История Китая с древнейших времен до наших дней

Политическая борьба и движение за реформы

Возникновение новых явлений в экономической и социальной жизни китайского общества не вызвало перемен в его политическом строе. Минская империя в XV-XVII вв. сохраняла черты средневековой деспотии с ее обширным бюрократическим аппаратом, с самодержавной императорской властью и бесправным населением. Дробление всего общества на мелкие социальные группы, отделенные друг от друга высокими барьерами, препятствовало складыванию сословий и особенно формированию классового сознания и развитию политических движений.

Со второй половины XV в. социальная опора правительства еще более сократилась. Минские властители пользовались поддержкой ограниченной группы крупнейших феодалов и высших сановников. Императоры зачастую передоверяли случайным людям решение государственных дел. Нередко полновластными временщиками оказывались гаремные евнухи, которые вместе со своими приверженцами, также из евнухов, направляли всю политику.

Крупнейших феодалов устраивало хищническое правление евнухов, открывавшее простор их неуемной алчности и бесконтрольности. Воздействие более широких кругов чиновников на управление страной и на самого императора полностью исключалось. Зато возрастали самоуправство местных властей, казнокрадство и взяточничество, столь характерные для феодального Китая. Правительство поощряло лихоимство и семейственность, обходя закон об экзаменах, продавало государственные должности.

Система надзора, слежки, доносов действовала повсюду, от сельского двора и одиннадцатидворки в деревне до высших учреждений и императорской канцелярии в столице. Создание специальных тайных организаций усилило режим жестокого террора. Конфуцианство в чжусианской форме, буддийская и другие религии, система образования и экзаменов стояли на страже феодальной реакции и незыблемости консервативной идеологии. Все это исключало формирование общественного мнения и тем более его влияние на политику.

Но внутреннее и внешнее положение страны не могло не вызывать тревоги у передовых людей того времени. Среди предпринимательской верхушки в городах, зажиточных слоев в деревне, непривилегированных землевладельцев, образованных чиновников рождалось и крепло недовольство. В феодальном Китае отсутствовали представительные органы, какие бы то ни было устные выражения оппозиционных мыслей были исключены. Однако общественное недовольство достигло к концу XV в. такой напряженности, что стало проявляться в подаче письменных докладов трону. Путь этот считался законным, так как доклады писали чиновники из палаты инспекторов, обязанные проверять деятельность всех звеньев государственного аппарата.

Некоторую поддержку им оказывали ученые из императорской академической палаты (Ханьлинь шуюань), имевшие влияние на решение важных вопросов. Движение началось с протеста против усиления личной власти временщиков. В конце XV в. в докладах инспекторы неопровержимо доказывали виновность в лихоимстве и беззакониях всесильного временщика-евнуха и его приспешников. Инспекторы приводили сведения о том, что богачи, пойманные на преступлении, за взятки выставляли вместо себя на казнь нанятых ими бедняков; что сановники подкупают доносчиков, чтобы оклеветать своих политических противников; указывали, какие громадные взятки берут евнухи-правители. В 1498 г. им удалось свергнуть всю клику, стоявшую у власти. В ту пору главным содержанием докладов были разоблачения.

В начале XVI в. в докладах явственно зазвучали протесты против устаревшего строя и появились более определенные требования, превратившиеся затем в программу реформ. Борьба становилась все острее и напряженнее, и в нее втягивалось все больше участников. Главной целью движения была реформа всей системы правления.

В докладе, поданном в 1506 г. тремя видными сановниками, а также во многих других докладах выдвигалось требование повседневного участия самого императора в решении государственных дел. Авторы упрекали императора в чрезмерном увлечений разными забавами, высказывали пожелание, чтобы он вел скромную жизнь, был занят государственным трудом, уделял больше внимания учебе, почитанию конфуцианских канонов и выполнению конфуцианских обрядов.

Докладчики также считали необходимым проверить государственный аппарат, изжить семейственность и взяточничество, категорически отказаться от торговли должностями. Одним из условий хорошего правления они считали высокую образованность императора и сановников, а также выдвижение на чиновничьи должности людей талантливых и образованных, из какой бы среды они ни происходили. Бесчестных служащих и евнухов следовало удалить.

По этому поводу один из видных реформаторов писал: «Ныне множество бесчестных проникли ко двору императора и, имея зловредные цели, искажают принципы государственного правления. Они вызывают смуту в Поднебесной, истребляют чиновников — подателей ценных советов, увольняют и высылают полезных людей. Все это ведет государство к гибели, поэтому умоляю Вас принять высочайшее и мудрое решение отрубить головы бесчестным, а Вам — признать свою вину перед страной».

