История Китая с древнейших времен до наших дней

Аграрные отношения VI-VII вв.

Во время войн Ян Цзяня многие земли, ранее принадлежавшие знати и чиновникам — противникам объединения страны, подверглись конфискации и стали государственными. Как отмечают средневековые китайские историки, произошло расширение надельной системы на территории всей страны. Прекращение войн дало возможность начать обработку заброшенных и целинных земель и заняться восстановлением ирригационной системы в широких масштабах.

Установление единой власти в стране привело к дальнейшему наступлению на древние деревенские организации и к закрепощению земледельцев.

Суйский двор при Ян Цзяне разослал множество чиновников на места, чтобы провести учет населения и, как торжественно отмечалось в указе, для уравнения земельных наделов. В результате этого учета было выявлено более 1,5 млн. крестьян, не внесенных ранее в податные списки. По-видимому, этим объясняется тот факт, что источники отмечают увеличение численности населения в течение короткого срока, равного 20 годам. Обращает на себя внимание и то, что официально установленный надел резко сокращался в размерах, налог же с 2 с лишним даней зерна возрос до 3 даней с четы, а трудовая повинность достигла 30 дней в год. Большая часть налога, собранного с государственных податных, поступала в казну, а меньшая — в местные склады.

В правление Ян Гуана возросли не только подати, но и трудовые повинности. Государственная барщина становилась бессрочной. Все это приводило к гибели массы народа. Историк Сыма Гуан писал о том времени в мрачных красках: «Телеги и быки, отправленные в связи с перевозками, не возвращались. Из солдат гибло более половины». «Время для сельскохозяйственных работ упускалось. Многие пахотные земли превратились в пустыри.

Цены на зерно намного выросли. Люди продавали людей в рабство». В источниках имеются и такие показательные цифры: на строительство Лояна при Ян Гуане было согнано 2 млн. податных, на строительство Великого канала и Великой стены —1 млн., в войско во время походов в Корею было мобилизовано более 1 млн. Таким образом, эти сведения говорят о расширении государственной барщины и фактическом использовании податных в качестве рабов. Народные восстания, вспыхнувшие в стране, нанесли удар политике беспощадного истребления земледельцев..

В Суйской империи существовали крупные феодальные землевладения. Это были так называемые жалованные земли (сытянь) и чиновничьи, или служебные, земли (чжигунтянь). Члены императорской фамилии, носившие титул вана (князя), могли владеть до 10 тыс. му земли. Ян Гуан, сократив ранги титулованной знати с девяти до трех, тем самым стремился ограничить владения феодалов. Служебные земли, выделяемые чиновникам «на кормление», официально должны были соответствовать рангу и колебались от 100 до 500 му земли. Огромное количество чиновников владели землей, отданной им «на кормление».

Длительные войны и междоусобия начала VII в. привели к опустошению многих районов страны, к запустению полей, к массовой гибели земледельческого населения. Борясь с могущественными феодалами — своими соперниками, танские императоры пытались расширить государственное землевладение и увеличить количество государственных податных крестьян.

Таны провозглашали, что землю должны в первую очередь получать бедные, т. е. крестьяне-податные, священный долг которых ее обрабатывать и платить подати. Императорский декрет 624 г. содержал довольно льготные условия для крестьян. Каждый взрослый мужчина имел право на землю, находившуюся в вечном владении семьи и считавшуюся садово-огородным наделом, на поле для пахоты в 80 му, которое он получал в держание лишь на время своей трудоспособности. Сроки «взрослости» определялись вначале, когда было мало рабочих, с 18 лет, а впоследствии, когда пустоши были вспаханы, а народа стало много, — с 21 года.

Небольшие наделы полагались престарелым, женщинам и подросткам. При этом оговаривалось, что размеры наделов могли колебаться в зависимости от качества почвы и районов страны. В «Истории династии Тан» об этом записано: «Размер надела земли в густозаселенных районах (тесных общинах) был в 2 раза меньше, чем в малозаселенных районах (обширных). Земли в сясян бывают плодородные и тощие. Если земля требовала ежегодной смены (оставления части ее под пар), то ею следовало наделять в двойном размере. Если же земля в куансян требовала оставления под пар раз в 3 года, то удваивать размеры надела не полагалось». Землю, находившуюся в вечном владении семьи, следовало засаживать тутовыми и другими деревьями.

При некоторых ограничениях ее можно было покупать, продавать и закладывать. Что же касается пахоты, то продавать и закладывать ее не разрешалось, кроме совершенно исключительных случаев. Однако подобные оговорки свидетельствуют о том, что купля-продажа и заклады всех видов земель осуществлялись на практике. Государство брало на себя заботы ежегодно в 10-м месяце производить перераспределение пахоты, передавая крестьянам, достигшим взрослости, земли престарелых, больных и умерших.

