История Китая

Политическая борьба на завершающем этапе «культурной революции» (1969-1976)

Одним из результатов деятельности маоистов на «активном» этапе «культурной революции» стало радикальное изменение внешнеполитической стратегии. После идейно-политического разрыва с КПСС и СССР маоисты стремились представить свою внешнюю политику как вынужденную борьбу на два фронта: против мирового империализма (прежде всего США) и мирового ревизионизма и социал-империализма (КПСС и СССР). Этот тезис был одним из главных в пропаганде КПК во время «культурной революции». Однако под пропагандистским прикрытием Мао Цзэдун готовил почву для пересмотра отношений с США, полагая теперь, что время для нормализации отношений с США пришло. По мнению китайских стратегов, антисоветизм руководства КПК и тем более кровавые события на Даманском ясно сигнализировали американскому руководству, что Пекин готов к далеко идущему сближению. Действительно, мартовские события на Даманском заставили американское руководство пересмотреть свое отношение к КНР. В 1970 г. под покровом секретности начинаются первые контакты между представителями двух держав. В конце 1970 г. президент США направляет секретное послание китайскому руководству. В следующем году госсекретарь Г. Киссинджер приезжает в Пекин, подготавливая визит в КНР американ-ского президента Р. Никсона. Этот визит в КНР в 1972 г. стал подлинной сенсацией — поворот в американо-китайских отношениях был крутым и достаточно неожиданным. Никсон и Чжоу Эньлай, один из главных китайских инициаторов этого поворота, подписали в Шанхае коммюнике, означавшее фактическое взаимное признание и открывавшее дорогу для активного развития межгосударственных отношений, для подготовки условий полной норма-лизации отношений (дипломатическое признание и т.п.).

Однако этот поворот во внешней политике КНР не всеми в высшем руководстве был встречен с одобрением, став одним из факторов обострения фракционной борьбы.

В результате первого, «активного», этапа «культурной революции» в руководстве КНР сложилась новая расстановка сил. Мао Цзэдун оставался непререкаемым, в полном смысле единовластным правителем страны, стремившимся играть роль высшего арбитра в борьбе ряда сложившихся к этому времени фракций. Наиболее влиятельной силой среди них были военные, имевшие возможность контролировать ситуацию как в центре, так и на местах. С ними пыталась соперничать фракция деятелей, сделавших политическую карьеру в период 1966—1969 гг., во главе с Цзян Цин. Кроме нее во фракцию «культурной революции», в ее руководящую часть входили Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюань, вместе с Цзян Цин поднявшиеся в эти годы до положения членов политбюро ЦК КПК. За ними шли миллионы выдвиженцев «культурной революции», сумевшие занять руководящие посты как в гражданских, так и военных структурах разного уровня. Наконец, третьей, в тот период ослабленной, но потенциально весьма сильной, была фракция «старых кадров». Эти люди, дискриминируемые в предшествующие годы, но обладавшие обширными связями в партийно-государственном аппарате, не понаслышке знакомые с проблемами административного и хозяйственного управления, ориентировались на Чжоу Эньлая. Последнему удалось избежать репрессий и сохранить свой пост премьера Госсовета КНР благодаря тому, что он дистанцировался от наиболее одиозных фигур в «прагматической» оппозиции. Но тем не менее он по мере сил старался сдерживать эксцессы «культурной революции».

Несмотря на созыв IX съезда, партийные структуры ни на одном уровне, за исключением политбюро и ЦК КПК, воссозданы не были. Очевидно, и у самого Мао Цзэдуна не было четкого плана осуществления этой задачи. Подходы к ее решению постоянно менялись, причем каждая из группировок стремилась обеспечить себе преобладание в создаваемой заново КПК. Впрочем, Мао Цзэдун не собирался отказываться от такого привычного для него инструмента реализации его политической воли, как партия. Процесс восстановления партийных комитетов всех уровней потребовал несколько лет и в основном завершился в начале 70-х гг., причем в них, в особенности на уровне провинциального руководства, лидирующее положение удалось занять военным. Серьезные позиции в восстанавливаемых партийных организациях отстояли представители «кадров», что сопровождалось активным вытеснением из них ставленников «группировки культурной революции». К началу 1971 г. в партийных комитетах провинциального уровня посты секретарей на 60% занимали военные, около 34% имели представители «кадров» и только 6% приходилось на выдвиженцев «культурной революции».

Складывающаяся ситуация не только делала вероятной перспективу обострения соперничества между основными фракциями в руководстве КНР, но и таила в себе опасность для позиций самого Мао Цзэдуна, мимо внимания которого не могло пройти столь очевидное усиление влияния военных. Эта ситуация усугубилась явными амбициями Линь Бяо, стремившегося занять оставшийся вакантным после падения Лю Шаоци пост Председателя КНР. Сам министр обороны неоднократно предлагал Мао Цзэдуну занять этот пост, подчеркивая его значение в качестве ключевого звена в системе государственного управления, однако Председатель ЦК КПК не выражал желания занять его, предлагая вообще ликвидировать этот пост.

II пленум 9-го созыва (август—сентябрь 1970 г.) выявил обострение этих фракционных противоречий. Линь Бяо пытался использовать пленум для получения поста председателя КНР, рассчитывая на открытую поддержку верхов НОАК. Член политбюро ЦК КПК Е Цюнь (жена Линь Бяо) накануне и в ходе работы пленума активно пыталась склонить ряд руководящих деятелей к поддержке претензий Линь Бяо. Все это не укрылось от внимания Мао Цзэдуна и было, вероятно, расценено им как попытка военного министра подорвать его неограниченную власть. На этом пленуме выявились и разногласия по вопросам внешней политики. На пленуме было впервые объявлено о крутом повороте в отношениях с США. По некоторым сообщениям, Линь Бяо не поддержал инициированные Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем перемены во внешней политике. Взаимоотношения Мао Цзэдуна и его официального преемника явно обострялись.

Сложившейся ситуацией воспользовались непримиримые враги — «прагматики» и фракция «культурной революции», на время объединившие свои усилия для ослабления влияния военных. После II пленума сторонники как Чжоу Эньлая, так и Цзян Цин делали все возможное, чтобы убедить Мао Цзэдуна в неизбежности военного переворота, руководителем которого должен стать Линь Бяо.

MaxBooks.Ru 2007-2018