История Китая

Превращение очередного «инцидента» в национально-освободительную войну китайского народа против японских захватчиков - страница 2

Важно подчеркнуть, что эта политическая и военная помощь китайскому народу пришла в то критическое время, когда западные державы не оказали поддержки борющемуся Китаю. Однако сам факт возрастающего советского военного и политического влияния на развертывание событий на Дальнем Востоке не мог не подтолкнуть западные державы изменить свою позицию — осознать необходимость поддержать борьбу Китая, успешный исход которой соответствовал правильно понятым интересам самих этих держав. Все это способствовало не только прорыву международно-политической блокады сопротивлявшегося японской агрессии Китая, но и тому, что Китай оказался участником международной антифашистской коалиции, внеся свой вклад в общую победу.

Советско-китайское сближение решающим образом способствовало и ускорению переговоров между Гоминьданом и КПК, имевших своей целью создание единого фронта борьбы против японской агрессии. Уже в воззвании ЦК КПК от 8 июля 1937 г. было требование ускорить создание единого фронта, а 15 июля в ходе переговоров делегаций КПК (Чжоу Эньлай, Цинь Бансянь, Линь Боцюй) и Гоминьдана (Чан Кайши, Шао Лицзы, Чжан Чжичжун) руководству Гоминьдана было вручено обращение ЦК КПК, содержавшее важные уступки со стороны КПК, направленные на достижение национального примирения и в основном исходившие из тех условий, которые Гоминьдан предлагал еще до начала войны. В этом документе руководство КПК признавало три народных принципа Сунь Ятсена в качестве идей-но-теоретической основы политического сотрудничества, отказывалось от борьбы за свержение гоминьдановского режима и за советизацию Китая, а также от насильственной конфискации помещичьей земли, заявляло о преобразовании советского правительства в местную демократическую администрацию, отказывалось от наименования «Красная армия» для вооруженных сил КПК и соглашалось на их преобразование в соединения нацио-нально-революционной армии (НРА). 17 июля Чан Кайши выступил с заявлением о необходимости общенациональной борьбы сопротивления. Наконец, 22 августа, сразу же по завершении советско-китайских переговоров, гоминьдановское правительство издает приказ о преобразовании вооруженных сил КПК в 8-ую армию НРА. Командиром был назначен Чжу Дэ, его заместителем — Пэн Дэхуай. Численность армии первоначально была определена в 45 тыс. бойцов и армия состояла из трех дивизий: 115-я (командир Линь Бяо), 120-я (командир Хэ Лун), 129-я (командир Лю Бочэн). В октябре правительство дало согласие на создание под руководством коммунистов еще одной, Новой 4-й армии, организованной на основе партизанских отрядов Центрального и Южного Китая (командир Е Тин, заместитель Сян Ин). Все это стало первыми практическими шагами военно-политического сотрудничества Гоминьдана и КПК.

22 сентября гоминьдановское правительство публикует обращение ЦК КПК от 15 июля, а на следующий день — заявление Чан Кайши об установлении сотрудничества двух партий. Так реализуется идея национального примирения с целью создания единого национального фронта борьбы против японской агрессии.

Это военно-политическое соглашение было итогом долгого, сложного и мучительного поиска компромисса между идейно-политически непримиримыми позициями двух основных социально-политических сил Китая. Вынужденный компромисс был найден только под угрозой полного уничтожения КПК, с одной стороны, и под угрозой разгрома гоминьдановской государственности — с другой. Обе партии рассматривали новую политику как вынужденную тактику, что, естественно, делало этот компромисс весьма неустойчивым. Не случайно, что, несмотря на выработку политического соглашения, Гоминьдану и КПК не удалось договориться ни о выработке общей официальной программы, ни о создании организационных форм единого фронта. Отметим также, что если КПК официально прокламировала концепцию единого национального фронта как важнейший компонент своей политической линии, то Гоминьдан не хотел видеть в КПК равноправного политического партнера, а отказ коммунистов от лозунгов советизации страны и признание ими принципов суньятсенизма расценил как полный провал принципов марксизма-ленинизма на китайской почве (не употреблял в этой связи в своих документах самого понятия «единый фронт», а говорил обычно о «присоединении» КПК). Несмотря на эти очевидные слабости, политическое соглашение КПК и Гоминьдана стало реальной основой национального сплочения, сыгравшего столь важную роль в войне сопротивления.

Таким образом, уже в первые дни войны выявился провал авантюристических планов японских агрессоров полностью военно-политически изолировать Китай на международной арене и расколоть национально-патриотические силы. Этот кардинальный просчет во многом предопределил дальнейший ход войны Японии в Китае, превратив ее из войны ограниченной и краткосрочной в войну затяжную, общенациональную, ставшую частью начавшейся в 1939 г. Второй мировой войны.

Войну 1937—1945 гг. с военно-политической точки зрения с учетом общемировой ситуации можно разделить на четыре основных периода: июль 1937 г. — октябрь 1938 г., ноябрь 1938 г. — декабрь 1941 г., декабрь 1941 г. — август 1945 г. и, наконец, август — сентябрь 1945 г.

MaxBooks.Ru 2007-2018