Всеобщая история книги

Книжность в древнем Риме


О состоянии книжного дела в Римском государстве известно по сочинениям Марциала, Светония, Витрувия и др. Издательское дело и книжная торговля достигают значительного развития. В I в. до н.э. книжная торговля считалась уже доходным делом. Первым древнеримским книгоиздателем был друг Цицерона Аттик, который ввел массовое изготовление рукописей для продажи. У него нашлись последователи, и создался книжный промысел. Вот как издавал свои сочинения Овидий. Написав поэму, он шел к продавцу и заключал с ним договор о продаже своего произведения. Тот, взяв рукопись, шел в соседнюю комнату, где работали иногда сотни писцов из рабов и вольнонаемных, обученных красивому и быстрому письму. Перед каждым писцом лежали чистые связки папирусов, чернильницы с чернилами двух цветов и очиненным тростником. Они оставляли прежнюю работу и принимались за новую, причем, один из них взбирался на возвышенность и диктовал. Вечером Овидию доставлялись готовые экземпляры, а наутро на углах появлялись объявления о выходе в свет нового произведения. Такая лавка была найдена при раскопках Помпеи. Сатирик Марциал, живший в 102 г. до н.э., говорит, что мог переписать девять стихов в минуту.

Цены на книги были сравнительно невысоки: Марциал продавал свое сочинение «Ксенин» (14 убористых страниц) по 30 коп. (драхм). Императорский Рим был городом чтения, изобиловавшим учеными и любителями-аристократами. У каждого состоятельного римлянина имелась библиотека, иногда — весьма обширная. В погибшем от извержения Везувия Геркулануме ученые нашли в одном доме богатую библиотеку в 1700 свитков. Книгу читали в банях, за трапезой, на прогулках, в постели. К концу существования Римской империи уже существовало значительное число библиотек.

Утром можно было встретить на улицах мальчика, отправлявшегося, как описывает поэт Ювенал, в школу в сопровождении маленького раба, несшего за ним в сумке учебники, тетрадки и письменные принадлежности. Иной из этих учеников получал иногда в награду прелестный экземпляр труда какого-нибудь классика. Учитель школы, в свою очередь, имел небольшой запас книг с собственными заметками, которыми он пользовался на уроках. По дороге в школу попадались книжные лавки, выставки книг на открытом воздухе, где можно было и просто перелистать книгу. Книжные лавки служили местом встреч любителей литературы и искусства.

В эпоху Августа (рубеж н.э.) особенно славилась торговля братьев Сосиев. Горации, обращаясь к книге, между прочим, писал: «Ты, моя книга, как будто смотришь в сторону Вертулина и Януса (намек на квартал книготорговцев), горя, без сомнения, нетерпением быть отполированной пемзой, отправиться на полки к Сосиям».

Если для издателя книжная торговля была доходным делом («вот эти книги дают барыш Сосиям», — писал Гораций), то доход автора не оговаривался. Авторского права не существовало. Это еще не современное издательское дело с его высокоразвитыми и организованными формами, но это уже многие его зародыши.

Процветает в Риме и библиофильство. Многие римские писатели, в особенности Цицерон, с любовью говорят о своих собраниях книг. Книги хранились на полках, в нумерованных футлярах, к которым были прикреплены таблички с заглавиями.

Содержание римских библиотек — самое разнообразное: произведения светских писателей, скептические сочинения о религии и т.п. Оригиналы эпохи расцвета римской литературы до нас почти не дошли, сохранились лишь их позднейшие копии. Христианские проповедники, боровшиеся с языческими сочинениями, агитировали за истребление этих книг. Таким образом, религиозные фанатики уничтожили массу книг.

В Риме появилась уже и первая газета — «Акта диурна урбис». Это были набеленные доски, похожие на наши афиши, на столбах. Они исписывались сообщениями о самых последних событиях в Риме и рассылались в различные районы Римской империи. Одна из таких газет сохранилась до наших дней. Вот о чем она повествует: «Консул Савиний вступил сегодня в отправление своих служебных обязанностей», «Вчера над городом разразилась сильная гроза. Недалеко от Вели молнией зажгло дуб», «В винном погребе произошла драка. Хозяин лавки опасно ранен», «Меняла Анзидий бежал, захватив с собой большую сумму денег».

Знает Рим и преследование книг и их авторов. При императоре Тиберии (I в. до н.э. — I в. н.э.) был осужден историк Кремуций Корд за то, что преклонялся перед последними защитниками Республики — Брутом и Кассием. До него другой историк, книги которого были сожжены по повелению Сената, не смог пережить их истребления и покончил жизнь самоубийством. Можно полагать, что сочинения Тацита не дошли до нас полностью потому, что он откровенно порицал императоров Нерона и Домициана.

MaxBooks.Ru 2007-2015