История Китая

Китай накануне Национальной революции - страница 2

Другим проявлением этого оживления стал затяжной кризис милитаристских режимов. В Пекине с 1920 г. у власти находилась чжилийская группировка, почти постоянно соперничающая с другими группировками. Проявлением этого соперничества была чжилийско-фэнтяньская война 1922 г., победа в которой позволила лидеру чжилийцев Цао Куню в следующем году занять пост президента республики. Однако соперничество этих сильнейших группировок продолжалось. Новая чжилийско-фэнтяньская война началась осенью 1924 г. В разгар этой войны, в октябре 1924 г., один из чжилийских генералов, Фэн Юйсян, выступил против руководителей чжилийской группировки У Пэйфу и Цао Куня. На этот раз это была не обычная милитаристская распря. За этим выступлением стояла определенная социально-политическая переориентация генерала Фэн Юйсяна под воздействием подъема национально-освободительной борьбы. Фэн Юйсян, имевший и прежде дружеские связи с гоминьдановцами, заявил о своей поддержке программы Сунь Ятсена и Гоминьдана, легализовал на подвластной территории деятельность Гоминьдана и КПК, попросил (и получил) военную помощь у Советского Союза. Свои войска он переименовал в «национальную армию» (гоминьцзюнь). Поскольку на подвластной мятежному генералу территории находился и Пекин, это, естественно, привело к острому политическому кризису. Новое правительство возглавил лидер аньфуистов Дуань Цижуй, включивший в правительство сторонников фэнтяньцев и Фэн Юйсяна. Присутствие в Пекине войск генерала Фэн Юйсяна, укрепление суньятсеновского правительства на юге страны, общий национальный подъем заставили Дуань Цижуя выступить с инициативой созыва общекитайской конференции по объединению страны и пригласить на эту конференцию Сунь Ятсена.

Сунь Ятсен, который еще недавно, в сентябре, был готов возглавить Северный поход своей армии, воспользовавшись милитаристскими распрями, без колебаний принял это приглашение. 13 ноября 1924 г. в сопровождении своей жены Сун Цинлин, лидеров Гоминьдана, а также советника М.М.Бородина он отправляется в Пекин. Его поездка на север превратилась в яркую патриотическую демонстрацию, стала важным фактором расширения влияния Гоминьдана и идей национальной революции. На несколько месяцев внимание страны было приковано к поездке Сунь Ятсена, к его выступлениям против милитаристских махинаций, за созыв подлинно Национального собрания, за отмену неравноправных договоров. Это была последняя политическая битва тяжело больного Сунь Ятсена. 12 марта 1925 г. он умер. Смерть «отца китайской революции», подлинного вождя национально-освободительной борьбы, авторитетного руководителя Гоминьдана была невосполнимой потерей для китайского народа.

Проявлением нараставшего национального подъема было и оживление рабочего движения вслед за Гуандуном в других провинциях Китая. Постепенно восстанавливались профсоюзные организации, активизировалась борьба рабочих за свои права. Особенно быстро развертывалась борьба железнодорожников Севера, текстильщиков приморских городов. Большое значение имели забастовки на японских текстильных фабриках Шанхая в феврале и Циндао в мае 1925 г. Начавшись как стихийный протест против усиления гнета и притеснений со стороны японских предпринимателей, эти выступления рабочего класса переросли в национальные, антиимпериалистические. В одном из обращений шанхайского стачкома говорилось: «Уважаемые соотечественники, скорее поднимайтесь на борьбу за суверенитет Китая». Эти стачки пользовались поддержкой широких слоев населения.

КПК стремилась использовать этот подъем для усиления своего влияния в рабочей среде. Здесь вели организационную и политическую работу коммунисты Цюй Цюбо, Цай Хэсэнь, Чжан Готао, Чжан Тайлэй, Дэн Чжунся, Ли Лисань, Лю Шаоци и др. Подъем рабочего движения и рост профсоюзов позволили коммунистам провести в мае 1925 г. в Гуанчжоу II съезд профсоюзов, на котором была образована Всекитайская федерация профсоюзов (ВФП), объединившая 540 тыс. членов профсоюзов.

В этой обстановке оживления рабочего движения, общего подъема национально-освободительной борьбы в январе 1925 г. в Шанхае состоялся IV съезд КПК. В его работе принимали участие 20 делегатов, представлявших около 1 тыс. членов партии. Работа и решения съезда отразили поиски путей превращения КПК в массовую политическую партию пролетариата, имеющего прочного крестьянского союзника. Поэтому съезд ставил задачи вовлечения в партию рабочих, укрепления партийного руководства профсоюзами. Вместе с тем на съезде первый опыт крестьянского движения в Гуандуне был истолкован как диктующий выдвижение аграрных требований, прежние лозунги были дополнены установкой на борьбу с крупными землевладельцами, деревенскими мироедами (тухао и лешэнъ). Действенность решений съезда, направленных на расширение участия и политического влияния партии в национально-освободительном движении, во многом, однако, ослаблялась доминировавшими на съезде левосектантскими тенденциями, выявившимися еще во второй половине 1924 г. В условиях обострения политической борьбы в гуандунской революционной базе часть руководства КПК (прежде всего Чэнь Дусю, Цай Хэсэнь и Мао Цзэдун), критикуя правительство Сунь Ятсена с левацких позиций, вели линию на фактический уход из Гоминьдана. В решениях съезда эта тенденция проявилась прежде всего в постановке вопроса о гегемонии пролетариата в национальной революции. Причем этот вопрос ставился не в теоретическом плане, а как практическая задача, как лозунг действия. Съезд избрал новый ЦК в составе 9 человек. Генеральным секретарем вновь был избран Чэнь Дусю.

Провал объединительной конференции в Пекине, продолжавшиеся милитаристские войны демонстрировали органическую неспособность милитаристов решить проблему национального объединения мирными средствами. Укрепление революционной базы в Гуандуне, развитие единого фронта, рост рабочего и крестьянского движения создавали предпосылки складывания новой мощной силы, способной революционными методами объединить Китай. В стране назревала революционная ситуация.

MaxBooks.Ru 2007-2015