История Китая с древнейших времен до наших дней

Религия и идеология

В условиях, когда основной производитель был фактически владельцем земли и обрабатывал поле собственными орудиями труда, классу эксплуататоров требовались дополнительные средства внеэкономического принуждения. Древняя примитивная религия, сочетавшая анимистические верования и поклонение культу предков, не могла служить достаточно сильным средством воздействия на массы.

После падения рабовладельческого государства конфуцианство, которое было главным образом социальным учением и не имело средств для устрашения народа, потеряло свои господствующие позиции в области идеологии. Жреческая каста в Китае была уничтожена еще в глубокой древности, а конфуцианство не создало церковной организации и опиралось на светскую власть. Развивающиеся феодальные отношения нуждались в активном религиозном учении и организованной деятельности церкви.

В Китае поворот от рабовладения к феодализму был связан с распространением буддизма, проникшего на Дальний Восток из Индии. Буддийские монахи и проповедники приходили в Китай из Средней Азии и обосновывались сначала в Ганьсу, Шэньси и Хэнани. В V в. в южные царства стали прибывать через Бирму видные буддийские вероучители, которые приобрели особое влияние в царствование династии Лян и добились для себя различных льгот при дворе. Буддийское учение, распространившееся на Дальнем Востоке в виде многих течений и сект, известно под общим названием «Махаяна» («Большая колесница», или «Широкий путь спасения»). От древнего буддизма оно отличалось менее суровыми требованиями к верующим, которые стали подразделяться на мирян и монахов. Строгий аскетизм был обязателен только для принявших постриг. Мирянам в отличие от монахов полагалось соблюдать лишь пять заповедей из десяти.

Средневековый буддизм, как и древний, представлял собой религиозное, идеалистическое учение, видевшее в основе мироздания движение нематериальных, непознаваемых частиц — дхарм. Соединяясь или распадаясь, они порождают или прекращают жизнь, составляя длинную цепь перерождений души, переселяющейся из одного существа в другое. Праведная душа принимает в следующем рождении более совершенную форму, человек занимает более высокое место в жизни. Грешник, напротив, перевоплощается в низшего представителя человеческого общества и низших животных. Такое восхождение или падение души зависит от добродетели и самосовершенствования.

Согласно учению буддизма, миром управляет закон возмездия — карма, а страдание — неотъемлемая функция человечества. Цель жизни— избавление от кругов перерождения. Четыре важнейшие истины, якобы высказанные мифическим основателем вероучения Сиддартха Гуатамой (Шакья-Муни) в его бенаресской проповеди, гласили, что жизнь неотделима от страданий и даже потенция жизни порождает страдания. Избавиться от них можно лишь с прекращением круговорота перерождений, что достигается примерным поведением. Будда наметил «восьмичленный путь», т. е. требования праведной жизни, которая приведет к прекращению перерождений и растворению души в нирване.

В Махаяне в отличие от древнего буддизма длительная цепь перевоплощения самосовершенствующейся души приводила в рай, который считался более доступным, чем окончательная цель — нирвана. Верующий буддист, по новому учению, не был одинок, ему помогали божества-бодисатвы, которым он должен был молиться и служить.

В буддийских проповедях эксплуатируемому народу внушали неизбежность тяжелого труда, лишений и страданий, необходимость покорности, обещая в отдаленном будущем лучшую жизнь, рай и полное блаженство. В Махаяне сильнее, чем в древнем буддизме, акцентировалась угроза неверующим, ослушникам, грешникам. Если, по представлению древних, души грешников переселялись в рабов, в низших животных и пр., то в средневековом учении появился ад, суливший страшные мучения.

Два ада — холодный и горячий — изображались устрашающими. Буддизм уводил умы людей в область мистики, пугал воображение и ради будущих благ загробного мира требовал в реальной жизни смирения перед церковью и покорности вышестоящим, требовал безропотно сносить гнет и всевозможные мучения. Господствующий класс устраивало и то, что за различные подношения феодалам и чиновникам обещалось блаженство в ином мире.

В Китае новая религия быстро приспособилась к обстановке, впитала местную обрядность, признала культ предков и другие народные культуры, включила в свой пантеон снятых древних китайских мудрецов и мифических героев и в таком виде нашла широкое распространение. Но единственной и господствующей религией буддизм не смог стать,

Монастыри захватили большие пространства земли, эксплуатировали множество земледельцев, зависимых и рабов. Монастыри имели ремесленные мастерские, занимались торговлей, ростовщичеством, содержали гостиницы. Имели они и свою вооруженную охрану. Хозяйства их были крупными экономическими организациями, концентрировавшими большие богатства.

