Всеобщая история книги

Рукописная книга в России


Время возникновения первоначальной славянской письменности относится к началу 1-го тысячелетия н.э., когда племенной строй у славян достиг сравнительно высокого уровня развития. Академик С. П. Обнорский пишет «о принадлежности каких-то форм письменности уже руссам антского периода»1Обнорский С. П. Культура русского языка. — М.; Л., 1948. — С. 9.. О существовании зачатков письма у славян в языческие времена, еще до принятия ими христианства, свидетельствуют как литературные, так и материальные источники. Важное значение имеет «Сказание о письменах», составленное в X в. болгарским ученым-монахом черноризцем Храбром. В нем, в частности, утверждается: «Прежде убо славяне не имеху книг, но чертами и резами чьтеху и гатааху (считали и гадали) погани суше (будучи язычниками)». В таком же духе свидетельствуют арабские путешественники и ученые X в. Ибн Фадлан, Эль Массуди, Ибн ан Надим, мерзебургский епископ Титмар. Они говорят о надписях, выполненных славянами на дереве, на камнях, а также на статуях и стенах языческих храмов. В сочинении Ибн ан Налима «Книга росписи наукам» приведена зарисовка надписи, вырезанной на «куске белого дерева», не имеющая аналогов ни в одном из известных славянских алфавитов.

Существование дохристианской письменности у славян подтверждают также результаты археологических раскопок. К памятникам так называемой «Черняховской культуры» (II-IV вв. н.э.) относятся глиняные чаши, вазы и кувшины, украшенные изобразительным символическим орнаментом (прямоугольные рамки, квадраты, кресты, волнистые линии). «Приморские знаки», открытые в XIX в. в местах древнегреческих поселений в районе Херсона, Керчи, на Черноморском побережье, отличаются довольно сложной линейно-геометрической формой. Некоторые из них напоминают одну из древнеславянских азбук — глаголицу. Большинство из них относится к первым трем-четырем векам н.э. Символические знаки обнаружены на различны предметах быта, ремесленных изделиях — горшках, медных бляхах, свинцовых пломбах, свинцовых пряслицах и т.п.

По мнению ведущих специалистов-славистов, все эти письменные знаки соотносятся с «чертами и резами», о которых писал Храбр, и представляют собой примитивные символические обозначения, имевшие форму черточек и зарубок, которые у древних, в том числе восточных, славян, служили счетными, родовыми и личными знаками, знаками собственности, календарными знаками, для гадания и т.п. В какой-то мере они напоминают древние скандинавские руны, огамическое письмо ирландцев. По мере обращения в христианство, славяне стали использовать для передачи звуков своего языка буквы латинского и греческого алфавитов. «Крестившее же ся, римсками и греческыми письмены нуждаахуся словенску речь без устроения...

И тако бешу много лета» — написано в «Сказании о письменах» черноризца Храбра. Однако этот способ был неудобен, так как для ряда славянских звуков (шипящих, носовых) в латинском и греческом алфавитах не существовало адекватов.

Упорядоченный славянский алфавит был создан в IX в. двумя византийскими учеными-монахами Кириллом и Мефодием с целью перевода на славянский язык основных богослужебных книг и просвещения славян, принимавших христианство.

У славян имели хождение две графические разновидности алфавитного письма — «кириллица» и «глаголица». На Руси, начиная с X в., утвердился повсеместно единый для Древнерусского государства кириллический алфавит — более простой по начертанию, чем глаголица. Известно три типа кириллического письма, имевшего хождение на Руси: устав, полуустав и скоропись. Древнейший из них — устав, характерный для рукописей XI-XIII вв. Буквы уставного письма отличались прямолинейностью и тщательностью написания, приближались по форме к квадрату. Полуустав получает распространение с середины XIV в. Это более мелкий и более округлый тип письма, чем устав. В нем имеет место слитность букв (лигатуры), часты надстрочные знаки — титлы, служащие для обозначения сокращения слов, и так называемые «силы» — знаки ударения. Скоропись, в основном, получила распространение в деловой переписке и отличалась многообразием начертания одних и тех же букв, связностью, вытянутостью оконечностей букв за пределами строки, что было вызвано свободным нажимом и взмахом пера. Существовало также особое декоративное письмо — вязь, отличавшееся различными сочетаниями букв, сокращениями и орнаментацией, выполненной в определенном стиле.

