История Китая

Реорганизация Гоминьдана и создание революционной базы в Гуандуне - страница 3

Отмечая теоретическую и политическую трезвость этих коминтерновских документов, нельзя вместе с тем не видеть и многих слабостей и ошибок, проистекавших из неразработанности теоретического анализа китайской социально-экономической действительности, из ошибочной оценки соотношения классовых сил, из догматизма политического мышления. Так, все эти документы исходили из того, что «центральным вопросом всей политики является именно крестьянский вопрос» и что, «только подводя аграрный базис под лозунги антиимпериалистического фронта, мы можем надеяться на действительный успех». Эти положения базировались не на анализе аграрного строя китайской деревни, не на реальной оценке уровня крестьянского движения и не на учете возможности принятия этого подхода даже самыми верными последователями Сунь Ятсена, а скорее на аналогиях с опытом русской революции. Не отличалась трезвостью и оценка уровня рабочего движения, что вело к утверждению о «само собой разумеющейся» руководящей роли партии рабочего класса в едином фронте. Не очень помешав созданию единого фронта, эти догматические положения осложнили проведение в жизнь политики единого фронта на последующих этапах революционного процесса.

Таким образом, Москва, оказывая значительную политическую и военную поддержку суньятсеновскому Гоминьдану, рассматривала его как массовую общенациональную организацию, а КПК — как политический авангард, который сумеет стать действенным руководителем этого единого фронта победоносной борьбы китайского народа против милитаризма и империализма и тем самым перехода революции на новый этап. Для руководителей Коминтерна — сторонников мировой социалистической революции — вопрос правомерности такого вмешательства во внутренние дела Китая, естественно, не вставал.

Проблемы единого фронта были в центре внимания очередного, III съезда КПК, состоявшегося с 10 по 23 июня 1923 г. в Гуанчжоу, куда к этому времени уже переехал из Шанхая ЦК и где коммунисты имели теперь возможности для легальной работы. 30 делегатов съезда представляли 420 членов партии. В отчетном докладе Чэнь Дусю была охарактеризована вся сложность развития партии, претендовавшей быть пролетарской, но делавшей только первые шаги по организации рабочего движения. Еще меньше партия успела сделать по организации крестьянского дви-жения. Во внутрипартийной жизни вызывали тревогу уже появившиеся групповщина и фракционность, слабая связь некоторых членов партии с парторганизациями, неуплата членских взносов (деятельность партии в основном финансировал Коминтерн).

Главный вопрос работы съезда — вопрос о вступлении в Гоминьдан. Большинство съезда (Чэнь Дусю, Ли Дачжао, Цюй Цюбо, Чжан Тайлэй и др.) поддержало директиву Коминтерна об индивидуальном вступлении коммунистов в Гоминьдан при сохранении организационной и политической самостоятельности партии. Меньшинство (Чжан Готао, Цай Хэсэнь и др.) критиковали эту идею с левацких, сектантских позиций. Резолюция об индивидуальном вступлении в Гоминьдан была принята незначительным большинством, что свидетельствовало о влиянии левацких настроений, существенно сказавшихся в дальнейшем на политике партии. В ЦК было избрано 9 человек: Чэнь Дусю, Ли Дачжао, Цай Хэсэнь, Ван Хэбо, Мао Цзэдун, Чжу Шаолянь, Тань Пиншань, Хуан Дэлун (Сян Ин), Ло Чжанлун. Генеральным секретарем ЦК КПК в третий раз был избран Чэнь Дусю.

Решения съезда послужили одной из предпосылок активного участия коммунистов в реорганизации Гоминьдана, в фактическом создании единого фронта. Как уже говорилось, Ли Дачжао был включен Сунь Ятсеном в комиссию по реорганизации Гоминьдана, а Чжан Тайлэй — в гоминьдановскую делегацию, направившуюся в Москву. Многие видные коммунисты проделали большую работу по реорганизации местных гоминьдановских организаций: Ли Дачжао — в Пекине, Цюй Цюбо, Чжан Тайлэй, Дэн Чжунся — в Шанхае, Тань Пиншань — в Гуанчжоу. Это способствовало политическому сближению коммунистов и гоминьдановцев, фактическому складыванию единого фронта, накоплению опыта этого непростого сотрудничества. Участие в работе по реорганизации Гоминьдана советника М.М. Бородина, помощь советских военных специалистов в создании партийной армии, сотрудничество Гоминьдана с Коминтерном также способство-вали сближению гоминьдановцев и коммунистов.

Важнейшим этапом реорганизации Гоминьдана и складыва-ния единого фронта стал I конгресс Гоминьдана, проходивший в Гуанчжоу с 20 по 30 января 1924 г. На конгрессе присутствовало 165 делегатов, представлявших более 11 тыс. членов партии. Программа нового, реорганизованного Гоминьдана сформулирована в основном документе конгресса — манифесте, в составлении которого принимали участие коммунисты, а также М.М. Бородин. Манифест давал обновленную трактовку «трех народных принципов», причем на первый план выдвигалась задача реализации принципа национализма в его новой формулировке, акцентирующей внимание на борьбе против мирового империализма и китайского милитаризма: «Беспорядки в нашей стране создаются великими державами, интересы которых в Китае сталкиваются и которые во имя своих целей истребляют наш народ руками милитаристов». Трактуя принцип народовластия, манифест рассматривает будущее конституционное устройство на основе конституции «пяти властей» — законодательной, судебной, исполнительной, экзаменационной и контрольной. Манифест провозглашает стремление «избежать недостатков, которые несет с собой парламентаризм», «устранить пороки, присущие системе выборов». Традиционно излагается принцип народного благоденствия, включавший прежде всего уравнение прав на землю и идею ограничения капитала.

MaxBooks.Ru 2007-2017