История Китая

Политическая борьба на завершающем этапе «культурной революции» - страница 3

Выступивший на сессии глава правительства Чжоу Эньлай, пытаясь переключить политическую энергию фракционных политиков на созидательную работу, выдвинул честолюбивую программу «четырех модернизаций» (промышленности, сельского хозяйства, науки, армии). По сути дела, это был поиск идеи, которая могла бы объединить нацию, направить энергию великой страны на решение реальных и актуальных задач модернизации Китая. Практически не повлияв на деятельность руководства Китая в то время, эта программа была направлена на поиски выхода из тупиков «культурной революции».

Важным результатом сессии было принятие новой Конституции КНР, с одной стороны, закрепившей то, чего удалось добиться Мао Цзэдуну в результате «культурной революции» в области организации хозяйственной и политической жизни, с другой — включившей в себя положения, предлагавшиеся «прагматиками». Так, в ней было закреплено существование народных коммун и ревкомов, заменивших собой народные комитеты; наряду с этим в Конституцию были включены положения о праве на приусадебные участки, основной хозрасчетной организацией в коммуне признана производственная бригада, восстанавливался принцип оплаты по труду.

Именно эти положения, включенные в основной закон КНР, стали объектом критики разворачивавшейся кампании по «изучению теории диктатуры пролетариата». На местах сторонники «левых» предпринимали практические действия против приусадебных участков, подсобных промыслов, местных рынков.

Смерть в январе 1976 г. Чжоу Эньлая резко обострила политическую ситуацию. Крупнейший лидер «прагматиков» был в какой-то мере гарантом неповторения эксцессов «культурной революции». На роль его преемника мог претендовать только Дэн Сяопин, однако в глазах высшего арбитра в политической борьбе — Мао Цзэдуна — он выглядел явно недостаточно лояльным. Этим стремились воспользоваться «левые». Мао Цзэдун в очередной раз сделал выбор в их пользу, назначив на пост премьера Госсовета не Дэн Сяопина, исполнявшего после смерти Чжоу Эньлая эти функции, а Хуа Гофэна. В каком-то смысле выбор, сделанный Мао Цзэдуном, был точным: Хуа Гофэн был не только выдвиженцем «культурной революции», обязанным своей карьерой Мао Цзэдуну, но и активным сторонником его идей. Не принадлежал он и к группировке Цзян Цин, чрезмерного усиления которой явно опасался Председатель ЦК КПК.

Не прошло и несколько месяцев после смерти Чжоу Эньлая, и в «левой» печати его стали критиковать как «крупнейшего каппутиста». Разумеется, при этом главной мишенью был Дэн Сяопин, в судьбе которого вскоре произошел новый драматический поворот. 4 апреля 1976 г. в традиционный день «поминовения усопших» на центральной площади Пекина состоялись массовые демонстрации — более 2 млн человек не только выражали свое почтение Чжоу Эньлаю, но и распространяли листовки и выкрикивали лозунги, осуждавшие Цзян Цин и «левых».

Власти не замедлили обрушиться на участников демонстраций с репрессиями, обвинив их в выступлении «против Председателя Мао и руководимого им ЦК». Во время подавления демонстрантов десятки были убиты и десятки тысяч репрессированы. 7 апреля Дэн Сяопин был обвинен в организации беспорядков и смещен со всех занимаемых постов.

Политическая ситуация в стране вновь резко изменилась. «Прагматики» в очередной раз получили тяжелый удар, потеряв своих лидеров, давно и тяжело больной Мао Цзэдун угасал, «левые» готовились к захвату власти после его смерти. Единственной силой, которая могла противостоять им, была армия, и ей, как и прежде, предстояло сказать свое слово.

MaxBooks.Ru 2007-2018