Уже в конце XI в. в Древней Руси возникает ремесло «книжных списателей» — писцов книги. Если на первых порах ими были преимущественно монахи, то вскоре появились уже и светские мастера. В XII-XV вв., когда возросла роль документальной актовой письменности, в крупных монастырях и в городах начали работать профессионалы — писцы, выполнявшие деловые поручения. Великие и удельные князья имели свои канцелярии с целым аппаратом писцов. В Новгороде и Пскове государственную и частную документацию оформляли вечевые канцелярии. В связи с образованием русского централизованного государства значительно усилилась деятельность Московской великокняжеской канцелярии. В феодальных центрах — при княжеских дворах, монастырях и пр. — существовали местные мастерские для переписки книг. Эта работа часто осуществлялась по заказу на основе заключенного договора («ряда»).

Крупнейшим центром русского просвещения и книжности XI-XII вв. был знаменитый Киево-Печерский монастырь, в котором трудился и легендарный летописец Нестор. Летописцы Киево-Печерского монастыря создали обширные летописные своды: «Сказание о крещении и кончине Ольги», «Сказание о князьях Борисе и Глебе», «Сказание о крещении Руси» и др. На их основе ок. 1113 г. был составлен общерусский летописный свод «Повесть временных лет», в котором в торжественно-эпическом тоне повествуется о возникновении Руси, о се историческом месте среди других государств мира. Другим крупным культурным центром Киева был Выдубецкий монастырь, развивший свою книжную деятельность в XII в.

Вторым после Киева значительным центром книжного дела в Древней Руси был Великий Новгород. Здесь с XII в. выделились такие очаги средневековой учености и книжности, как Юрьевский, Хутынский и Антониев монастыри. Большинство сохранившихся рукописей XI-XIII вв. составляют списки, выполненные в Новгороде.

Наряду с Новгородом усиленно переписывались книги в Пскове. К середине XII в. выдвинулись города Галицко-Волынской Руси — Галич, Владимир и Холм.

На рубеже XIV-XV вв. русская культура и книжное дело испытали влияние славянских и греко-славянских монастырей на Афоне и в Царьграде, получившее наименование второго Южнославянского влияния. Конец XIV и весь XV в. характеризуют неослабевающие связи с южными славянами и монастырями на Балканах. Следы второго Южнославянского влияния прослеживаются на всей культуре рубежа XIV-XV вв., но особенно сильный след оно оставило в литературе и письменности; произошли изменения в репертуаре богослужебной литературы, графике, материале и орудиях письма, в характере оформления рукописной книги. Значительно пополнилась так называемая «четья» литература, предназначавшаяся для коллективного либо индивидуального назидательного чтения. Впервые на Руси появляются многие «слова» и поучения Василия Великого, Исаака Сирина, Григория Синапта, Иоанна Златоуста и др. В новых, более полных и точных переводах, распространяются списки библейских книг, житийные тексты. Славянские писцы совершенствуют полуустав, вырабатывают особо изящные и красивые почерки.

По мере возвышения Московского великого княжества и образования национального, а затем многонационального русского государства, в Москве — новом центре русской культуры — создаются первые крупные государственные архивы, составляются обширные библиотеки, переписываются и переводятся книги, в которых нуждалось крепнущее русское централизованное государство.

В конце XV в. в Москве возникают крупные рукописные мастерские с целым штатом писцов, переводчиков, редакторов, рисовальщиков и переплетчиков. Столица русского государства постепенно превращается в крупнейший центр русской письменности и книжного дела. Сюда из Новгорода, Пскова и других старинных центров книжной письменности прибывают искусные писцы, рисовальщики, справщики, принимающие участие под руководством образованных представителен русского общества в составлении многотомных литературных памятников. С середины XVI в. появляются писцы-профессионалы, работавшие на городских площадях и потому получивших название «площадных». Профессиональные писцы переписывали книги на заказ и для продажи на рынке, получая за свою работу вознаграждение («писчее», «могарыч»),

В 40-50-е гг. XVI в. сначала в Новгороде, затем в Москве появились крупные мастерские для изготовления икон и рукописных книг, организованные просвещенным религиозным деятелем Сильвестром. В них трудились по найму многие работные люди. Об этом Сильвестр писал так: «В Новгороде, изде, на Москве, вскормих и вспоих до свершена возраста, изучих, хто чево достоин, многих грамоте и писати и пети, иных иконописного письма, иных книжного рукоделья...»2Домострой. — М., 1908. — С. 66.. Значительное количество книг было передано Сильвестром в различные монастыри.

