История Китая с древнейших времен до наших дней

Социальный и государственный строй

В условиях феодализации Китая древние общественные институты не исчезли бесследно, а получили свое дальнейшее развитие. Государственная организация складывалась по образцу древних деспотий, а социальное расчленение общества послужило основой для создания сложной иерархической системы.

Во всем обществе как внутри классов, так и внутри социальных групп сложилась строгая иерархия, с той особенностью, что все считались вассалами единого сюзерена — государства, персонифицированного в особе императора. Никто не мог, минуя близлежащую ступень, общаться с лицами, стоящими выше него. Так, чиновник мог обращаться только к своему непосредственному начальству, крестьянин — к старосте и т. д. Каждая иерархическая ступень, а число их было велико, имела свое экономическое обеспечение, свои правила поведения и этикета, свой тип одежды, украшений и жилищ.

Никто не смел, игнорируя строго установленные порядки, вторгаться в права и прерогативы, которыми пользовались группы людей, занимающих другую ступень. Крайне строгая и детализированная социально-экономическая иерархия феодального Китая воспрепятствовала складыванию сословий. Дробления на ступени были очень мелкие, а перегородки между ними слишком крепкие, чтобы создались феодальные сословия. В ранний период феодализма деление на классы было несколько затушевано этими бесчисленными мелкими делениями.

Высшую группу господствующего класса феодалов составляла наследственная аристократия, пользовавшаяся большими экономическими и общественными привилегиями. Среди знати не было равенства, так как она делилась согласно категориям феодальных титулов. Ян Гуан, борясь с влиянием феодалов, сократил число титулов до трех, а высший титул могли носить при суйской династии лишь братья императоров. Но уже Ли Юань восстановил ранее существовавшую титулатуру, и, таким образом, установил девять рангов. Каждый титул обеспечивался соответствующим размером полей.

К потомственной знати причислялись некоторые аристократы без титулов «особо заслуженные», которые не были аристократами по рождению. Землевладения их также ограничивались установленными размерами и были меньше, чем титулованных семей. В Китае не существовало майората, и при многочисленности семей феодалов, имевших кроме главной жены гаремы, это приводило к дроблению крупных землевладений и борьбе между титулованной знатью.

Многочисленную прослойку господствующего класса составляли чиновники, или, как их часто называют, «ученые». Они занимали различные ступени на иерархической лестнице чинов и делились на девять рангов, а внутри ранговых групп — на более мелкие подразделения. Между чинами и рангами существовали строгие разграничения, и каждому рангу соответствовала натуральная оплата в виде определенного земельного владения или жалованья. Эта социальная группа составляла своеобразное личное дворянство феодального Китая, служившее опорой централизованной государственной власти.

Все они не могли передавать по наследству ни своего звания и ранга, ни права на должностное землевладение. Но в смене поколений чиновничество пополнялось за счет семей тех же чиновников, хотя не было юридических запретов для представителей других социальных групп и классов переходить в ряды «ученых». Сильнее запретов действовал образовательный ценз. Только сдавший государственные экзамены и получивший степень образованности мог стать кандидатом на должность в государственном аппарате. Естественно, что материально обеспеченному и пользующемуся определенным влиянием чиновнику было не так трудно продвинуть своих отпрысков сквозь экзаменационные рогатки. Так обеспечивалась преемственность обширной группе господствующего класса, лишенной прямого права наследования.

Положение чиновника менялось в связи со сдачей экзаменов на более высокое звание и новым назначением. Ему также постоянно угрожала опасность спуститься по лестнице чинов, а это влекло за собой потерю положения, привилегий, экономической обеспеченности. Неуверенность в будущем служила гарантией полной покорности начальству.

Класс эксплуатируемых также не был единым. Можно предположить, что большая часть крестьян в VII в. причислялась к так называемому «доброму народу». В их обязанности входили обработка земли и своевременное выполнение всех видов повинностей. Но не все из них работали на поле. Некоторые семьи накопили значительное количество земли и использовали труд личнозависимых, «пришлых» и рабов.

Бедняки, которые работали сами, составляли подавляющее большинство «доброго народа». К меньшей группе принадлежали деревенские руководители, старосты, богатеи, главы родов, которых можно приравнять к непривилегированным мелким помещикам. В Китае занятие земледелием считалось почетным. Государственный податной из «доброго народа», прикрепленный к своему двору и полю, тяжело угнетаемый, юридически имел право сдавать государственные экзамены с тем, чтобы вступить в ряды господствующего класса. Однако реализовать это право удавалось лишь в самых исключительных случаях.

