История Китая

Развитие Тайваня после 1976 г.

«Экономическое чудо» создавало, вне зависимости от субъективных замыслов его организаторов, социально-экономические и социально-психологические предпосылки не только качественно нового витка экономического роста и развития, но и назревших глубоких политических перемен.

По мере своего индустриального развития Тайвань все больше втягивался в международное разделение труда, все больше делался интегральной частью мирового рынка. Во многом именно эта «открытость» стимулировала экономическое развитие Тайваня. Однако в то же время эта включенность в мирохозяйственные связи ставила тайваньскую экономику в зависимость от всех перепадов мировой экономики. Так, разразившийся в 1973 г. нефтяной кризис больно ударил по экономике Тайваня, полностью зависимой от импорта нефти, привел к сокращению спроса на тайваньские товары на мировом рынке и сокращению тайваньского экспорта. Но тайваньская экономика сумела преодолеть этот кризис. Решающую роль в этом сыграло сотрудничество государства с частным предпринимательством. В 1974 г. правительство выдвигает программу строительства десятка крупных объектов энергетики, транспорта, тяжелой промышленности (атомная электростанция, железные и шоссейные дороги, металлургия и т.п.). Эта программа не осталась на бумаге, она была выполнена к концу 70-х гг., что помогло тайваньской экономике минимизировать кризисные потери и сохранить высокие темпы накопления капитала, промышленного производства и экспорта. Успех этой программы позволил правительству продолжать программирование расширения строительства объектов, необходимых для более гармоничного развития экономики острова.

Реализация этих программ и их воздействие на рост производства всех секторов народного хозяйства свидетельствовали о складывании на Тайване эффективной системы «смешанной экономики», в которой государственное и частное предпринимательство не только конкурировали, но и сотрудничали в развитии тайваньской экономики.

В течение второй половины 70-х, в 80-х и 90-х гг. уже на новом качественном уровне продолжается рост и развитие тай-ваньской экономики. Темпы этого роста значительны (почти 10% ежегодного прироста за рассматриваемый период) и, что очень важно, стабильны. Несмотря на все сложности развития мирового рынка в это время, Тайвань продолжает расширять свой экспорт, на который к началу 90-х гг. приходилось более половины ВНП (в 1952 г. — только 10%). Растет и импорт, в том числе и потребительских товаров в связи с огромным ростом покупательной способности тайваньского населения. Все благоприятнее становится на Тайване инвестиционный климат, который постоянно привлекает зарубежных инвесторов. В 1990 г. размер прямых иностранных капиталовложений уже приближался к 10 млрд дол. (однако отметим, что 3/4 этих средств приходилось на зарубежных китайцев — хуаяцяо). Стабильный экономический рост, постоянное превышение экспорта над импортом привели к созданию на Тайване огромных валютных резервов: в 90-х гг. они колебались около цифры 100 млрд дол. (деля первое место в мире с Японией). Тайвань начинает активный экспорт капитала.

Интегральным показателем экономического развития Тайваня является увеличение душевого размера ВНП более чем до 10 тыс. дол. в 1992 г., что уже фиксирует выход Тайваня на уровень развитых индустриальных стран. При этом важно, что социальная направленность экономической политики в суньят-сеновском духе позволила избежать усиления социальной дифференциации («богатые делаются богаче — бедные делаются беднее»). Более того, если в 1953 г. соотношение между среднедушевым доходом верхних 20% населения («богатые») и нижних 20% («бедные») было 15:1, то теперь оно сократилось до 4:1 (одно из наиболее благополучных соотношений в мире).

Рост благосостояния, повышение уровня образованности населения, расширение слоя высококвалифицированных рабочих и служащих, развитие частного предпринимательства создали условия для складывания так называемых новых средних слоев, или «среднего класса», для возникновения элементов гражданского общества. Союзнические и дружеские отношения с западными демократиями (и с восточными тоже — Япония), логика собственного социально-экономического развития подталкивали Гоминьдан к политическим реформам, к либерализации политической жизни вслед за преобразованиями в либеральном духе жизни экономической.

Необходимость этих преобразований становилась все очевиднее в 70-е гг., и Гоминьдан вынужден был начать движение в этом направлении. Постановка и решение этих новых проблем были, однако, связаны уже не с харизматическим лидером Гоминьдана, президентом Китайской Республики Чан Кайши, а с именем его сына и политического наследника Цзян Цзинго (1910—1988). Судьба этого человека неординарна. В 1925 г. Чан Кайши направляет своего сына на учебу в Москву в Универ-ситет трудящихся Китая им. Сунь Ятсена — политическую школу китайских революционеров. В 1927 г. после разрыва единого фронта Цзян Цзинго выступил (или был вынужден выступить) с политическим осуждением своего отца и остался в СССР. Здесь он получил два высших образования, работал на заводе, в колхозе, в газете, вступил в ВКП (б), женился на русской девушке. В 1937 г. в условиях постепенного сближения СССР с Китаем сумел вместе с семьей вернуться в Китай. Здесь он стал доверенным человеком Чан Кайши, активно включился в партийно-политическую жизнь гоминьдановского Китая. После эвакуации на Тайвань Цзян Цзинго делает быструю политическую карьеру. В 1949 г. он назначается руководителем тайваньской организации Гоминьдана, вскоре начинает контролировать службу безопасности и одновременно возглавляет Главное политическое управление армии. В 1953 г. становится заместителем министра обороны. В 1972 г. становится Председателем исполнительного юаня, практически взяв в свои руки всю полноту власти при старом и больном отце, скончавшемся в 1975 г. В 1978 г. избирается Национальным собранием Президентом Китайской Республики. Умный, образованный, активный, он на всех постах проявил себя хорошим организатором и талантливым политиком, преданно и честно относившимся ко всем своим обязанностям.

MaxBooks.Ru 2007-2018