Новым в танских мероприятиях являлось лишение женщин (кроме вдов) права на надел. Одновременно законом было подтверждено право рабов на получение земли. Рабы, считавшиеся государственными (их делили на две категории), получали полный или половинный надел. Право на получение надела превращало государственных рабов в обыкновенных крестьян-податных. Однако закон этот прямо не касался рабов, принадлежавших частным лицам.

Танские правители добивались расширения и детализации учета податных. «Человек, только что родившийся, считался младенцем (хуан), с четырехлетнего возраста он назывался ребенком (сяо), с 16 лет числился средним (чжун), с 21 года считался податным (дин), после 60 лет он был уже старик (лао)». При такой градации, если учесть, что все категории заносились в особые списки, ни один человек не мог быть потерян в качестве налогоплательщика.

Одновременно феодальное государство пошло и на некоторые уступки: не все взрослые мужчины считались тягловыми. В источниках сообщается, что если двор имел четырех взрослых трудоспособных податных, то повинностями облагались двое; если было трое взрослых, то облагался один. Освобожденные не могли претендовать на надел.

Основной формой эксплуатации оставалась продуктовая рента-налог, и ей сопутствовала отработочная рента. В некоторых случаях отработки заменялись деньгами. Норма поборов считалась официально установленной и была несколько ниже, чем при династии Суй.

Обязательства податного складывались из той же триады повинностей: зерна, шелка или холста и шелковой ваты и отработок. Вместо 30 дней государственной барщины было установлено 20 дней в год; а в високосный год, когда добавлялся 13-й месяц, — 22 дня. В местах, где не производились ткани, взималось серебро. У скотоводов брали баранов. В качестве новшества была введена возможность замены: если податной отрабатывал больше положенного времени, то он освобождался от части уплаты зерном или тканями. Крестьяне, поднимавшие целину или перешедшие в малонаселенные районы, на время освобождались от податей.

Крестьянское землевладение, юридически выраженное в держании государственного надела, создавало условия для хозяйствования и воспроизводства и обеспечивало развитие экономики страны. Мелкое индивидуальное производство было в ранний период феодализма наиболее прогрессивной формой хозяйства.

Но в рамках надельной системы крестьяне оказались прикрепленными к земле, а феодалам удалось закрепить монопольную собственность на землю и частичную собственность на основного производителя.

На полях крупных феодалов трудились разные группы зависимых от хозяина крестьян. Эти были буцюй, кэху, дяньху — «возделыватели» земли. (Термин дяньху позднее стал пониматься как арендатор.) Они держали от феодала небольшие участки земли, платили ренту и выполняли работы по требованию господина.

Феодалы использовали также и труд рабов, но значительно реже, поскольку землю на рабов они не всегда могли вытребовать. На полях, полученных на кормление чиновниками, чаще всего работали государственные надельные крестьяне.

Какую бы форму ни принимало крестьянское землепользование, это всегда был небольшой участок поля, который нужно было обработать своими примитивными орудиями производства. Господствующий класс, тщательно заботившийся о поступлении налога и ренты, полностью передоверял крестьянам хозяйственную деятельность. Наделение основных производителей землей обеспечило усиление феодальной державы и подъем экономики Китая. А борьба крестьян против своих угнетателей заставила феодалов и их государственную организацию пойти на небольшие уступки и держаться в начале VII в. установленных норм поборов и повинностей.

Исторические источники содержат мало сведений о частных владениях крупных феодалов. Но если принять во внимание восстания народа и походы, возглавленные Ли Юанем и Ли Ши-минем, то, возможно, крупных, родовых владений оставалось не так много.

Отражая официальную точку зрения, источники повествуют о землях, пожалованных феодальной аристократии, чьи владения должны были соответствовать их титулам. Так, наивысший титул обеспечивал владение в 10 тыс. му земли. Представитель наследственной знати, имевший самый низкий титул, обеспечивался 500 му земли. Придворная ранговая аристократия могла владеть от 6 тыс. до 500 му. А особо заслуженные гражданские или военные чиновники — от 6 тыс. до 300 му.

Чиновники вместе с должностью получали право на доход с земли соответственно рангам. Столичные чиновники получали от 1200 му до 200 му земли, провинциальные чины — от 1200 до 250 му. Чины особой службы — от 500 до 150 му. И, наконец, военные — от 600 до 80 му. В отличие от аристократов владения давались им только на время службы в определенной должности. Увольняясь, они теряли право на получение ренты.

Все земли в установленных размерах, как наследственные владения знати, так и служебные наделы чиновников, естественно освобождались от налогов. Феодалы на этих землях непосредственно эксплуатировали земледельцев.

MaxBooks.Ru 2007-2015