Жизнь крестьян-земледельцев была подчинена различным регламентам. Даже на поле, составлявшем вечное и наследственное владение, они обязаны были сажать растения согласно государственным рескриптам и ничем не могли распоряжаться по своему усмотрению. Совершенно исключительная регламентация, учет и вмешательство в хозяйственные дела крестьян характеризуют китайское феодальное общество. Нарушение традиций и правил влекло за собой суровые кары. Почтенный земледелец-податной фактически был совершенно бесправным и не мог покинуть своего места приписки.

К «доброму народу» причисляли и ремесленников, и купцов, облагаемых податями и повинностями так же, как и крестьян. Государственная организация даже допускала наделение их половинными — против установленной для крестьян нормы — участками земли в районах, которые не были густо заселены.

В самом низу социальной лестницы находился «дешевый народ». Эта прослойка включала держателей земли у частных лиц, неплательщиков налогов, личнозависимых, слуг и рабов. Все они были совершенно бесправны, а их потомки не могли претендовать на продвижение.

Социальная структура феодального общества Китая, несмотря на дробление на мелкие и мельчайшие социальные группы и воздвигнутые между ними перегородки, не исключала передвижения по иерархической лестнице. Мелкий чиновник, сдав экзамены на 1-ю или 2-ю степень учености, мог достичь высокого поста. Выдающийся сановник мог попасть в число «особо заслуженных». Даже выходец из рядовых налогоплательщиков мог вступить в ряды низших слоев господствующего класса.

Имело место и обратное движение, когда сановника понижали в должности или, более того, разжаловали в простолюдины. Да и крестьянин, осужденный за проступок, мог стать рабом. Всегда это было связано с потерей земельного обеспечения или надела.

Система государственного устройства и бюрократический аппарат в феодальном Китае складывались на основе развития опыта, накопленного в древние века. Монархическое правление с ярко выраженными признаками деспотии оставалось характерной чертой феодальных империй. Из поколения в поколение, пока оставалась возможность сохранить власть, правила одна династия императоров, но право наследования не было раз и навсегда закреплено за старшим сыном.

Верховная власть концентрировалась в особе императора, который, обладая неограниченными правами, должен был править страной на основе традиций и законов, опираясь на разветвленный бюрократический аппарат. По древним установлениям, государь считался Сыном неба, иначе говоря, представителем высших небесных сил и проводником их воли. От него требовалось, чтобы он вступал в контакт с великими предками.

При Ли Ши-мине был учрежден государственный совет, куда входили его родственники и видные сановники. Но позже этот совет потерял свое значение. Ближайшими помощниками императора считались два цзайсяна (или чжичэна). Должности эти занимали члены императорского дома или влиятельные сановники. Им чаще всего фактически и принадлежало решение государственных дел. Все, что было связано с управлением страной, направлялось через три палаты. Главная из них — шаншушэн ведала органами исполнительной власти, а две другие — мэньсяшэн и чжуншушэн готовили и обнародовали императорские указы, устраивали торжественные церемонии и императорские приемы. Во главе каждой из них стоял начальник и два его помощника. Первый помощник назывался левым, второй — правым.

Первой палате были подчинены шесть ведомств, разделенные на две группы. К первой группе принадлежали ведомства чинов, обрядов и финансов. Ведомство чинов занималось назначением и увольнением чиновников, перемещениями по должности и награждениями. Ведомство обрядов следило за соблюдением этикета и обрядов, за нравственностью, религиозными организациями и образованием. Финансовое (доел, ведомство дворов — хубу) вело учет податных, распределяло земельные наделы, занималось обложением и сбором налогов. В этом ведомстве хранились списки населения и велся земельный учет.

Во второй группе на первом месте стояло военное ведомство, которому подчинялись военные чины, войска, охрана границ, военные поселения на окраинах империи. Там же велся учет лошадей. Ведомству наказаний были подчинены суды, тюрьмы, судопроизводство. Последним среди шести учреждений считалось ведомство работ.

Оно представляло собой своеобразный пережиток, сохранившийся со времен рабовладения и отражавший различие между земледелием и другими видами работ. Гунбу вело учет государственной барщины, руководило использованием трудовой повинности податного населения и организацией самих работ. Государственные отработки применялись на строительстве, земляных работах, при устройстве дорог и перевозках. В ведомствах имелись подведомства, отделы и пр.

При императорском дворце состояли особые управления, целью которых было обслуживание персоны императора, императорских палат, гаремов, охрана имущества и казны, руководство дворцовой охраной, организация приема иностранных послов и посылки императорских посольств. В ту пору казна еще не делилась на царскую и государственную, и всему, что касалось императора и его жилища, придавалась государственная важность.

Среди учреждений средневекового Китая особое место занимала палата инспекторов или цензорат. Обязанностью инспекторов — а они делились на три группы — было обследование всего бюрократического аппарата как в столице, так и в провинции.

