История Китая с древнейших времен до наших дней

Социальный строй империи Хань

Рост крупной частной земельной собственности, подъем ремесленного производства, развитие торговли и денежных отношений ускорили разложение общины и развитие рабовладельческих отношений. В древнем Китае имелись две основные формы рабства — государственное и частное.

Основным источником государственного рабства являлось порабощение осужденных. Власти очень, часто прибегали к наказанию для увеличения даровой рабочей силы. Порабощаемым татуировали лица зеленой чертой вокруг глаз в знак того, что они являются государственными рабами. Число государственных рабов достигало порой многих сотен тысяч. Это объяснялось функционированием легистского принципа взаимной ответственности, согласно которому в случае совершения преступления все члены семьи преступника превращались в государственных рабов.

Кроме семьи существовали и другие, искусственно созданные поручительские объединения, которые несли ответственность за преступника. Они создавались из нескольких семей или людей, связанных общей профессией либо каким-то одним делом. Так, например, при императоре Ван Мане (9-23 гг. н.э.) поручительские объединения состояли из пяти человек. В одном из эдиктов Ван Мана, направленном против частной выплавки монет, говорилось: «Тех из пяти человек, которые, зная о преступлении, не сообщили об этом местным властям, — всех лишить свободы, превратив в государственных рабов».

Однако наибольшее распространение получило частное рабовладение, главным источником которого являлось долговое рабство. Обедневшие общинники, цеплявшиеся за свои клочки земли, вынуждены были отдавать своих сыновей в рабство, лишь бы как-то сохранить за собой пахотный надел, владение которым делало их полноправными членами общины. По мере роста имущественной дифференциации в деревне этот процесс приобретал все больший размах. «В богатых семьях,— говорится в одном из ханьских источников, — когда сын становился взрослым, его выделяли и наделяли землей. В бедных же семьях, когда сын становился взрослым, его выделяли и отдавали в залог».

По сообщению известного текстолога Жу Чуня, жившего в период Поздней Хань, заложник находился на положении раба: «Продавали сыновей людям рабами, называя их чжуйцзы (заложенные сыновья)». Срок выкупа заложников в различных районах страны был неодинаковым. Из сообщения того же Жу Чуня известно, что при Ранней Хань в районе к югу от Хуайхэ существовал обычай, по которому заложника можно было выкупать в любое время на протяжении первых трех лет: «Если же чжуйцзы в течение трех лет не будет выкуплен, то он превращается в раба».

В империях Цинь и Хань в Китае процветала работорговля, во многих городах устраивались специальные рынки рабов, где их выставляли подобно скоту в специальных деревянных загонах. Рабы стоили дорого, и ими владели наиболее состоятельные слои общества. Судя по данным подворных списков из Цзюйяня, молодой раб стоил столько же, сколько стоили три лошади или пять рабочих волов. Количество частных рабов служило мерилом богатства. Крупные рабовладельцы имели сотни и тысячи рабов. Особенно почетным считалось получение рабов в дар от императора, но этой чести удостаивались лишь наиболее приближенные сановники. Известно, что фаворит императора Уди получил от него в дар тысячу рабов.

Сфера применения рабского труда была довольно обширной. Государство использовало рабов на рудных и соляных промыслах, в ремесленных мастерских и на различных тяжелых работах. Значительное количество рабов содержалось во дворцах в качестве слуг. Однако более всего рабский труд использовался в частных хозяйствах. В таких развивающихся отраслях, как ремесло и торговля, рабы являлись основной рабочей силой. Владельцы частных мастерских, особенно железоплавилен, имели сотни и тысячи рабов. Так, например, у циньского богача Чжо Ши свыше тысячи, рабов было занято выплавкой железа. Один крупный сановник при императоре Уди имел 700 рабов, которые трудились в его ремесленных мастерских.

Рабский труд использовался и в сельском хозяйстве. Сыма Цянь упоминает о ханьском землевладельце Чжу Цзя, который закупил большую партию рабов «для того, чтобы они обрабатывали пахотные земли». У крупных землевладельцев сотни рабов трудились на полях. Поскольку рабовладельческий уклад, связанный с развитием товарно-денежных отношений, оказывал влияние на все отрасли производства и происходил процесс массового порабощения общинников, китайское общество в этот период следует рассматривать как общество рабовладельческое. Но основными производителями материальных благ и налогоплательщиками оставались свободные общинники, владевшие небольшими земельными наделами.