Письменность и, следовательно, грамотность были распространены среди различных социальных слоев населения Древней Руси. Помимо имен книжных писцов XI-XIII вв., известны также имена мастеров, подписавших изготовленные ими изделия (Стефан, Братило и Коста из Новгорода, Лазарь Богша из Полоцка, Масим и Никодим из Киева). На 73 известных в настоящее время новгородских серебряных слитках XII-XIV вв. имеется 88 надписей мастера-ливца.

Значительное количество надписей относится к XII-XIII вв. Материал археологических раскопок богат десятками и сотнями предметов, помеченных буквами и целыми словами. Надписи встречаются на гончарных изделиях, колодках сапожников, на пряслицах, венцах срубов, крышек от бочек, глиняных сосудах и т.п. Это позволяет говорить, что грамотными были ремесленники, молодые церковные служки, женщины.

Первая берестяная грамота была обнаружена археологической экспедицией в Новгороде в 1951 г. С тех пор обнаружены сотни подобных грамот — в Смоленске, Пскове, Витебске, Твери, т.е. на широкой территории Руси. Древнейшие их них относятся к XI-XII вв. Их отличительная особенность — не книжный, не канцелярский, а разговорный, непринужденный язык.

Они свидетельствуют о широком распространении грамотности на только в среде феодалов, но и зависимых от них людей. Имеется ряд свидетельств современников о наличии в середине XI в. читающих людей. Так, поп Упырь Лихой, написавший в 1047 г. в Новгороде «Книгу пророчеств», в приписке адресовал свою рукопись не только князю, но и другим читателям. Митрополит Илларион обращался со «Словом о законе и благодати» к людям, «преизлиху насытившимся учения книжного». Широкий круг возможных читателей «Остромирова Евангелия» перечисляет в своем послесловии дьяк Григорий — его переписчик.

В XI-XIII вв. звание «книжник», «книжный человек» было очень почетно: оно свидетельствовало о необычайной начитанности, достаточно широкой для своего времени образованности. «Книжными людьми» были переписчики книг, монахи, священнослужители, епископы и митрополиты, князья, выходцы из городского посада. В летописях XI-XIII вв. «книжными людьми» названы русские князья: Владимир I Святославович, Ярослав Мудрый, Владимир Всеволодович Мономах, Ярослав Владимирович Галицкий, Владимир Василькович Волынский и Константин Всеволодович Ростовский. О Ярославе Мудром в летописи сказано, что он «насеял книжными словесы сердца верных людей». При нем книжное дело получило значительное развитие. В 1037 г. повелением Ярослава была собрана первая русская библиотека, переданная в дар Киевскому Софийскому собору. Владимир Мономах много читал, брат с собой книги даже в дорогу, сам писал. Летописец повествует, что князь Владимир «глаголил ясно от книг, зане бысть философ великий». Почетного титула «книжник» удостоились: митрополит Илларион, о котором в летописи сказано, что он «муж благ, книжник и постник»; Климент Смолятич — «философ и книжник»; Иоанн II — «муж хитр книгами и ученью» и Кирилл I Русин, который был «учителей зело и хитр учению божественных книг». Можно назвать и других книжных людей. На Смоленщине в XII в. прославился Авраамий Смоленский, который много читал и хорошо знал богословскую литературу.

В «Житии Евфросинии Полоцкой» (1101-1173) подчеркивается, что она «была умна книжному писанию и сама писала книги». Ее называли просветительницей Полоцкой земли. По словам Лаврентьевской летописи, ростовский епископ Пахомий был «исполнен книжного учения». «Зело прилежен божественному учению» был, по словам современников, князь Андрей Георгиевич Боголюбский (XII в.). Книголюбом был и знаменитый Александр Невский, который украшал церкви книгами. Книголюбами были жена старшего сына Ярослава Мудрого Изяслава, дочь Всеволода III Большое гнездо — Верхуслава (Анастасия), воспитательница князя Тверского Михаила Ярославича, научившая его «святым книгам».

