История Китая

Кризис и арьергардные бои Национальной революции - страница 5

7 августа в Ханькоу состоялось чрезвычайное совещание ЦК КПК, на котором официально были отстранены от руководства «правые оппортунисты» Чэнь Дусю и его сторонники и разработан курс на вооруженное восстание. Общекитайская политическая обстановка была расценена как благоприятная для революционного наступления. Провозглашалась задача борьбы не только с феодализмом и империализмом, но и со всей китайской буржуазией, которая квалифицировалась как контрреволюционная. Сама же китайская революция рассматривалась как «непосредственно перерастающая в социалистическую в ближайшее время». И хотя организуемые восстания предлагалось еще проводить под лозунгами левого Гоминьдана, уже рекомендовался для пропаганды лозунг Советов. Совещание поставило непосредственную задачу организации восстаний под руководством КПК во всех провинциях, в которых, как казалось, созрели предпосылки для свержения старой власти и установления революционно-демо-кратической диктатуры пролетариата и крестьянства. Начать предполагалось прежде всего в тех провинциях, где в предшествующий период был высок уровень крестьянского и рабочего движения (Хунань, Цзянси, Хубэй, Хэнань и Гуандун), приурочив начало восстания ко времени уплаты налогов и аренды после осеннего урожая (отсюда — «восстания осеннего урожая»). На совещании было избрано Временное политбюро, а Цюй Цюбо стал генеральным секретарем.

8 сентябре 1927 г. Временное политбюро приняло решение перейти от пропаганды идеи Советов к лозунгу непосредственной борьбы за Советы и дополнить план восстаний в сельских районах планом вооруженных восстаний в основных промышленных центрах Китая. Дальнейшее развитие эти идеи получили на расширенном совещании Временного политбюро ЦК КПК в ноябре 1927 г. в Шанхае, которое определило китайскую революцию как «перманентную» и наметило ряд мероприятий, рассчитанных на ускорение темпа перерастания революции. Кроме решений по проблемам организации восстаний и создания Советов большое место в документах совещания занял аграрный вопрос. Было решено перейти к политике безвозмездной конфискации всех земель крупных землевладельцев, национализации всех частнособственнических земель и передачи земли крестьянам в пользование на уравнительных началах. При этом речь шла уже и о ликвидации кулачества как класса. В свете всех этих решений уже вполне логичным выглядел и курс «на разоблачение реакционной сущности суньятсенизма».

Эта левацкая политическая линия определила практическую деятельность КПК летом и осенью 1927 г. и во многом сказалась на работе КПК в последующий период.

Как уже отмечалось, первое восстание было поднято в Наньчане. Решение об этом выступлении было принято 26 июля на совещании в Ханькоу членов руководства КПК при участии В.К. Блюхера и некоторых других советских товарищей. Начать это выступление предполагалось после серии крестьянских вос-станий в сопредельных провинциях, однако изменение обстановки потребовало ускорить выступление, которое теперь стало рассматриваться как пролог «восстаний осеннего урожая». Восстание началось в ночь с 31 июля на 1 августа 1927 г. Основной силой были части НРА, которые находились под влиянием КПК и возглавлялись коммунистами. Для политического руководства восстанием коммунистами был образован Революционный комитет Гоминьдана в соответствии с представлениями о необходимости пока еще выступать под знаменем левого Гоминьдана, однако никто из видных гоминьдановцев, которых предполагали привлечь к этому комитету, не поддержал восставших и реального воплощения эта идея не получила. Фактически в состав комитета вошли коммунисты Чжоу Эньлай, Чжан Готао, Ли Лисань, Линь Боцюй, Тань Пиншань, У Юйчжан, Чжу Дэ, ЮньДайин, Го Можо. Главкомом был назначен Хэ Лун, ставший коммунистом в ходе восстания, а начальником штаба — Лю Бочэн. Основной силой восстания были части, руководимые Хэ Луном, Е Тином и Чжу Дэ. В восстании также принимали участие видные впоследствии военные деятели Е Цзяньин, Не Жунч-жэнь, Чэнь И, Линь Бяо.

Восставшие провозгласили верность революционным заветам Сунь Ятсена и стремление вернуться в Гуандун, возродить революционную базу и подготовить новый Северный поход. Вместе с тем они выдвинули лозунги аграрной революции и создания органов крестьянской власти, практически предусматривая конфискацию земель крупных землевладельцев. Предполагалось под этими лозунгами поднять крестьянские восстания по пути следования в Гуандун и прийти в Гуанчжоу на волне крестьянского движения, на волне аграрной революции. Однако события развивались не так, как задумали инициаторы восстания. И главный просчет оказался в оценке готовности крестьянства к аграрной революции, не говоря уже о просчете в оценке общей ситуации в стране.

5 августа повстанческая армия, насчитывавшая около 20 тыс. бойцов, покинула Наньчан и после успешных боев в южном Цзянси в начале сентября вышла в западную Фуцзянь. Однако ни в Цзянси, ни в Фуцзяни, ни несколько позже в Гуандуне повстанцы не сумели поднять крестьянство. «Расчет на поддержку крестьян не оправдался, — отмечает Л.П. Делюсин. — Они, как об этом писали впоследствии сами участники похода, разбегались, услышав о приближении повстанческих войск, и не для кого было расклеивать листовки, пропагандировать идеи аграрной революции. Убегали и крестьяне, и помещики, и в результате борьбу не с кем и некому было вести». Вместе с тем в Гуандуне повстанцы натолкнулись на ожесточенное сопротивление превосходящих сил противника и в районе г. Шаньтоу были разгромлены в тяжелых и кровопролитных боях.

MaxBooks.Ru 2007-2015