История Китая

Победа Синьхайской революции

Углубление и обострение кризиса Цинской империи в течение 1911г. привело к тому, что осенью того же года мощный социально-политический взрыв уничтожил империю. Началом этих событий стало восстание в г. Учане — центре провинции Хубэй. Несмотря на тяжелые поражения многих восстаний, китайские революционеры продолжали готовить антиманьчжурские вооруженные выступления в городах и провинциях Китая. Одним из центров подготовки антиманьчжурских выступлений был Ухань, где действовали две революционные организации — так называемое Литературное общество и Союз общего прогресса Эти тайные организации разделяли политическую платформу Объединенного союза и поддерживали с ним организационный контакт.

В Хубэе (впрочем, как и в других провинциях) революционеры работали прежде всего среди солдат и офицеров «новой армии», сумев привлечь на свою сторону почти треть (около 5 тыс. человек) всего состава частей «новой армии», расположенных в городе. Готовившееся здесь выступление должно было быть частью общекитайского восстания, планировавшегося Объединенным союзом. Однако выступление пришлось начать неожиданно — властям стало известно о готовившемся восстании, начались аресты и казни, революционерам грозил разгром.

Вечером 10 октября в ответ на репрессии властей восстали солдаты саперного батальона во главе с сержантом Сюн Бинку-нем. Восстание поддержали другие части учанского гарнизона, в руки восставших перешел арсенал. Ночью развернулись ожесточенные бои за правительственные учреждения, которые к утру были взяты восставшими. Маньчжурские власти бежали из города. Учанское восстание победило.

11 октября руководители революционных организаций собрались в помещении провинциального Совещательного комитета на совместное заседание с руководством этого комитета. Обращение революционеров за помощью к либерально-конституционным деятелям и организациям было вполне естественным: не обладая опытом легальной политической деятельности и не имея соответствующих политических структур, революционеры искали поддержки антиманьчжурски настроенных авторитетных деятелей и влиятельный политических организаций. Не случайно и то, что председатель хубэйского провинциального Совещательного комитета Тан Хуалун пошел на такое сотрудничество. Выходец из богатого и старого купеческого рода, Тан Хуалун получил хорошее классическое образование (имел ученую степень цзинь-ши), дополненное изучением юридических наук в Японии, успешно служил в бюрократическом аппарате. Будучи сторонником глубоких политических и экономических реформ, примкнул к либерально-конституционному движению, стал его лидером в Хубэе, активно участвовал в политической жизни Пекина. Разочарование в возможностях реформирования деспотического режима и патриотизм подтолкнули Тан Хуалуна и его сподвижников в провинциальном Совещательном комитете к революционерам. Учанские революционеры, в свою очередь, также как и другие последователи Сунь Ятсена, были убеждены в том, что антиманьчжурская революция должна объединить всех китайцев, вне зависимости от их политических взглядов. Так начиналось сотрудничество революционеров и реформаторов, имевшее решающее значение для судеб антиманьчжурской борьбы.

На этом совместном заседании было образовано хубэйское революционное правительство, военным руководителем которого был избран генерал Ли Юаньхун — человек, далекий от революционных идеалов. Учанские революционеры — солдаты и младшие офицеры — хотели, естественно, на посту военного руководителя революционного правительства видеть кого-то из китайских генералов, надеясь на их антиманьчжурские чувства. Главой гражданской администрации был избран Тан Хуалун.

Фактически сложившееся военное правительство (оно было образовано под названием Стратегический центр) приняло два важнейших решения. Прежде всего оно потребовало отречения Цинской династии и провозгласило Китайскую республику, т.е. сразу же постаралось выполнить первое программное требование китайских революционеров. А затем обратилось ко всем провинциям с призывом поднять восстание против маньчжурского деспотизма. В Обращении, в частности, говорилось: «Голодный народ, заброшенные поля, повсюду стоны и мольбы бедняков о помощи. Кто как не маньчжуры лишили народ всего и поставили его на край гибели? ...Мы обращаемся к вам, отцы и братья 18 провинций Китая. Не щадите сил для полной победы над врагом и возрождения нашей страны, чтобы мы могли смыть наш позор и на вечные времена учредить республику». Этот общий декларативный документ был дополнен обращением к «уважаемым сановникам», т.е. к китайским крупным бюрократам, губернаторам, наместникам, которые фактически и являлись социально-политической опорой цинского режима. Авторы этого документа апеллировали к патриотическим чувствам китайских сановников, рассчитывая получить их активную поддержку или хотя бы политически их нейтрализовать.

В знак освобождения от маньчжурского ига все участники революционных выступлений срезали свои косы, в течение всего маньчжурского господства служившие зловещим символом подчинения китайцев маньчжурам.

Понимая важность внешнеполитического фактора для развития революции, хубэйские революционные власти сразу же направили в Ханькоу консулам иностранных государств дипломатические ноты, в которых признали преемственность обязательств по всем договорам, заключенным цинскими властями. В ответ 18 октября державы заявили о своем нейтралитете. Вскоре им представился случай доказать реальность своего нейтралитета: цинское правительство попросило иностранные державы о крупном займе для борьбы с революцией и получило отказ.

На призыв хубэйских революционеров к свержению маньчжурского деспотизма откликнулся весь Китай. В течение ближайших двух месяцев власть маньчжуров была свергнута в 15 провинциях. К декабрю цинская власть фактически сохранялась только в трех северных провинциях — Чжили, Хэнань и Ганьсу. Даже три северо-восточные провинции — Фэнтянь, Цзилинь, Хэйлунцзян — заявили о своем нейтралитете. Начались волнения на национальных окраинах Китая — в Тибете, Синьцзяне, Внешней Монголии.

MaxBooks.Ru 2007-2015