Значительную прослойку грамотных людей Древней Руси составляли художники — их подписями снабжены все сохранившиеся фрески, иконы и миниатюры XI-XIII вв.

Тематика и типы книг. Тематика рукописной книги, имевшей хождение в Древней Руси, была достаточно разнообразна. С принятием христианства Киевская Русь получила сравнительно богатую литературу из Дунайской Болгарии. При Ярославле Мудром усиленно переводилась литература с греческого языка. Много переводилось богослужебной литературы — так называемые «минеи», «триоди» («постная» и «цветная»), служебники, требники, часословы. Все эти книги широко использовались во время церковных служб. Хорошо были представлены в переводах библейские книги: евангелия, апостол, псалтырь. Следует отметить, что эти книги использовались для чтения и вне церкви и часто служили для начального чтения при обучении грамоте.

Евангелист Иоанн и Прохор. Миниатюра Переяславского евангелия конца XIV - начала XV в. Позади Прохора видна корзина со свитками.

Широкое распространение получила также «учительная литература» — сочинения христианских писателей III-XI вв. и жития святых. Особенной известностью пользовались проповеди и поучения Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, «Лествица» Иоанна Синайского. Из поучений отцов церкви составлялись различные сборники, например, очень популярный у читателей «Златоструй», составленный в Болгарии в X в. при царе Симеоне, «Измарагд» («Изумруд»), «Пчела».

Охотно читали на Руси различные исторические хроники-хронографы, в частности, хроники Иоанны Малалы из Антиохии и Георгия Амартола, на основе которых были созданы русские компилятивные сочинения — Еллинский и Римский летописцы.

Популярностью у русского читателя пользовались различные природоведческие книги, пришедшие из Византии, вроде «Христианской топографии Козьмы Индикоплова» (плавателя в Индию) и так называемые «Шестодневы» и «Физиологи». Этими книгами определялись воззрения русского просвещенного человека на природу, растительный и животный мир. Наряду с конкретным описанием свойств птиц и зверей, в них обязательно давалось их символико-аллегорическое толкование, нравственные наставления для читателей.

Большой интерес у русского читателя вызывали роман о подвигах и необычайной жизни Александра Македонского «Александрия» и «Повесть о разорении Иерусалима» Иосифа Флавия. Особое место в переводной литературе занимали апокрифы (греч. — «тайные», не всем известные). Это были сочинения религиозного характера, но отвергаемые официальной церковью. Апокрифическая литература в ряде случаев была связана с еретическими учениями и носила оппозиционный по отношению к официальной церкви характер. Примером может служить популярная в народе повесть «Хождение по мукам Богородицы».

От X в. до нас не дошел ни один крупный памятник русской письменности в форме книги. На первых порах оригинальная русская письменность существовала в виде юридических и административных актов, грамот, договоров и тому подобных проявлений деловой письменности. Крупнейшим памятником этого рода является «Русская правда» — важнейший юридический документ Древней Руси, определяющий нормы древнерусского феодального права.

К числу литературных памятников Киевской Руси относится «Печерский патерик», собрание биографий наиболее видных монахов Киево-Печерского монастыря. К произведениям светской литературы принадлежит также «Поучение Владимира Монома- ха». в котором воссоздан идеальный образ феодального правителя. О достижениях древнерусской литературы свидетельствует известное «Слово о полку Игореве». Рукописный список «Слова» был найден в начале 90-х гг. XVIII в. известным любителем и собирателем русских древностей А. И. Мусиным-Пушкиным (издан в 1800 г.).

Частые пожары, междоусобицы и нашествия кочевников, приводившие к разорению городов и сел, были причинами гибели древних русских книгохранилищ и многих памятников письменности. Особенно тяжело отразилось на всей книжной образованности Руси татаро-монгольское нашествие. До наших дней сохранилось относительно немного книг XI-XIII вв. По данным Археографической комиссии, от XI в. сохранилось 33 рукописи, а от XII в. — 85. В то же время, по утверждению некоторых специалистов, в XI-XII вв. на Руси имели хождение не менее 85 тысяч только церковных книг.

Старейшие сохранившиеся русские книги относятся к XI в. Большинство из них — богослужебные или религиозно-поучительные: минеи, евангелия, псалтыри, жития святых, сочинения отцов церкви.