В докладах выдвигалось требование «открыть дорогу высказываниям», т. е. разрешить чиновникам свободно и безнаказанно выражать свое мнение, что было серьезным политическим требованием. Частые нарекания вызывало устаревшее и запутанное законодательство, поэтому передовые люди страны просили в докладах пересмотреть свод законов и внести необходимые исправления. Сторонники преобразований стремились оградить человеческое достоинство от оскорбления физическими наказаниями.

В основе экономических требований реформаторов лежали конфуцианские принципы повышенного внимания к земледелию и строгой экономии в жизни двора и всего господствующего класса. Докладчики не раз упоминали о чрезмерной тяжести налогов, о плохом состоянии сельского хозяйства, о необходимости выделения средств на ирригационные работы. В очень резкой форме они осуждали намерения двора строить новые дворцовые палаты и храмы, не считаясь с неурожаем и голодом в стране. Однако реформаторы XVI в. шли дальше традиционных конфуцианских принципов. Они выдвинули требование ликвидации казенных предприятий и государственных монополий. Резкие нападки вызывало казенное ткацкое дело, препятствовавшее развитию ремесла и частных ткацких мануфактур.

То, что ремесленники и работный люд были вынуждены бросать дело и отправляться в казенные мастерские, чтобы бесплатно ткать шелка для феодалов и казны, разоряло влиятельных горожан. Они требовали также закрытия дворцовых лавок, где продавали зерно, собранное с народа, или изделия, произведенные в государственных мастерских. Протесты против устарелых институтов нашли отражение в докладах. Многочисленные внутренние таможенные заставы, где зачастую контролерами были дворцовые евнухи, вызывали жалобы торговцев. Монополии государства на соль, на добычу и обработку руд связывали руки предпринимателям. Высокие цены на железо препятствовали развитию экономики.

Реформаторы считали необходимым активизировать внешнюю политику и прекратить территориальные и экономические уступки соседям. Особенно невыгодной считали они торговлю, навязанную Минам монгольскими ханами.

Возражая против обмена шелков и плохих лошадей, один из докладчиков писал: «Ежегодно за сотни тысяч штук шелковых тканей мы получаем несколько десятков тысяч лошадей, поэтому через десять лет в стране не останется шелков». Инспекторы неоднократно сообщали о разложении, царившем в армии. Их доклады содержали жестокое осуждение коррупции командиров, полной небоеспособности солдат, небрежного отношения правительства к военному делу. Сторонники реформ требовали расследования и реорганизации армии.

Стремление добиться изменения системы образования и экзаменов, которые были нацелены на отрыв знаний от практической жизни, нашло отражение лишь в сочинениях отдельных авторов. В целом доклады трону были выдержаны в конфуцианском духе, хотя некоторые из них были написаны в очень резком тоне.

Минский двор отвечал на потоки этих петиций тяжелыми карами. В 1508 г. одновременно было схвачено 300 столичных чиновников. 10-11 лет спустя вновь произошли массовые аресты. Жестокому разгрому подверглась академия Ханьлинь, 200 видных ученых и сановников были заключены в тюрьмы. Арестам подверглись даже люди, занимавшие высшие в империи посты, не говоря уже о чиновниках. Их пытали, били палками, приговаривали к смертной казни, ссылке, конфискации имущества, лишали чинов и привилегий, превращая в простолюдинов. Агенты специальной палаты тайного надзора свирепствовали вовсю.

Но борьба не ослабевала, и императору пришлось уступить. В 1567 г. на высшие посты были назначены видные ученые и отстранены от власти евнухи. У власти оказался сторонник реформ Чжан Цзюй-чжэн, который попытался на деле осуществить целую серию мероприятий. Правительство выделило средства на строительство дамб и восстановление ирригационной системы, разрушенных вследствие грандиозных разливов Хуанхэ, за счет ассигнований на дворцы и развлечения. Чтобы упорядочить налогообложение, был осуществлен переучет податного населения и перемер полей, а также уточнена принадлежность земли государству или частным лицам.

Важное мероприятие, задуманное Чжан Цзюй-чжэном, заключалось в замене натуральных податей и государственной трудовой повинности денежным налогом. Отменялся порядок, но которому недоимки за беглых согласно правилам круговой поруки выплачивали соседние дворы. В связи с этим с крестьян были списаны тяжелые долги. Чжан Цзюй-чжэн добивался отказа правительства от монополий. Несколько раз он пытался принудить императора подписать указ о снятии особого обложения на добычу руд, но безуспешно.