Для уяснения социальной структуры общества того времени и статуса общинника необходимо представить, насколько он был свободен в распоряжении своим пахотным наделом, т. е. существовали ли какие-либо ограничения мелкой частной земельной собственности в эпоху Хань. Важным свидетельством в этом отношении являются немногочисленные ханьские частные купчие на землю, которые найдены на территории современных провинций Шаньси, Хэнань, Сычуань, а также автономного района Внутренней Монголии (в бассейне Эдзиней-гол,в районе Цзюйяня). Все эти документы датировались II в. до н.э. — II в. н.э.

Текст купчей на землю записывался обычно на продолговатую свинцовую, черепичную, каменную, бамбуковую или яшмовую пластинки. Все купчие составлены по следующей форме: 1) время составления сделки; 2) фамилии покупателя и продавца с обязательным указанием места жительства; 3) размер поля; 4) цена; 5) запись о выплате денег; 6) точные границы поля с указанием фамилий владельцев соседних участков; 7) традиционное заклинание о передаче продавцом своих прав на поле новому хозяину; 8) фамилии свидетелей; 9) сообщение об угощении. Контрагентами купчей являлись обычно два частных лица.

Продавец, как правило, проживал в том селении, где находилось его поле. Право покупателя на землю оговаривалось специальной фразой, встречающейся с небольшими изменениями во всех ханьских купчих на землю. «Все, что растет на этом поле, и все, что над ним до неба «и.под ним до подземного царства,— все отныне принадлежит (далее следует фамилия покупателя)». Покупатель получал это право от бывшего хозяина земли, заручавшегося предварительно согласием свидетелей на продажу участка. Продавцы должны были откупить у членов общины право отмены сделки. В связи с этим появился обычай угощения свидетелей. Ограничение собственнических прав земледельца со стороны целой группы односельчан обусловлено существованием свободной общины. По мере разложения общины менялся и характер частной земельной собственности.

Все население Китая в период империй Цинь и Хань обязано было вносить в казну налоги и отбывать трудовую и воинскую повинности. Размер поземельного налога в различные периоды был неодинаковым. Так, в последние годы существования империи Цинь он достигал трети дохода земледельца. В начале правления династии Хань в связи с тяжелым положением в сельском хозяйстве поземельный налог снизился. Наряду с поземельным налогом общинники обязаны были выплачивать также подушный и подворный налоги.

Подушный налог взимался со всего населения в возрасте от 15 до 56 лет, а также с детей от 7 до 14 лет. Самой обременительной формой государственной эксплуатации непосредственных производителей, от которой земледельцы страдали больше всего, являлись повинности. Существовало два вида повинностей — воинская и трудовая, которые обязано было выполнять все взрослое мужское население страны (до 155 г. до н.э. — в возрасте от 23 до 56 лет, а позднее — от 20 до 56 лет). Воинская повинность подразделялась на три категории: 1) месячная служба в уезде или округе, в течение этого срока новобранцы проходили азы военного обучения; 2) годичная военная служба в регулярных войсках, куда призывали тех, кто прошел месячное обучение в своем уезде или округе; 3) годичная служба по охране границ империи.

На практике, как правило, эти сроки удлинялись, особенно в период войны. Трудовые повинности были более многочисленными и разнообразными, из них наиболее тяжелой являлась строительная повинность. Мобилизованных общинников направляли на строительство многочисленных дворцов, грандиозных императорских гробниц, Великой стены (она реконструировалась и при Ханях), магистральных дорог, пересекавших всю территорию страны. Население выполняло и гужевую повинность, куда входила переноска всевозможных грузов в мирное время и во время войны вслед за наступающими армиями.

Формально из всех категорий населения только чиновничество и обладатели рангов знатности освобождались от повинностей. Однако в действительности количество освобожденных было большим. Существовавшая в период империй Цинь и Хань практика откупа от повинностей позволяла богатым землевладельцам, торговцам и ремесленникам избавляться от них.

Откуп от повинностей стоил очень дорого. Так, например, откуп от месячной воинской повинности стоил в период Ранней Хань 2 тыс. монет. Естественно, что правом откупа могла пользоваться лишь наиболее зажиточная часть общества. Вся тяжесть налогового гнета ложилась на простых земледельцев-общинников, большинство которых разорялось и попадало в рабскую зависимость к крупным землевладельцам.

В древнем обществе происходил непрерывный рост крупной частной земельной собственности. Описывая положение в циньском земледелии, Дун Чжун-шу в своем докладе императору У-ди отмечал: «В период Цинь поля богачей объединяли межу за межой и у бедняков не осталось даже места, где бы можно было шило воткнуть». К концу I в. до н. э. рост крупной земельной собственности происходил в особенно грандиозных размерах по всей стране. «Жестокость сильных и богатых людей, — отмечается в ханьском источнике, — еще больше, чем при проклятой Цинь. Сейчас богатые захватывают земли. Эти захваты иной раз достигают нескольких сотен и тысяч цинов».

