История книги на Руси

Опыт исторического словаря о российских писателях


В 1772 году Новиков издал «Опыт исторического словаря о российских писателях», собранный «из разных печатных и рукописных книг, сообщенных известий и словесных преданий». Автор говорит в предисловии: «Не тщеславие получить название сочинителя, но желание оказать услугу моему отечеству к сочинению сей книги меня побудило. Польза, от таковых книг происходящая, всякому просвещенному читателю известна; не может также быть не ведомо и то, что все европейские народы прилагали старание о сохранены памяти своих писателей, я без того погибли бы имена всех, в писаниях прославившихся мужей. Одна Россия по сие время не имела такой книги, и, может быть, сие самое было погибелью многих наших писателей, о которых никакого ныне не имеем мы сведения»

В словаре собраны сведения о триста семнадцати писателях. Особенно подробно говорится о жизни и сочинениях Феофана Прокоповича, Волкова — первого русского актера, Ломоносова, Кантемира и Тредиаковского. Из общего числа писателей огромное большинство относится к XVIII столетию и только 1/7 часть приходится на долю писателей предшествовавших веков. Несмотря на добросовестность Новикова,- он не много нашел русских писателей на протяжении нескольких веков до XVIII столетия.

Опыт словаря писателей был единственный в то время; надо удивляться только, как Новиков решился предпринять подобное издание: труды собирателя даже печатных материалов усложнялись плохим состоянием книжной торговли. Не было не только каталогов, но и книжных лавок: книги продавались или при типографиях, в которых печатались, или у переплетчиков. Единственный порядочный каталог, с точными заглавиями и с обозначением формата и года издания, издан книгопродавцем Миллером. Каталог его был невиданною новостью в России и единственною пригодною книгою для библиографических справок.

По выходе в свет словаря Новикова, было обвялено в ведомостях, что он продается у переплетчика Миллера.

Почти все известия о писателях, впервые собранные Новиковым вошли в позднейшие сочинения о русской литературе, в том или другом виде, с различными изменениями, поправками и дополнениями.

Из указателя Новикова видно, что из 317 писателей до 40 писателей были лица духовного звания: это все больше — епископы, архиепископы и т. п. Женщин — писательниц насчитывалось всего только 6.

При составлении словаря писателей, Новиков относился чрезвычайно снисходительно к их литературным заслугам. Помещены имена авторов, которые ни разу не напечатали ни одной строки, и коих произведения хранились где-либо в рукописи.

Например, «Дегенин, генерал-поручик, сочинил книгу: описание сибирских рудокопных заводов, и украсил ее многими чертежами. Сия книга рукописною хранится в Императорской библиотеке».

К Василию Кирилловичу Третьяковскому Новиков относится с глубоким уважением. Умалчивая об его плохих поэтических сочинениях, он говорит: «сей муж был великого разума, многого учения, обширного знания и беспримерного трудолюбия... При этом, не обинуясь, к его чести сказать можно, что он первый открыл в России путь к словесным наукам; а паче к стихотворству: причем был первый профессору первый стихотворец, и первый положивши толико труда и прилежания в переводе на Российский язык преполезных книг».

О Сумарокове у Новикова читаем:

«И хотя первый он из россиян начал писать трагедии по всем правилам театрального искусства, но столько успел в оных, что заслужил название северного Расина».

Вслед за словарем стал выходить второй сатирический журал Новикова —«Живописец». Как и в «Трутне», в своем новом журнале Новиков нападал на французоманию.

«Живописец» утверждает что прежде, когда в нашей литературе были романы и сказки — их покупали очень много; теперь же, когда многие наилучшие книги переведены с иностранных языков, их читают мало.

Кроме вышеупомянутых журналов, Новиков издавал еще следующие журналы: «Кошелек» 1774 г., «Утренний свет» 1777—1780 г., «Экономический магазин» 1780 — 1789 г., «Московское ежемесячное издание» 1781 г., «Вечерняя заря» 1782 г.». «Прибавление к Московским Ведомостям» 1783—1784 г. и «Покоящийся трудолюбец» 1784—1785. г.

Знакомство с содержанием этих периодических изданий, с идеями, который Новиков проводил в жизнь — не входить в предел нашей задачи: для этого существуют особые монографий. Заканчивая наш очерк о журнальной и издательской деятельности Новикова, мы не можем не заметить еще раз, что он оказал глубокое влияше на развитее русской литературы.

Болотов, рассказывая об освобождении Новикова из крепости, при воцарении императора Павла, признает его «достопамятнейшим» из всех лиц, получивших тогда свободу; он называет его человеком «славным», «прославившимся восстановлением нашей литературы» и приведением её «в короткое время в цветущее состояние».

MaxBooks.Ru 2007-2015