История Китая с древнейших времен до наших дней

Борьба китайского народа против чжурчжэней

Провал экономических и политических реформ способствовал обострению внутренних противоречий и ослаблению Сунской империи. Сторонники передовых взглядов того времени не смели выдвигать новых предложений. У трона стояли представители наиболее консервативных и коррумпированных группировок. Землевладельцы всех категорий изыскивали способы усиления гнета крестьян, несмотря на то, что крестьянское хозяйство и так уже находилось на грани разорения.

Феодалы заботились лишь о роскоши убранства жилищ, богатстве одежды, многочисленности и замысловатости кушаний, о численности охраны, челяди, музыкантов и певиц, которых содержали в своих усадьбах. Самым почетным занятием господ было цитирование и толкование древних произведений, сочинение стихов, рисование цветов и пейзажей. Ни хозяйственным делам, ни ратному делу они не уделяли внимания.

Господствующий класс смертельно боялся угнетенного народа, даже «соседние варвары» казались китайским феодалам менее опасными. Не желая подвергать себя военным невзгодам, они предпочитали откупаться данью, т. е. сохранять мир за счет эксплуатации народа. Однако императорское правительство, испытывая огромные трудности, было принуждено искать способов избавиться от тяжести дани. Китайские дипломаты завязали переговоры с чжурчжэнями — племенами, обитавшими на части территории современных северо-восточных провинций Китая.

Чжурчжэни занимались скотоводством, охотой и издавна торговали с Китаем, доставляя в Поднебесную лошадей, кожи, соболей, корень женьшень и речной жемчуг в обмен на шелк, железо и оружие. Но после того как государство киданей Ляо подчинило чжурчжэней, их выгодные связи с Китаем были затруднены. Разложение первобытнообщинного строя у чжурчжэней вызвало длительную внутреннюю борьбу, которая закончилась захватом власти племенной аристократией и провозглашением вождя Агуды государем, а в 1115 г. — императором. Государство было названо Цзинь (Золотое).

Чжурчжэни, добившись покорности соседних племен, начали захватнические войны против киданьской империи Ляо. К тому времени это государство значительно ослабло. Подвластные племена и народности, обитавшие на громадной территории, некогда завоеванной киданями, стремились освободиться от их власти. Внутри страны начались междоусобные войны. Войско киданей потеряло свою былую боеспособность. Учитывая это, сунский двор заключил в 1120 г. военное соглашение с чжурчжэнями против государства Ляо.

Агуда располагал хорошей конницей, умевшей неожиданно обрушиваться на противника. Отряды состояли из вооруженных воинов, которые метко стреляли на скаку из луков и метали камни. Сблизившись с врагом, они пускали в ход пики и короткие мечи. Военный союз с Китаем предоставил возможность чжурчжэням соединить действия конной армии и солдат-пехотинцев.

Заключив договор с Сунами, чжурчжэни двинули свои военные силы против империи Ляо. Война продолжалась в течение 1122-1125 гг. и привела к полному разгрому Ляо. Большинство киданей подверглось физическому истреблению, немногие избежали гибели. Отдельные отряды киданей и ранее подвластных им племен, возглавленные одним из принцев дома Ляо, ушли на запад, спасаясь от завоевателей. Они достигли района Иссык-Куля, где основали государство кара-киданей, известное в истории под названием Западное Ляо.

Во время этой войны обнаружились беспомощность сунского двора и слабость его войск. Воспользовавшись этим, чжурчжэни вторглись в северокитайские земли, которые по договору должны были отойти Срединной империи. Более того, весной 1126 г. их конница приблизилась к Хуанхэ и стала угрожать Кайфыну. Китайские феодалы, боясь вооружать народ для отпора завоевателям, были готовы взять обязательство выплатить контрибуцию любых размеров и сделать любые территориальные уступки. Сунский двор стал готовиться к подписанию нового договора или к бегству. Весть о намерении двора откупиться от врагов обязательством уплаты тяжелой дани вызвала возмущение населения столицы. Видные горожане и чиновники считали, что капитуляция двора заранее подготовлена отставкой сановников — сторонников оборонительной войны, в том числе самого известного среди них — Ли Гана.