В III в. до н.э. — I в. н.э. в земледелии получила преимущественное распространение эксплуатация наемного труда, издольщиков и рабов. Для III в. до н.э. — I в. н.э. характерно использование труда свободных наемников и арендаторов. Нанимаясь на определенный срок к землевладельцу наемник или арендатор не теряли своей личной свободы. В случае нарушения контракта работник мог уйти от хозяина. Юридический статус наемного работника особенно хорошо прослеживается на примере отрывка из легистского трактата III в. до н.э. «Ханьфэйцзы»: «Что же касается тех, кто продает труд, превращаясь в наемника, и начинает обрабатывать поле, то, если хозяин тратит средства семьи на то, чтобы хорошо кормить наемных работников, дает материю и деньги легко, это не означает, что он любит наемного работника; говорят, что если он поступает так, то это значит, что вспашка производится глубокая, а прополка — тщательная. Если наемные работники отдают все свои силы и быстро полют и пашут, если они вкладывают в работу все свое мастерство и гряды у них прямые, то это не значит, что они любят хозяина; говорят, что если они так поступают, то это означает, что похлебка дается хорошая и за работу легко получить деньги и материю». В период правления династии Хань в стране возросло количество наемников, появился даже специальный термин лююн — «странствующий наемный работник», что свидетельствовало о довольно широком применении наемного труда.

Второй и наиболее распространенной формой извлечения прибавочного продукта являлась сдача земли в аренду. Обычно норма арендной платы составляла 50% урожая, иногда она увеличивалась до более внушительных размеров. Земледелец, арендовавший землю у крупного землевладельца, продолжал одновременно платить налоги государству и был обязан выполнять все повинности, т. е. фактически являлся свободным.

Феодальный уклад возник в Китае в первых веках нашей эры в связи с экономическим и политическим усилением крупных частных земельных собственников и зарождением частнозависимого мелкого крестьянского хозяйства. Все большее число общинников, свободных арендаторов и наемных работников попадало в зависимость от крупных землевладельцев. Появились новые социальные категории непосредственных производителей, именуемые бинькэ и буцюй. В «Хоу-ханьшу» сообщается, что крупный землевладелец, чиновник Ма Юань в начале I в. н.э. имел несколько сотен семей бинькэ, работавших на его полях.

В условиях массового разорения мелких и средних земельных собственников патронимический тип китайской общины способствовал развитию именно феодальных производственных отношений. Крупный землевладелец — глава патронимии постепенно подчинял себе наиболее бедных сородичей. Общинники, попавшие в зависимость к богатому землевладельцу, переставали платить налоги государству, не отбывали воинской повинности. Крупный землевладелец был заинтересован в том, чтобы его зависимые общинники не значились в государственных подворных списках. Число дворов общинников в этих списках неуклонно сокращалось.

В Ханьской империи значительную силу приобрела бюрократическая прослойка. Существенные изменения произошли в статусе чиновничества. Представители различных социальных слоев, преимущественно из наиболее зажиточной части общества, занимавшие административные посты в период империи Цинь, всячески стремились закрепить свое положение, сохранить за своей семьей или патронимией преимущественное право на замещение чиновничьих должностей. Для этого существовали довольно богатые возможности. Сама легистская система рекомендации, а также введенная в конце II в. до н. э. система экзаменов позволяли чиновникам продвигать своих сыновей.

Особенно благоприятные условия складывались в округах и уездах, где местная администрация обладала большой властью. Умелое использование администраторами экзаменационной системы и системы рекомендаций плюс установление родственных связей между отдельными семьями и патронимиями чиновников способствовали возникновению в эпоху Хань качественно нового социального слоя — бюрократии. Этот слой сыграл значительную роль в истории развития китайского общества и государства. К началу нашей эры в Китае большинство административных постов занимали члены крупных чиновничьих кланов.

Представители разных поколений таких фамилий, как Синь, Инь, Линху, Ли и Ган функционировали в сфере управления более тысячи лет. Сложившийся в период Хань стабильный слой бюрократии (количество чиновников только к концу I в. до н.э. превышало 130 тыс., а в дальнейшем их стало еще больше) обладал не только прочными экономическими позициями (как правило, многие чиновники являлись крупными земельными собственниками, торговцами и даже ростовщиками), но и значительным политическим весом. Поэтому вполне естественно, что именно в ханьском Китае бюрократия вырвала себе привилегии.

Местная ханьская администрация (начиная от начальников областей и ниже) пользовалась некоторой автономией; ей была предоставлена самостоятельность в делах управления, и временная потеря связи с центром не отражалась на ее практической деятельности. Это открывало и определенные экономические возможности.

MaxBooks.Ru 2007-2015