История Китая с древнейших времен до наших дней

>Внешняя политика и внешние отношения

Слабой стороной Срединной империи продолжала оставаться незащищенность ее границ. Между тем консолидация внешнего положения империи способствовала бы упрочению позиций господствующего класса внутри страны. Средствами достижения внешнеполитических целей служили сложная дипломатия и открытые войны. Наиболее характерными дипломатическими приемами были натравливание одних племен на другие, разжигание внутриплеменной розни, привлечение в качестве союзников в военных действиях одних племен против других, задабривание подарками племенной верхушки, присвоение им титулов, династические браки. Широкое применение получило также приглашение представителей правящих родов в качестве почетных заложников ко двору императоров, где им прививались «нужные» понятия.

Отмеченные методы наиболее ярко проявились на примере отношений Китая с Тюркским каганатом. Это было обширное объединение племен, обитавших в Центральной Азии, под эгидой тюркских племен и их султанов. Ко времени образования в Китае единой империи этот племенной союз распался на Восточный и Западный каганаты. Однако оба они сохранили значительную военную силу, и Китай неоднократно подвергался опустошительным набегам тюркской конницы. Во время борьбы за объединение страны в конце VI в. некоторые китайские феодалы даже признавали свою зависимость от тюрок.

Первые императоры из династии Тан одно время были вынуждены платить султану Селиму дань. Лишь в 624 г. Китаю удалось успешно отразить очередное тюркское вторжение. А в 629-630 гг. был осуществлен грандиозный поход против тюрок, закончившийся полным разгромом Восточного каганата. Султан Селим попал в плен, часть тюрок откочевала на другие места, а значительная часть их прежней территории (к югу от пустыни Гоби) была включена в состав Танской империи.

Война 630 г. ставила цель защитить земледельческие районы страны от вторжений кочевников. Но после победы в этой войне танские феодалы предприняли целую серию захватнических походов. Главным направлением их агрессии стал Великий шелковый путь. Первый большой поход танские войска совершили против мирного государства Гаочан, расположенного в Турфанской низменности, и в 640 г. уничтожили его. Затем они начали войны против уйгур и Западного тюркского каганата, которые продолжались много лет.

В 645 г. уйгурские армии вторглись в Шэньси, но китайцы отразили их нападение. Следующий поход, возглавленный китайским полководцем Су Дин-фаном, привел в 657 г. к полному поражению Западного каганата. Характерно, что на этот раа китайцы действовали в союзе с уйгурами. Последовавшее возрождение Западного каганата было недолгим. Он пал в 679 г. под ударами китайцев, вступивших теперь в союз со Вторым Восточным каганатом.

Китайские гарнизоны были размещены в населенных пунктах по Великому шелковому пути вплоть до Урумчи. Попытки танского правительства удержать восточный отрезок этого пути (от Урумчи до Чаньани) под своим контролем свидетельствуют о том значении, которое придавалось внешней торговле и дипломатическим связям империи со странами Запада, осуществлявшимся в VII-IX вв. по этому каналу. Вместе с торговыми караванами из различных городов и государств Средней Азии в Китай и из столицы Танской империи в Среднюю Азию и далее на запад шли послы, путешественники, паломники. Значительно расширился круг стран и народов, поддерживавших с Китаем дипломатические отношения. Например, в китайских источниках в 648 г. отмечено прибытие первой посольской миссии от киргизов. Сведения иноземцев, прибывавших в Китай, а также китайских путешественников позволили уточнить и расширить географические знания китайцев о далеких странах Запада.

Продвижение китайцев в Центральную Азию облегчалось не только упадком могущества тюрок, но и тем, что в середине VII в. под ударами арабов происходил распад некогда могучей и распространявшей здесь свое влияние персидской державы Сасанидов. Последний сасанидский царь Йездигерд (632-651) бежал в Мерв (Мары) и просил заступничества у Китая. Его сын и внук нашли убежище в Чаньане, где и оставались при дворе императора.

Около 100 лет Танская империя удерживала под своей властью часть Великого шелкового пути, что имело немаловажное значение для связей Китая со Средней Азией. В целях отражения нападений тюрок и тибетцев на торговый путь в 702 г. в Урумчи было создано наместничество Бэйтин. Однако в течение всего VIII века Китай постепенно терял свои позиции. Последней попыткой Танской империи распространить свое влияние еще дальше на запад был поход в 751 г. 30-тысячной армии Гао Сянь-чжи. Отправившись из Урумчи, китайцы пересекли Тяньшань и здесь, в битве у р. Талас, потерпели поражение от арабов. После этого попытки китайского проникновения в Среднюю Азию прекратились.

