История Китая с древнейших времен до наших дней

Обострение противоречий в танском государстве

Закон об установлении системы ляншуй и порядок исчисления податей деньгами привели к резкому возрастанию эксплуатации крестьян в деревне. Согласно реформе 780 г. налоговому обложению подверглись не только государственные податные, но и крестьяне — держатели земель у частных лиц. В источнике сказано: «Всех местных жителей внесли в реестровые книги». Зависимые держатели помимо ренты хозяину должны были платить налоги казне. Налогоплательщиками они не становились, а подать за них вносили их хозяева, т. е. феодалы, чиновники, ростовщики, а иногда и зажиточные семьи государственных податных.

Увеличение массы налогов ухудшило положение надельных крестьян, имевших и свои частные (садово-огородные) земли. Под тяжестью новой системы обложения они все чаще стали терять свои земли, разорялись и попадали во власть феодалов и чиновников, превращаясь из «хозяев» в зависимых держателей. Таким образом, государственный аппарат отказался от передела полей, перестал заниматься наделением крестьян землей и бороться с «поглощением» земли и душ.

С распадом надельной системы усилилось разорение крестьянских хозяйств по всей стране. Беглых крестьян становилось все больше. Частые наказания начальников уездов за неумение организовать поимку беглецов свидетельствовали о значительных масштабах бегства крестьян. Обездоленные, голодные люди — исконные хлебопашцы, потерявшие возможность обрабатывать землю, прятались в лесах и горах. В источниках говорится о том времени: «Один доу риса стоил 7 тыс. монет. Повсюду на дорогах лежали трупы умерших от голода».

По всей Поднебесной росли помещичьи владения, достигая иногда небывалых размеров. Крупные феодалы и военачальники могли легко освободить свои владения от обязательств перед государством. Но средние и низшие слои господствующего класса должны были вносить налоги за захваченную или купленную ими землю и за своих мелких держателей, что вызывало среди этих слоев недовольство.

Система двухразовых налогов ухудшила положение горожан, которые обязаны были платить налоги и отрабатывать трудовую повинность. «Купцы выплачивали одну тридцатую нормы налога и наравне с местными жителями (т. е. земледельцами) несли трудовую повинность», — записано в «Истории династии Тан». Когда же в IX в. казна оказалась в очень затруднительном положении, император издал указ о займе у купечества в связи с военной обстановкой. Полученные деньги казна обязывалась возвратить, что, естественно, не было исполнено.

Сильно нуждаясь в деньгах, правительство провело конфискацию казны буддийских монастырей. Довольно часто оно стало прибегать к порче монеты. Выпуск денег, не отвечающих по весу их номиналу, создавая путаницу в системе финансов, подрывал торговлю и ремесло, ложился дополнительной тяжестью на крестьян. Часть доходов поступала в казну от монополии на соль. Власти непрерывно поднимали цены на этот продукт и без числа применяли смертную казнь за контрабанду.

Но с ослаблением центральной власти их меры становились все менее эффективными. В конечном счете страдал простой народ. Современники писали: «Бедный люд в отдаленной местности не мог платить высокую цену за соль и был вынужден питаться несоленой пищей. В течение IX в. правительство неоднократно повышало налог на чай. Оно установило на дорогах таможни, где чиновники взимали пошлину за провоз чая. И хотя контрабанда в чаеторговле также жестоко преследовалась, цены на чай возрастали».

Политическая власть династии Тан, пошатнувшаяся после мятежа Ань Лу-шаня, продолжала слабеть. В то же время усилилась самостоятельность военных наместников, которые добились наследственного права на титулы и владения. Они хозяйничали на подвластных территориях, захватывали земли и крестьян.

На содержание войск, чиновников и самого императорского двора не хватало средств. Высочайшие эдикты были лишены действенной силы. При дворе возникало острое соперничество между группировками и кликами, происходила борьба за посты, доходы и влияние. Императоры стали марионетками разных политических деятелей, евнухов и временщиков. Добившиеся влияния в чаньаньском правительстве старались подчинить себе проведение экзаменационной системы и назначение чиновников. Кумовство и взятки влияли на исход испытаний и решали судьбу многочисленных чиновников.

Положение в стране вызывало недовольство в среде чиновников, образованных людей (шэньши) и горожан. В поэзии и прозе той эпохи звучали голоса глубокой печали и негодования.

Социальный строй, основанный на угнетении народа, осуждали передовые мыслители. Виднейший ученый и писатель Хань Юй (768-824) писал: «Семья земледельца, — одна, но просо его едят шесть семей; семья ремесленника — одна, но пользуется его изделием шесть семей; семья торговца — одна, но берут с него шесть семей. Как же народу не обнищать и не грабить?». Хань Юй осуждал даосскую и буддийскую религии. Когда в столицу должны были привезти часть мощей Будды, он написал императору доклад, в котором клеймил поклонение «гнилым костям».

Поэт Юань Чжэнь (778-831) также выражал возмущение порядками, царившими в стране. Юань Чжэнь писал своему другу о военных наместниках: «Они смотрят на область, как на собственный дом, убивают подчиненных, словно- рабов и животных. Свой грабеж они называют взносом дани, а на деле посылают императору не более одной сотой собранного. В столице они понастроили себе дома целыми переулками и улицами. Земли их с водой и сушей, плохие и плодородные, считают на деревни и версты. Много у них и другого имущества — рабов и всякого вооружения. Сановники при дворе из осторожности молчат, считая это благородным».

Хань Юй, Бо Цзюй-и, Юань Чжэнь и многие другие подвергались жестоким преследованиям властей, но произведения их пользовались большой известностью и находили сочувствие. Чиновники и феодалы применяли любые меры, чтобы подавить критику господствующих порядков.

MaxBooks.Ru 2007-2015