Массы народа (ремесленники и торговцы, подмастерья, слуги, жители окрестных деревень) направились к запретному императорскому городу и стали требовать возвращения на должность Ли Гана. Сунскому императору пришлось пойти на уступки и восстановить в должности Ли Гана и выслать войска против чжурчжэней. Кочевники не ожидали нападения, и их лагерь у Хуанхэ подвергся разгрому. После ухода чжурчжэньских воинов Ли Ган приступил к осуществлению своей главной цели: защищаться вместе с народом. Однако осуществить этот план Ли Гану не удалось, так как вскоре он был сослан в глубь страны.

Сунский двор принял самые суровые меры, чтобы предотвратить новое восстание в столице, приостановил военные приготовления и начал переговоры с цзиньскими полководцами. Когда в 1127 г. чжурчжэни вновь подступили к Кайфыну, двор решил капитулировать. Император отправился в стан противника просить мира, но был взят в плен; та же участь постигла и его сына. Конница чжурчжэней заняла Кайфын без сопротивления и затем устремилась на юг. Феодалы и члены царского дома бежали, войска отступили.

Чжурчжэни, продвигаясь по каналу, сожгли г. Янчжоу. Китайские изменники перевезли в лодках чжурчжэньских конников на южный берег Янцзы, там они заняли Тайпин и другие города. Чжурчжэньскому полководцу У Чжу удалось сжечь корабли китайского флота. Один из членов сунского дома, провозглашенный императором, пытался закрепиться в Нанкине, затем в Ханчжоу, но был вынужден бежать в Нинбо.

Между тем чжурчжэни встретили сильный отпор китайского народа. В провинциях Хэнань, Шаньдун, Шаньси началась жестокая борьба. Чужеземные армии вынуждены были отойти на север. Тогда император и его приближенные вернулись в г. Ханчжоу, который и стал столицей Южносунского государства. Феодалы и императорский двор по-прежнему проводили политику заключения мира любыми средствами. Широкие народные слои и некоторые представители господствующего класса по собственной воле оказывали сопротивление завоевателям.

Так, военачальник Хань Ши-чжун с отрядом солдат 48 дней защищал город от большого войска чжурчжэней. В 30-х годах руководство силами ополчения взял на себя уроженец Хэнани Юэ Фэй. Он создал самостоятельный отряд и вместе с Хань Ши-чжуном и другими полководцами вступил в ожесточенную борьбу с завоевателями. В 1134 г. они переправились через Янцзы, разбили чжурчжэньское войско, взяли г. Санъян на р. Хань и заняли значительную территорию. В 1136 г. китайские полководцы нанесли несколько сильных поражений 300-тысячному войску противника.

Юэ Фэй выработал обширный план освобождения северных территорий. Его сын Юэ Инь выступил в поход на восток с тем, чтобы ударить на чжурчжэней севернее р. Хуанхэ. Главные силы китайцев наступали развернутым фронтом. Задуманный поход был успешным, так как войска пользовались широкой поддержкой народа. Военачальники, ранее сдавшиеся чжурчжэням, присоединились к войскам патриотов, двигавшимся к долине Хуанхэ.

Еще в 1136 г. император и аристократия государства Цзинь, понимая трудности этой войны, завязали сношения с сунским двором. Через китайцев-перебежчиков с помощью Цинь Гуя, который занял в Ханчжоу пост цзайсяна, велись длительные переговоры. Когда же в столицу стали поступать сведения о победах китайских войск, Цинь Гуй обвинил Юэ Фэя в том, что его действия препятствуют успешному исходу переговоров.