На северо-востоке главным объектом захватнической политики китайской империи была Корея. Военные действия Китая направлялись главным образом против государств Когурё и Пэкче (в северной и юго-западной частях Корейского полуострова). Государство Силла (на юго-востоке этого полуострова) выступало союзником китайцев. Наиболее ожесточенной была война 611-614 гг. Китайцы трижды предпринимали крупные походы в Корею, и все они кончались неудачей. Из 350-тысячной армии, вторгшейся туда в 612 г., в Китай возвратились лишь около 3 тыс. человек.

Тяготы военных походов и особенно неудачных корейских войн послужили одним из толчков к широкому выступлению народных масс, которое привело к падению династии Суй.

В правление танского императора Ли Ши-миня продолжалось завоевание Кореи. Сам император принимал участие в походах. В 645 г. китайским войскам удалось приблизиться к стенам г. Пхеньяна, но под натиском сил противника они вынуждены были отступить.

В 660 г. 100-тысячная китайская армия высадилась на юге Кореи и разгромила Пэкче. Но окончательное падение этого государства произошло в 663 г., когда китайцы в союзе с Силла нанесли поражение японскому флоту, прибывшему на помощь Пэкче. Одновременно китайские армии вторглись и с севера. Однако Пхеньян им удалось взять лишь в 668 г. Государство Силла признало себя вассалом Китая. Территории Когурё и Пэкче были разделены на девять военных губернаторств и формально присоединены к Китаю. Пхеньян стал центром провинции Аньдун (Умиротворенный Восток). Но корейский народ вскоре поднялся на борьбу за изгнание поработителей, и Корея объединилась во главе с государством Силла. Китайцам пришлось отступить и перенести административный центр в Ляонин.

Танские власти продолжали свою традиционную политику разжигания вражды между крупными племенами киданей и мохэ. Когда же в 698 г. на территории нынешнего Приморского края, нижнего Приамурья и Восточной Маньчжурии было провозглашено новое государство, известное под названием Бохай, китайские дипломаты тщетна пытались использовать его против корейцев. В 705 и 713 гг. бохайских владык посетили послы Танской империи, и между их государствами завязались торговые отношения.

В начале VII в. Китай установил первые официальные связи с Японией. В 607 г. в страну прибыли японские послы для переговоров. Сильный китайский флот совершал экспедиции на острова Тайвань и Рюкю, (Люцю), откуда корабли возвращались с богатой добычей. Позднее с островитянами поддерживались посольские отношения.

Активность внешней политики приводила танских властителей к новым столкновениям. В начале VII в. китайские войска разгромили племя тогонцев, родственных сяньбийцам, живших в районе современной провинции Цинхай. Их земли были включены в состав китайской империи. После возникновения первого тибетского государства его царь Сронцзангамбо направил в 634 г. в Чаньань своих послов. Вскоре из-за тогонцев началась война между Китаем и Тибетом. Тибетские войска несколько раз вторгались в Сычуань. Лишь в 647 г. был заключен мир, скрепленный браком Сронцзангамбо с китайской принцессой Вэнь Чэн. В Лхасе поселились китайские чиновники, военные, купцы. В конце VII в. тибетцы стали нападать на Великий шелковый путь и имперские армии терпели поражения. Согласно мирному договору 882 г. Китай терял свое влияние в Тибете.

Начало официальных отношений между Китаем и Индией относится к VII в. В 641 г. в Чаньань прибыли послы правителя северного индийского государства Харши. Посольский обмен был прерван распадом державы Харши. Когда китайские послы Ван Сюань-цэ и Цзян Ши-жэнь в 645 г. направились в Индию из Лхасы, на них было совершено нападение. Ван Сюань-цэ удалось бежать в Тибет, где он собрал отряд из 8 тыс. конников и вторгся в Северную Индию. Он осуществил победоносный поход в долину Ганга, захватил большую добычу и пленных, которые были направлены в Китай. Впоследствии его несколько раз отправляли в Индию в качестве посла. В VII-VIII вв. ответные посольства в Китай приходили из Кашмира, Магадхи, Гандхары, из княжеств Южной Индии и Цейлона.

Частые военные столкновения с соседними племенами происходили на юго-западных границах. Племена айлао, родственные тайцам и северобирманским шанам, образовали в Юньнани государство Наньчжао. Войны с Наньчжао, и в частности кампания 754 г., как правило, кончались поражением Китая.

Захватническая политика китайских феодалов распространялась и в южном направлении. В 602-603 гг. их войска вторглись в северную часть современного Вьетнама, а в следующем году они приблизились к столице государства Тямпа. Однако вскоре они были вытеснены из Тямпы, а в Северном Вьетнаме в 679 г. было учреждено наместничество Аньнань (Умиротворенный Юг).