Буддийская церковь, помогая светской власти укреплять ее положение и господство над народом, сама не всегда подчинялась растущей силе централизованной государственности, что приводило к столкновениям между императорской властью и церковниками. Выражением этих столкновений был поход Тоба Тао против монастырей, гонения на монахов в VI в., попытки Ян Цзяня возвысить конфуцианство и поклоняться гробу Конфуция. Ли Юань, основатель Танского государства, в специальном эдикте 624 г. обвинял буддистов в стремлении уклониться от государственных повинностей и упрекал монахов в корыстолюбии. Он указывал на то, что монахи не соблюдают аскетизма, строят свои пагоды и монастыри у рынков и в многолюдных местах. Он повелевал превращать в простолюдинов монахов порочного поведения, а некоторые кумирни занять под жилье.

Возможно, отречение Ли Юаня от власти в 626 г., хотя он жил после этого еще 10 лет, было связано с его политикой в отношении буддийской церкви. Его сын Ли Ши-минь не вступал в противоречия с монахами и жертвовал в честь своих побед большие средства на статуи Будды. Императрица У Цзэ-тянь, которая пришла к власти с помощью церковнослужителей, предоставила монастырям большие льготы и крупные землевладения. Позднее буддийские князья церкви не рисковали вступать в борьбу с аппаратом централизованной империи и светскими феодалами. Единство целей толкало и тех и других на сотрудничество в угнетении трудящихся масс.

Новой феодальной религией чисто китайского происхождения стал даосизм, возникший во II в. новой эры. Основателем его считается Чжан Лин (Чжан Даолин). Даосская религия восприняла древние анимистические верования, культ Неба и культ святых мудрецов. Даосы широко использовали в своем учении древнекитайскую мифологию, включили в сонм божеств легендарных правителей, мифических героев и мудрецов, среди них в первую очередь Хуанди и Лаоцзы. Пантеон богов имел иерархические ступени. Даосские божества обладали человеческими качествами, были близки народу, по древним преданиям, что способствовало распространению этой религии.

Даосы затемняли сознание людей верой в чудеса, в искусство волшебства, силу заклинаний и магии. Большое значение они придавали талисманам, написанию магических знаков, возжиганию благовоний, некоторым физическим упражнениям. Особая система дыхания, особые позы, притирания — все это должно было помочь продлить жизнь, научить подниматься в воздух, а возможно, и достичь бессмертия.

Главным религиозным каноном даосы сделали известный памятник философской мысли древнего Китая «Даодэцзин». Его непоследовательное учение толковалось в идеалистическом, мистическом духе. Даосы приняли древнее учение о борьбе двух противоположных начал. Принципом поведения верующих считались «недеяние» — в том толковании, как оно записано в «Даодэцзине», — а также самосовершенствование. Идеология даосов, сохраняя и культивируя элементы примитивной диалектики, оказала влияние на развитие таких отраслей знаний, как алхимия и медицина. Религиозные, мистические сочинения сохранили рецепты лекарств, а также описания свойств металлов и минералов.

Религиозная организация даосов складывалась под влиянием и по готовому образцу буддийской церкви: создавались даосские монастыри, во главе церкви стояло высшее духовное лицо, обряды были позаимствованы у буддистов. Обе церковные организации боролись между собой. Споры духовных лиц приводили иногда к открытым враждебным столкновениям, но ни одна не могла уничтожить другую.

Более того, обе церкви не смогли вытеснить конфуцианство и выработать свои правовые понятия. Конфуцианские ученые остались хранителями и учителями государственных и моральных общественных принципов. Конфуцианство, не теряя религиозного учения о культе предков, воспринятого другими религиями, оставалось примитивной формой юридической науки и основой системы образования. Из опыта древнего конфуцианства черпались детально разработанные принципы управления страной, подчинения подданных государю, взаимоотношения в семье и обществе. Сохранились древнее почитание предков и прошлого, учение о гуманности и сыновнем почтении, бесчисленные обряды и правила этикета. В основу законов были положены порядки, предложенные древними философами — легистами.

Перестав быть господствующей идеологией, конфуцианство удержало за собой ведущие позиции в области политического устройства общества, образования, дипломатии, теории военного искусства и других крайне необходимых господствующему классу областях знаний, относящихся к управлению людьми.

Существование нескольких религий стало характерной чертой феодального общества Китая.

MaxBooks.Ru 2007-2015