История Китая с древнейших времен до наших дней

Крестьянская война

В конце IX в. в стране все чаще вспыхивали разрозненные восстания крестьян, солдатские бунты, выступления отрядов бездомного люда. Отдельные вспышки протеста народа начали сливаться в движение, которое втягивало массы простолюдинов и охватывало значительную территорию.

В 860 г. в районе Чжэцзяна повстанцы, руководимые Цю Фу, заняли несколько уездов. К ним присоединилась крестьянская молодежь, ремесленники снабжали их оружием. Они совершили поход, поднимая по пути недовольных. Власти стянули значительные военные силы, которые стали преследовать повстанцев и в конце концов окружили их в небольшом городке. За трое суток повстанцы отбили 83 штурма. Мужчины и женщины сражались не щадя жизни. Спастись удалось лишь немногим.

Крупные крестьянские восстания происходили в провинциях Ганьсу, Шэньси, Хэнань, Аньхуй и Шаньдун. В Хэбэе и Шаньдуне отдельные местные выступления крестьян и беглых солдат слились в мощное движение. Наиболее влиятельным из повстанческих вождей стал Ван Сянь-чжи, который возглавил большой боеспособный отряд. В 874 г., после того как повстанцы переправились на южный берег Хуанхэ, их отряд насчитывал, согласно официальным данным, 10 тыс. бойцов. По-видимому, приток добровольцев продолжался.

В 875 г. к повстанцам со своим отрядом присоединился Хуан Чао, ставший вскоре ближайшим помощником главного предводителя. О биографии Ван Сянь-чжи в источниках нет сведений, однако содержание письма Ван Сянь-чжи к народу Поднебесной свидетельствует о том, что он вовсе не был простым крестьянином или солдатом. Он писал: «Чиновники жадны и ненасытны, налоги тяжелы, награды и наказания несправедливы». Менее всего это похоже на жалобу крестьянина. Что касается Хуан Чао, то известно, что он происходил из семьи, разбогатевшей на контрабандной торговле солью.

В «Синьтаншу» записано: «Хуан Чао, уроженец Юаньцзюй, что в области Цаочжоу, происходил из рода, разбогатевшего на торговле солью. Он прекрасно владел мечом, стрелял на скаку из лука, немного умел читать и писать и был красноречив. Он охотно кормил беглых крестьян». В «Цзычжи тунзянь ганму» эти сведения дополнены сообщением о том, что Хуан Чао несколько раз являлся на экзамены, но не мог получить степени и стать кандидатом на должность чиновника. Очевидно, зажиточные семьи из «доброго народа» уже не могли продвигать своих сыновей хотя бы в низшие слои господствующего класса без протекции родственников и больших взяток. В этой же истории сказано, что Хуан Чао и Ван Сянь-чжи вместе занимались контрабандной продажей соли.

Восставшие крестьяне составляли военные отряды, нападали на богатые усадьбы, расправлялись со своими классовыми врагами. Войско повстанцев достигло 100 тыс. человек и действовало на территории нескольких провинций.

Танский двор, не располагая достаточным войском, старался использовать любые средства для подавления восстания. Так, местным властям было дано распоряжение вооружать население и привлекать его к борьбе с повстанцами. Обычно крестьянам строго запрещалось иметь даже самое примитивное оружие. Но, получив луки, стрелы, дротики, крестьяне чаще всего уходили с ними к восставшим. Правитель осажденного повстанцами города предложил от имени двора высокий чин Ван Сянь-чжи, если он перейдет на службу к правительству.

Феодальные историки отмечали, что Ван Сянь-чжи готов был согласиться на это предложение, но Хуан Чао стал упрекать его, напоминая о данной ими клятве вести борьбу в масштабах всей империи и обвиняя его в измене товарищам. Стычка между вождями привела к расколу повстанческих сил. Одни пошли за Ван Сянь-чжи, другие — за Хуан Чао.

В 878 г. Ван Сянь-чжи со своими сторонниками совершил большой поход на запад в направлении Лояна. Подступы к восточной столице охранялись правительственными войсками и нанятой правительством конницей кочевников. Ван Сянь-чжи потерпел жестокое поражение, был схвачен и подвергнут мучительной казни. По сведениям современников, в этой битве погибло 50 тыс. повстанцев. Некоторым удалось спастись бегством, уйти в деревню. Один из помощников погибшего вождя, Шан Жан, с группой повстанцев присоединился к Хуан Чао. Хуан Чао возглавил все повстанческие силы и принял титул «Великого полководца, штурмующего небо», заявляя этим о своей цели свергнуть императорский дом Танов и изменить правление.

В конце 878 г. этот крестьянский полководец привел свое большое войско к Янцзы. Переправившись на южный берег реки, повстанцы двинулись в путь по землям нынешних провинций Чжэцзян, Фуцзянь и Гуандун. В 879 г. они уже стояли у стен многолюдного города Гуанчжоу. Такой быстрый переход был возможен лишь при поддержке крестьян. Осадив Гуанчжоу, Хуан Чао начал переговоры с правительством, но, не добившись соглашения, взял штурмом этот город.