Войско Юэ Фэя нанесло чжурчжэням поражение близ Хуанхэ, где, по словам китайских летописцев, пало до 10 тыс. конников противника. Войска и ополчения должны были одержать победу, когда пришел приказ Юэ Фэю явиться в столицу и отвести армии. В 1141 г. Юэ Фэй, прибывший в Ханчжоу, был схвачен, заключен в тюрьму и тайно казнен. Его сын и другие полководцы также были преданы смерти. Сунское правительство заключило в 1142 г. позорный мир, обязавшись выплачивать ежегодную дань в размере 250 тыс. лянов серебра и 250 тыс. шт. шелка. Границы между южносунским и цзиньским государствами были намечены по р. Хуайхэ и Дасаньгуаню в Шэньси.

Память о Юэ Фэе продолжала долго жить в народе. Сунское правительство через 60 лет после казни было принуждено присвоить полководцу высокий титул и воздвигнуть могилу и храмы в Ханчжоу и в Учане. Юэ Фэй стал героем народных преданий, песен и театральных представлений, Цинь Гуй — символ жестокого и продажного чиновника.

В XII в. на территории современного Китая находились различные государства: на севере — чжурчжэньская империя Цзинь, на северо-западе — тангутское государство Си Ся, на юге — Южносунская империя и государственное объединение Наньчжао (Дали) в Юньнани.

Экономика Северного Китая пришла в расстройство. При нашествии чжурчжэньских полчищ были уничтожены многие города и деревни, вытоптаны поля, истреблена или порабощена часть населения. В новом государстве Цзинь нашла широкое применение китайская система угнетения и эксплуатации. Попытка посадить на землю своих конников не имела успеха. Вся тяжесть налогообложения легла на плечи китайских крестьян. Нередко власти производили насильственную закупку зерна по самым низким ценам, запрещали торговлю.

В неурожайные годы в деревне начинался жестокий голод, наблюдалась массовая смертность. Цзиньское правительство, изыскивая дополнительные способы ограбления населения, занялось выпуском бумажных денег в таком количестве, что они потеряли реальную цену. Часто происходили стихийные бедствия. Так, в 1190 г. Хуанхэ прорвала плотины, затопила громадное пространство на Великой равнине. Чжурчжэньские феодалы удерживали власть, опираясь на свои войска и поддержку китайских чиновников из обширного бюрократического аппарата, созданного по образцу органов управления Срединной империи.

Южный Китай XII в. по своему экономическому положению отличался от Северного. На землях Южносунского государства собирали богатые урожаи риса, чайного листа, сахарного тростника, выращивали ценные субтропические культуры, в большом количестве разводили шелковичных червей. В провинциях Цзянси и Фуцзянь сосредоточились центры фарфорового производства. В приморских районах население занималось рыболовством и другими видами морского промысла, перевозкой товаров, поддерживало торговые связи с заморскими краями.

Ханчжоу — столица Южносунского государства была богатейшим торговым центром. Венецианец Марко Поло, посетивший Ханчжоу в конце XIII в., отмечал в своей книге: «То самый лучший, самый величавый город в свете», в нем «двенадцать тысяч каменных мостов», «все улицы вымощены камнем и кирпичом». В городе домов «миллион шестьсот тысяч; много тут богатых дворцов», а дворец императора «самый красивый и знатный в свете». Марко Поло записал также о Южном Китае: «Сахару тут родится и выделывается более, нежели в целом свете». Крупнейшими торговыми центрами страны являлись также портовые города Цюаньчжоу и Гуанчжоу.

В Южносунской империи земли находились преимущественно в частном владении. Росту частного землевладения способствовала политика правительства, которое распродавало частным лицам казенные поля. Крестьяне — держатели этих земель — зависели от новых хозяев. Императорские указы запрещали переходы крестьян к новым хозяевам, жестоко карали за бродяжничество. Ханчжоуское правительство также осуществляло массовые выпуски бумажных денег, которые не имели никакой цены или котировались чрезвычайно низко, что служило дополнительным способом ограбления крестьян и ремесленников. Огромная дань чжурчжэням и тангутам создавала все растущий дефицит в бюджете казны. Военное и политическое положение империи продолжало оставаться неустойчивым.

MaxBooks.Ru 2007-2015