Стремясь улучшить государственный аппарат, реформатор ввел порядок проверки деятельности чиновников, их назначений и передвижений по должностям. Император согласился на регулярные аудиенции сановникам и личное участие в делах правления. В 1573 г. был издан высочайший эдикт об усилении внимания к докладам. Для рассмотрения этих докладов и проверки принятых мер устанавливались определенные сроки, что было ответом на требование считаться с голосом общественности. Серьезные меры Чжан Цзюй-чжэн провел для усиления войска, пограничной службы и повышения авторитета командного состава.

Политика преобразований встречала упорное сопротивление представителей крайней реакции. На реформатора писали бесчисленные доносы и строили ему всяческие козни. А после смерти Чжан Цзюй-чжэна в 1582 г. его объявили преступником и истребили всю его семью. Феодалы прилагали все усилия, чтобы восстановить прежнее положение. В стране и при дворе началась острая политическая борьба.

В то время несколько видных чиновников, попавших в опалу за свои передовые взгляды и высланных из столицы, занялись преподаванием в г. Уси на р. Янцзы, где находилась средневековая академия Дунлинь, Свою педагогическую деятельность они посвятили распространению реформаторских идей. Единомышленников возглавил уволенный сановник Гу Сянь-чэн — сторонник Чжан Цзюй-чжэна.

Политическая группировка, сложившаяся около 1598 г. и известная под названием «Дунлиньдан», стала приобретать в стране все больше сторонников. Современники писали, что Гу Сянь-чэн «управляет империей и приковывает всеобщее внимание», а в академии Дунлинь открыто хулят или превозносят государственных деятелей. К дунлиньцам присоединился влиятельный сановник Ли Сань-цай, который на практике пытался осуществить некоторые реформы.

В общем расплывчатая программа Дунлинь совпадала с требованиями реформ, выдвинутыми движением XVI в. Особое внимание уделялось проблемам ликвидации государственных прав на разработку недр и внутренних пошлин, на передачу казенных фарфоровых и ткацких мастерских частным лицам. В речах и письменных докладах звучало требование прекратить захват земель крупными феодалами, уравнять землепользование и налогообложение, добиться лучших условий для частного предпринимательства и рациональных форм хозяйства.

В политической области дунлиньцы хотели усиления личного участия императора в управлении страной, чтобы он считался с мнениями, высказанными в докладах трону. Они требовали отстранения евнухов от власти, реорганизации государственного аппарата и системы замещения должностей, а также отмены публичных наказаний сановников батогами. В 1620 г. сторонникам Дунлинь удалось возвести на престол своего кандидата (наследника умершего императора), который санкционировал проведение реформ.

Приход к власти сторонников передовой политической группировки заставил ранее враждовавших между собой феодалов объединиться и прибегнуть к решительным мерам. Молодой император был отравлен, а на престол возведен новый государь, который уже не смел вмешиваться в государственные дела. Власть при дворе вновь захватили временщики и клика евнухов. Начались жесточайшие преследования дунлиньцев. Все они были казнены, их сторонники разжалованы или сосланы.

По всей стране ловили и карали приверженцев реформ. Достаточно было доноса, что человек знаком с дунлиньцем, чтобы его подвергли наказанию. Поскольку главными очагами вольнодумства считались кроме палаты инспекторов академия в Пекине и учебные заведения по всей стране, то ученых и учащихся преследовали особенно жестоко. Большинство академий и школ были закрыты.

Дунлиньцы пользовались поддержкой горожан, частных собственников земли, ученых, чиновников, видевших разложение бюрократического аппарата, военных-патриотов, но сами в своей деятельности ориентировались на волю императора. Они не искали помощи народа и были противниками крестьянских и городских движений. Это помешало реформаторам оказать сопротивление реакции и привело к их полному разгрому.

В 1628 г., при восшествии на престол нового императора, произошел дворцовый переворот, и власть евнухов была свергнута. Однако в стране продолжали править реакционные силы.

Крупные феодалы диктовали минскому двору свои требования и опустошали государственную казну. Они присваивали земли вместе с крестьянскими держаниями и собственниками земли, душили предпринимателей и работников высокими пошлинами и повинностями. Налоги росли, власти уделяли все меньше внимания оросительным системам. Недороды и стихийные бедствия повторялись из года в год. Внешние враги грозили завоеваниями.

MaxBooks.Ru 2007-2015