Арабские историки Абу Сайд и Масуди, жившие позднее, в следующем веке, рассказывали о стычке жителей местного иностранного поселения с повстанцами, но китайские источники умалчивают об этом. В Гуанчжоу действительно жили арабские, персидские и еврейские купцы, богатевшие за счет местного населения, поэтому нападение на них крестьян-повстанцев весьма вероятно.

Через некоторое время крестьянские предводители отказались от мысли обосноваться на юге, в Гуанчжоу, и все войско ушло на север. Они проследовали на плотах по р. Сян. Местное население снабжало их продовольствием, а юноши вступали в их ряды. Как отмечалось в источнике, войско Хуан Чао возросло до полумиллиона. Однако в Ху-бэе, близ Сянъяна, это необстрелянное войско потерпело сокрушительное поражение и бежало на юг за Янцзы.

На правом берегу под защитой мощных потоков реки повстанческие вожди стали снова собирать силы. Под знамена Хуан Чао вновь встали массы крестьян, его войско достигло 300 тыс. Летом 880 г. повстанцы вновь выступили на север, двигаясь на этот раз несколько восточнее — районом Великого канала — и обходя сильные крепости и главные скопления правительственных войск. Еще в Гуандуне Хуан Чао объявил свои силы «справедливым войском» и старался оправдать это наименование. Феодальные историки писали, что повстанцы «прекратили грабежи»; однако нет оснований предполагать, что они прекратили расправу с представителями власти и крупными землевладельцами. Хуан Чао принял новый титул «Великого полководца Поднебесной».

В декабре того же года он без боя занял восточную столицу империи — Лоян. В своем обращении он предлагал всем спокойно оставаться на местах и не оказывать вооруженного сопротивления. Многие — особенно из низов господствующего класса и горожан — предпочли присоединиться к восставшим. Более того, некоторые военачальники и гражданские чины, понимая бессилие императорской власти, также последовали их примеру. Даже наместник Лояна вышел встречать Хуан Чао.

Чтобы защитить главную столицу — Чаньань, правительство направило гвардейские части к Тунгуаню — естественному укреплению, находившемуся у изгиба Хуанхэ. В то время к гвардии приписывались сыновья богачей, никогда не занимавшиеся военным делом. В «Таншу» сказано о них: «Получая большое жалованье, роскошную одежду и превосходных лошадей, они хвастались своими привилегиями и властью, но не занимались военным делом. Услышав, что нужно выступать в поход, они, плача, доставали припрятанные в домах сокровища, чтобы нанять вместо себя инвалидов из торговых рядов, а те были не в состоянии выполнять солдатскую службу и замерзали в дозоре». Военачальник, которого отправляли навстречу повстанцам, узнав, что солдатам не выдали провианта, сказал государю: «Я весь цепенею [от страха]».

Все же у Тунгуаня правительству удалось собрать значительное войско, начавшее ожесточенное сражение. Но отряд Шан Жана окружил главные силы противника, и судьба Чаньаня была решена. Танские воины после поражения обратились в бегство, а достигнув города, занялись грабежом. Император со своим двором бежал на юг.

10 января 881 г. повстанцы вступили в столицу. В источнике содержится запись: «Разбойники шли с распущенными волосами и в парчовых одеждах. Хуан Чао ехал в колеснице из желтого золота, охрана его была в расшитых одеждах и пестрых шапках. Его сподвижники следовали за ним на медных колесницах. Их сопровождали всадники».

Шан Жан, названный «усмирителем Тан», объявил населению: «Князь Хуан не такой, как безжалостный род Тан. Живите спокойно и ничего не бойтесь!». Политика повстанцев в Чаньане отражала классовый характер движения. Хуан Чао приказал убивать членов императорской фамилии и прогнать со службы чиновников трех высших рангов. Их связывали, били, отнимали имущество. «Богачей разували и гнали босыми. Задержанных чиновников убивали, поджигали дома, если не могли там ничего найти, а всех князей и знатных людей уничтожали». С бедняками восставшие делились своей добычей. «Разбойники, увидев бедных людей, раздавали им ценности и шелка», — отмечали летописцы. Преследуя влиятельных и богатых, помогая бедным, руководители восстания вели нейтральную политику в отношении низших прослоек господствующего класса и рядовых горожан.

Насколько можно судить по средневековым материалам, вожди восстания ставили определенную задачу — свержение танской династии и власти крупнейших феодалов и сановников. Правда, Ван Сянь-чжи в своем обращении еще не призывал свергнуть династию. Он писал: «Чиновники жадны и ненасытны, налоги тяжелы, награды и наказания несправедливы. Цзайсяны все это скрывают, а [император] Сицзун о том и не знает». Позже Хуан Чао якобы говорил: «Я хотел наказать бесчинствующих чиновников, которые обворовывают страну, и очистить императорский двор от скверны.

Ошибкой моей было то, что, завершив это дело, я не ушел обратно». На практике восстание завершилось уничтожением членов царствовавшего дома и их ближайших пособников. По представлению крестьян-повстанцев, существовало единственное решение политического вопроса — возведение на престол справедливого правителя. Заняв дворец, повстанцы совершили положенные гадания, а затем провозгласили Хуан Чао императором и исполнили торжественную церемонию возведения на престол. Новая династия была наименована Да Ци, а девиз правления — Цзиньтун, согласно «Учению о пяти элементах».