Самая ранняя дошедшая до нас датированная книга — «Остромирово Евангелие», хранящееся в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. Она была написана писцом дьяком Григорием для одного из приближенных киевского князя Изяслава — новгородского посадника Иосифа Остромира в 1056-1057 гг.

Другим крупным памятником древнего русского книгописания является «Изборник Святослава» (1073 г.). Оригиналом для него послужил близкий по составу сборник, переведенный с греческого языка для болгарского царя Симеона. Рукопись «Изборника» была обнаружена в 1817 г.; она хранится в Государственном историческом музее в Москве. В 1076 г. русский книжник Иоанн переписал для князя Святослава еще один «Изборник». В него вошли статьи религиозно-нравственного, исторического и иного характера. Это первый дошедший до нас образец древнерусской светской литературы, куда вошли: собрание «Слов», «Поучений», «Наказаний... разумных и полезных»; статьи «како подобает человеку бытии», «как правоверную веру имети» и т.п. «Изборник» 1076 г., как и «Остромирово Евангелие», хранится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге.

От XI в. сохранился еще одни памятник русской книжности — «Архангельское Евангелие», написанное в 1092 г. Памятник был обнаружен в Архангельской губернии у одного крестьянина — отсюда его название. Книга хранится в Российской государственной библиотеке в Москве.

Общее число сохранившихся русских книг XV в. превышает более чем вдвое число книг, дошедших до нас от четырех предыдущих столетий. В основном это книги новгородского происхождения (их 42). Большинство из них написано по заказу местных архиепископов. На втором месте после Новгорода по числу сохранившихся датированных книг XV в. находится Москва (29). В XV в. книгописание было распространено но всей территории тогдашнего Московского государства (в Пскове, Ростове Великом, Смоленске, Галиче, Владимире Волынском, Суздале, Угличе и др.).

По данным Н. Н. Розова, число наиболее распространенных богослужебных книг в сравнительном исчислении выглядит так: евангелий от XI-XIV вв. — 140, от XV в. — 110; апостолов — соответственно 47 и 20; миней — 187 и 68; псалтырей — 55 и 10; триодей — 61 и 26; октоихов — 26 и 213 Розов Н. Н. Статистика и география русской книги XV в.: (Предварит. данные)//Книга в России до середины XIX века. — М., 1978. — С. 46..

Среди памятников письменности XIV-XV вв. выделяется Лаврентьевская летопись, написанная монахом Лаврентием в 1377 г. в Нижнем Новгороде по заказу суздальского и нижегородского великого князя Дмитрия Константиновича. Рукопись представляет собой копию с более древнего, «ветхого» оригинала. Она хранится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. В Библиотеке Российской академии наук в Санкт-Петербурге хранится так называемая «Ипатьевская летопись», написанная в первой четверти XV в.

В конце XV в. был составлен полный внебогослужебный по своему назначению кодекс библейских книг — «Геннадиевская библия», названная так по имени новгородского архиепископа Геннадия, руководившего всей работой. Выдающуюся роль в истории русской культуры и книжного дела XVI в. сыграл митрополит Макарий. По его инициативе был составлен крупный памятник общерусской национальной культуры «Великие Минеи Четьи» («Месячные чтения») — 12 томов «собрание всех книг, чтомых на Руси».

К числу обобщающих сводов, составленных в царствование Ивана IV, относится Никоновский летописный свод, названный так по имени патриарха Никона, которому в XVII в. принадлежал один из списков этой летописи. На основании Никоновской летописи в 60-70 гг. XVI в. был создан так называемый «Лицевой», т.е. иллюстрированный летописный свод, содержащий более 16 тысяч миниатюр.

В 60-е гг. XVI в. была составлена так называемая «Степенная книга», повествующая о деятельности русских государей, начиная с первых киевских князей и кончая царствованием Ивана IV. Наряду с публицистической литературой в распоряжении русского читателя были произведения духовной нравоучительной литературы, такие как «Домострой». Она была написана (или отредактирована) Сильвестром и представляла собой книгу об «устройстве» дома, содержащую наставления, регламентирующие жизнь состоятельного горожанина, нормы общественного, религиозного и, главным образом, семейно-бытового поведения.

В это время также получают распространение лечебники, песенники и другие рукописные книги.

MaxBooks.Ru 2007-2015