История книги на Руси

Как собирались российские библиотеки


Самые замечательные библиотеки в России — те, которые основаны правительством. Из них особенно громкой известностью пользуются: Императорская публичная библиотека и Академическая библиотека. Обе они своим происхождением обязаны войне, во время которой они, между прочим, и были отняты у наших бывших западных соседей — остзейских немцев и поляков

Нынешняя библиотека при Академии наук в Петербурге замечательна тем, что это самое первое в России книгохранилище, которое сделалось с 1728 г. доступным для общественного пользования. Основание этой библиотеки в Петербурге было делом случая: во время занятия нашими войсками в начале XVIII столетия городов в остзейских провинциях, отбирали находимые там книги (в Митаве, например, таким способом приобретено до 2500 томов сочинений, по большей части философских и богословских) и пересылали их в Петербургу где они складывались во дворце, в Летнем саду.

В 1719 году библиотека не могла уже вмещаться в Летнем дворце и была переведена в дом Кикина, близь Смольного двора, на берегу Невы, прямо против Охтенских слобод.

Библиотека помещалась здесь до 1728 г.: с открытием Академии наук, ей оставаться на старом месте было неудобно, так как от Шафировского дома (на Петербургской стороне), где сначала жили академические профессора, помянутые Кикинские палаты отстояли на 4 версты. Поэтому в 1728 году она переведена на Васильевский остров, в особое здание, в котором находится и доныне.

Без сомнения, всякая публичная библиотека, как средоточие коллективного ума всего человечества, должна пользоваться особенным вниманием общества. Подобно академической библиотеке, знаменитое столичное книгохранилище досталось нам, как военные трофеи после взятия Суворовым Варшавы.

Граф Иосиф Залусский, епископ Киевский, собственным иждивением, в продолжение 43 лет, собрал богатую библиотеку, в которой насчитывалось до 300,000 томов и 10,000 рукописей. Отказавшись от удобств жизни, ограничивая свой обед куском хлеба и сыра, неутомимый библиоман употребил все свое состояние на покупку книг. Обстоятельства благоприятствовали ему. В то время книжные сокровища хранились, обыкновенно, в монастырях, где-нибудь на чердаках. Невежественные монахи не понимали цены своим сокровищам и поэтому не дорожили ими.

Брат Иосифа Залусского — Андрей Залусский умножил библиотеку отборными книгами, взятыми из музея польского короля Иоанна III. После смерти Андрея, Иосиф Залусский утвердил как дом, так и всю библиотеку, по сделанному им завещанию, 1761 г., варшавскому иезуитскому коллегиуму. Таким образом, величайшие драгоценные рукописи, инкунабулы, уникаты и так называемые фениксы, или как отмечает их Залусский, книги более редкие, чем белые вороны, мало-помалу сосредоточились в варшавском дворце. 3 августа 1747 г. Иосиф Залусский торжественно открыл свою библиотеку для публики. При открыли присутствовали король и знатнейшие магнаты.

В 1767 г., по распоряжению русского посланника Репнина, Залусский был арестован и отправлен на житье в Калугу, а библиотека из Варшавы была переведена в Петербурга Живя в Калуге, Залусский все-таки заботился о своей библиотеке: так, он выписал для нее из Голландия книг на сумму 3,000 червонцев. Из Варшавы библиотеку перевозили в Петербург осенью, во время распутицы. Несколько ящиков во время пути было подмочено, другие расшатались, а потому библиотека потерпела некоторую убыль: «иные книги сопрели, другие потеряны или разрознены». Когда библиотека прибыла в столицу, то в ней насчитывалось 262,640 томов и 24,500 эстампов. Одно богословие простиралось до 40,000 томов.

Во время пути часть библиотеки была расхищена, чему доказательством служит факт, что потом в Польше встречались книги за подписью Залусского. По прибыли библиотеки в Петербург императрица Екатерина II приказала придворному архитектору Соколову составить план для библиотеки.

Вначале предполагалось устроить библиотеку грандиозных размеров. Так, над библиотекой намечено было устроить обсерваторию для астрономических наблюдений, куда, между прочим, хотели поставить знаменитый телескоп Гершеля. Кроме этого, предполагавшийя зимний сад при библиотеке должен был служить местом отдохновения для утомленных читателей. Всем этим широким замыслам, напоминавшим сады Семирамиды, однако, не суждено было сбыться. Много лет прошло, прежде чем библиотека была приведена в систематический порядок. Прежде всего, надлежало разобраться в хаосе книг, привести в известность доставшееся сокровище: приступили к описи книг. По-видимому, самое пустое дело — составить опись имеющимся книгам, ибо для этого достаточно списать только заглавный лист книги. Однако, самый способный библиотекарь в 6 часов усидчивой работы не может описать с должным тщанием более 35 книг.

При вступлении барона Корфа в должность директора 1849 г., из 640,000 томов, составлявших тогда библиотеку, оставалось неописанными около 600,000 книг! Десять лет спустя, 1859 г. из 849,900 томов оставалось не внесенными в каталоги менее 50,000 томов.

MaxBooks.Ru 2007-2015