Ближайшие соратники Хуан Чао и военачальники получили назначения на посты особых советников и членов различных коллегий. 500 отличившихся воинов были объявлены «заслуженными». Чиновников низших рангов возвращали на их должности. Персоналия менялась, но система государственного управления оставалась все та же. Стараясь навести порядок, новые власти запретили своим воинам убивать и грабить население.

Никакой конкретной программы действий повстанцы не имели. Во время восстаний и походов крестьяне расправлялись со своими угнетателями. В источниках их враги обычно называются чэнь — чиновниками, а не помещиками. В восстании не было религиозных лозунгов. Не исключено, однако, что шаньдунские повстанцы имели связи с даосами. В частности, известно, что, когда Хуан Чао совершал свой поход на Юг, он вначале приказывал убивать конфуцианских ученых. Но не следует забывать, что последние были землевладельцами, эксплуатировавшими крестьян. В Чаньане все обряды были осуществлены по древним, освященным конфуцианством обычаям. Было даже отмечено, как того требовала традиция, что Небо сменило свое повеление, кому править в Поднебесной.

Наиболее слабыми сторонами восстания были непрочная связь повстанцев с крестьянскими массами и неумение создать какую-либо новую организацию. Так, в Цзянси у Наньчана произошло большое восстание крестьян, которые уничтожали представителей местных властей. В Шаньси взбунтовались солдаты и стали хозяевами в провинциальном центре Тайюани. Движения возникали и в других провинциях. Но повстанцы Чаньаня не установили с ними связи.

Между тем господствующий класс готовился к борьбе. По призыву танского двора, находившегося в Чэнду (пров. Сычуань), феодалы собирали военные силы и присылали подати, изъятые у крестьян. Таны нанимали конницу кочевых племен. Самую активную роль в войсках, противопоставленных повстанцам, взяло на себя племя с одноглазым вождем Ли Кэ-юном.

Воспользовавшись отсутствием в столице Хуан Чао, который выступил против вражеских отрядов, находившихся на севере, войска феодалов вошли в город. Солдаты и командиры под покровом ночи начали грабить и насиловать жителей. В разгар грабежа на них напали воины Хуан Чао и вытеснили их из столицы. Несмотря на этот успех, положение повстанцев становилось все более критическим. Кольцо окружения сжималось теснее. Подвоз провианта давно прекратился, и в столице начался голод. Горожане, связывавшие свое материальное благополучие с императорским двором, разочаровались в политике крестьян-повстанцев. Военачальники, примкнувшие к Хуан Чао, теперь изменяли ему. Оборонять Чаньань долее не представлялось возможным.

20 мая 883 г. Хуан Чао со своими войсками покинул столицу и ланьтяньской дорогой через горы направился в Хэнань. Отступая, повстанцы оставляли на дороге ценные предметы. Вражеские воины подбирали их, ссорились из-за добычи и перестали преследовать повстанцев. 17-тысячное конное войско племени шато разграбило Чаньань и жестоко расправилось с мирными жителями. За безудержную жестокость народная молва нарекла воинов шато «черные вороны», а их вождя Ли Кэ-юна — «одноглазый дракон».

В Хэнани повстанцы потерпели несколько поражений. Численность крестьянского войска постепенно уменьшалась. Но главной опасностью стали измены и переход командиров вместе со своими отрядами на сторону противника. Жестоким ударом по восстанию была измена Чжу Вэня, в прошлом мелкого чиновника, которому очень доверял Хуан Чао. Даже Шан Жан, захваченный в плен, присоединился к карателям. Началась жестокая расправа с восставшими крестьянами.

Хуан Чао принужден был отступать дальше на восток, теряя воинов и оружие. В 884 г. в пров. Шаньдун его малочисленный отряд оказался в безвыходном положении. Средневековые историки сообщают, что Хуан Чао покончил жизнь самоубийством, а отдельные отряды восставших еще продолжали борьбу. Хуан Хао — племянник Хуан Чао, собрав значительные силы, сражался против феодалов в долине Янцзы. Он совершил довольно успешный поход на север. Но в 901 г. войско Хуан Хао было разбито, а сам он погиб.

Крестьянская война, принесшая восставшим много блестящих побед, потерпела жестокое поражение. Однако значение этой войны было велико. Класс феодалов понес большой урон, многие его представители погибли или потеряли свои владения, власть и имущество; правящая династия была свергнута. Восстания, в течение нескольких лет бушевавшие по всей стране, временно освободили крестьян от непосильного гнета. Они перестали платить налоги, недоимки казне и долги ростовщикам, перестали работать на своих господ. Распадение танской системы учета и налогообложения создало для земледельцев благоприятные условия хозяйствования. Тщательная обработка ранее истощенных полей приносила большой урожай. Застой в экономике сменился некоторым подъемом.

Классовая борьба в IX в. по своей напряженности и размаху не имела прецедента в истории феодальной эпохи.

MaxBooks.Ru 2007-2015