С другими странами Юго-Восточной Азии — с Камбоджей, островной империей Шривиджайей, Читу (на юге Малакки) — Китай поддерживал посольские связи.

Китайское правительство пыталось использовать обмен посольствами для поддержания своего авторитета как на международной арене, так и внутри страны. Основные приемы дипломатии были выработаны в Китае еще в древности. Однако со времени существования единой империи в VII-IX вв. они приобрели законченность, сложились в стройную систему. Сутью ее, как повелось издревле, был китаецентризм, т. е. признание Китая главенствующим в мире государством, которому в лице императора должны подчиняться все зарубежные страны. Посольства, откуда бы они ни прибывали в Китай, обязаны были объявлять о покорности пославших их, а привезенные дары называть данью.

Сложился особый церемониал приема послов, долженствующий, по мнению китайских феодалов и чиновников, символизировать покорность прибывших. Властители стран, приславшие посольства, объявлялись вассалами императора, им отправляли «милостивые» распоряжения быть тем, чем они были и без того, т. е. правителями своих народов. В знак особой милости им передавали ритуальные регалии власти, подарки, китайскую одежду, иногда награждали почетными титулами.

Естественно, такой чисто внешний и номинальный сюзеренитет признавался только самими китайцами. Иноземные государства вовсе не считали себя вассалами и рассматривали свои отношения с империей как равные. Доктрина китаецентризма, по мысли китайских политиков, должна была служить возвеличиванию страны на международной арене и в глазах собственных подданных. Однако в некоторых случаях имел место вассалитет как определенная форма зависимости.

Но он определялся не соблюдением установленных норм в обмене посольствами, а реальным соотношением сил и конкретной ситуацией. Например, вполне реальной была зависимость от Китая вождей некоторых тюркских и других кочевых племен после их разгрома, временный вассалитет корейского государства Силла или государства Наньчжао в момент его ослабления. Такая зависимость обусловливалась реальным давлением и военной угрозой со стороны Китая.

До конца VII в. китайское правительство проводило экспансионистскую внешнюю политику, а в первой половине VIII в. пыталось удержать завоеванные позиции. Со второй половины VIII в. началось неуклонное ослабление этих позиций. Междоусобицы, возникшие в середине века в Китае, неизменно сопровождались привлечением воинских сил кочевников и вторжением иноземцев. Китай окончательно потерял свое влияние в Тибете, и в 763 г. тибетцы заняли столицу империи — г. Чаньань. В последующие годы не прекращались набеги тибетцев и уйгуров. В 50-х годах государство Наньчжао завладело частью китайских земель, и контроль над восточным отрезком Великого шелкового пути был потерян.

Значение усиления внешних связей Китая в VII-VIII вв. не исчерпывается военно-политическим аспектом. Этот этап в истории внешних сношений Китая характеризуется расширением внешнеторговых и культурных связей с зарубежными странами. В Китай неоднократно прибывали посланцы арабских халифов. В источниках имеются сведения о приезде посольства византийского императора в 640 г.

Оживленные торговые связи поддерживались Китаем с Передним Востоком не только через материковый Великий шелковый путь, но и морем. В «Синьтаншу» («Новой истории династии Тан») сохранились отрывки из географических трудов китайского автора Цзя Даня (730-805). В них, в частности, повествуется о семи различных путях из Китая в зарубежные края. Один из таких путей протянулся от Гуанчжоу до Багдада. Там же дано подробное описание этого пути с указанием примерного расстояния от одного пункта до другого, изменения в направлении плавания и т. д.

Инициатива в торговых связях с заморскими странами принадлежала тогда главным образом купцам из мусульманского мира (арабским и персидским). В Гуанчжоу появилась обширная иноземная колония, насчитывавшая к концу IX в., по китайским данным, более 100 тыс. человек. Китайские власти, пытаясь извлечь выгоду из этой торговли, во втором десятилетии VIII в. учредили в Гуанчжоу Управление торговых кораблей. Одновременно с арабскими купцами в Китай начинает проникать и мусульманство, первые сведения о нем в источниках встречаются под 626 г. Несколько позже, в 634 г., упоминаются христианские проповедники несторианского толка, бежавшие из стран Передней Азии.

Укреплению культурных связей с Индией способствовали участившиеся в VII-VIII вв. визиты буддийских паломников и проповедников.

Значительное расширение связей Китая с внешним миром объяснялось экономическим и культурным подъемом, происходившим не только в Китае, но и во многих феодальных государствах Востока.

MaxBooks.Ru 2007-2015