделав «нужные очищения», Пушкин передал свое произведение В. А Жуковскому — на свежий взгляд.

Исправленная рукопись была передана Государю, при докладе следующего содержания: «по Высочайшему Вашего Императорского Величества повелению, представляется драматическое стихотворение Пушкина о царе Борисе и о Гришке Отрепьеве».

На докладе написано: «Высочайшего соизволения не воспоследовало, 10 октября 1829 г.». Па этом же докладе Бенкендорфа приписал карандашом: «возвратить Пушкину с тем, чтобы переменил бы некоторые места, слишком тривиальные, и тогда я опять доложу Государю».

В 1830 году Пушкин через Бенкендорфа, между прочим, пишет к Государю: «В настоящее время, вынуждаемый обстоятельствами, я умоляю Его Величество развязать мне руки и позволить мне напечатать мою трагедию в том виде, как она есть».

Наконец Пушкин получил желаемое разрешение. В письме 28 апреля 1830 года Бенкендорф уведомил Пушкина, что Государь разрешает напечатать трагедию — под собственною ответственностью автора.

Печатный экземпляр «Бориса Годунова» был представлен Государю.

О впечатлении, произведенном на Государя драмою Пушкина, появившейся в печати, Бенкендорф уведомил автора письмом, 9 января 1831 года, следующим образом: «Его Величество Государь Император поручить мне изволил уведомить вас, что сочинение ваше «Борис Годунов» изволил читать с особым удовольствием».

Пушкин отвечал Бенкендорфу письмом из Москвы: «С чувством глубочайшей благодарности удостоился я получить благосклонный отзыв Государя Императора о моей исторической драме. Писанный в минувшее царствование «Борис Годунов «обязан своим появлением не только частному покровительству, которым удостоил меня Государь, но и свободе, смело дарованной монархом писателям русским в такое время и в таких — обстоятельствах, когда всякое другое правительство старалось бы стеснить и оковать книгопечатание».

MaxBooks.Ru 2007-2015