Свои доклады они подавали непосредственно государю, минуя все промежуточные инстанции. Само существование такого контрольного органа должно было служить усилению центральной власти и способствовать борьбе с сепаратистскими тенденциями чиновников и феодальных властителей.

При первых правителях танской династии Срединная империя была разделена на 10 провинций, в свою очередь подразделявшихся на округи и затем на уезды. Таких уездов в стране насчитывалось более 1,5 тыс. Округи и уезды различались по категориям в зависимости от числа податных и массы налоговых поступлений. В провинциальных центрах, в окружных и уездных городах находился соответствующий штат чиновников с начальниками во главе. Ранги чиновников отвечали занимаемым должностям. Назначения и контроль осуществляли центральные организации.

Важной функцией государственного аппарата была организация экзаменов трех степеней. Руководство процедурой испытаний возлагалось на начальников местной администрации; столичные экзамены проводились при императорском дворе. Экзаменационная система и установление степени образованности обеспечивали элементарную грамотность всех служащих. Высшая степень учености давала право на 1, 2 и 3-й ранги чинов, а вместе с тем и на замещение крупных постов в государственном аппарате. Экзаменационная система служила методом проверки благонадежности кандидатов в чиновники и воздействия на направление умов образованной части общества.

Ниже уездных центров стояли деревенские организации, которыми руководили не чиновники, а деревенские жители — старосты. Продолжая борьбу с общинно-родовой организацией, танские правители признали низшей единицей объединение четырех или пяти дворов; далее шли более значительные общинно-административные деревенские организации.

Основным принципом этих организаций считалось число дворов, а не родственные или патронимические связи. Обязанности старост на всех уровнях деревенских организаций заключались в учете населения, наблюдении за возделыванием полей и шелководством, за своевременной уплатой налогов, трудовой повинностью, обеспечением круговой поруки. Старосты отвечали за порядок и спокойствие в деревне, отправление религиозных церемоний и полную покорность крестьян. Им надлежало следить, чтобы не было беглых, разбойников и контрабандистов. Однако в деревне еще большую роль играли патронимические организации.

При императоре Ли Ши-мине по его приказу началось составление свода законов. (Закончен он был уже после его смерти.) Свод содержал перечень преступлений и наказаний, причем степень наказания зависела от того, кто и по отношению к кому совершал преступление. Так, хозяина за убийство провинившегося раба карали 100 ударами большой палки, а неумышленное убийство господина рабом или слугами каралось смертной казнью. Чиновников наказывали за бегство податных крестьян, за уклонение от обязанностей и т. д. Наказание полагалось за быструю езду по городу, за хождение ночью по улицам, за нарушение запрета ночью зажигать огонь, за неправильно прописанное врачом лекарство и т. д.

Самые жестокие кары применялись за малейшие нарушения порядка во дворце и проступки против государя. Испорченное поваром блюдо к императорскому столу тоже считалось тяжелым преступлением. Число перечисляемых преступлений было громадно. Из списка наказаний был исключен древний обычай физически калечить преступника. Конфуцианская мораль нашла отражение в признании отцеубийства тягчайшим преступлением.

С усилением централизации была связана необходимость установления единой монетной системы. В Китае имели хождение деньги, отличные по весу и стоимости, отлитые в разных частях страны. Кроме того, в обращении находились сасанидские серебряные монеты, изготовленные в Иране, и немного византийских золотых монет. Приказом Ли Ши-миня в империи устанавливалась единая монета, отлитая из бронзы, весом около 0,1 ляна.

Танское правительство выдержало напряженную борьбу, пока добилось ликвидации местных монетных дворов и соблюдения запрета пользоваться старыми денежными знаками.

Феодальная государственная организация присвоила себе монопольное право на добычу соли и руд, что давало казне значительные доходы, но ложилось тяжелым бременем на народные массы.

Танская империя обладала значительными военными силами; армия состояла из крестьян, которые призывались на военную службу и проходили обучение. Каждая провинция и каждый округ выставляли определенное число воинов, выделенных сельскими организациями. В мирное время или по окончании службы они возвращались в свои деревни, а на смену им старосты выдвигали других. Такая система вела свое начало со времени тобийского завоевания. Крестьянское войско обеспечило Танской империи успех обширных завоевательных походов. Армия была разделена на соединения, которые несли службу в столице, в провинции и в пограничных гарнизонах. Императорский дворец и столицу охраняли гвардейцы.

На границах создавались военные поселения, где солдаты занимались хлебопашеством и несли военную службу. Таны широко использовали конное войско кочевников. Военные командиры считались стоящими ниже гражданских чиновников и имели меньшее экономическое обеспечение. Но при Танах такой порядок еще не влиял на состояние военного дела.

MaxBooks.Ru 2007-2015