История Китая с древнейших времен до наших дней

Подъем крестьянского движения

Усиление народного гнета вызвало новый подъем классовой борьбы, в которую втягивались массы крестьян, связанных с землей, обезземеленных и бездомных, солдаты и городская беднота. К восставшим стали присоединяться образованные люди, выходцы из господствующего класса; иногда их поддерживали зажиточные горожане. Во второй половине 1639 г. начали формироваться новые отряды крестьянских войск. Наиболее влиятельными и популярными вождями в ту пору стали Ли Цзы-чэн и бывший солдат Чжан Сянь-чжун.

Сын шэньсийского земледельца Ли Цзы-чэн со своим племянником Ли Го и ближайшими соратниками — кузнецом Лю Цзун-минем и выходцем из богатых помещиков, поэтом-гуманистом Ли Синем — возглавили большое крестьянское ополчение. Эти отряды заняли город-крепость Лоян, резиденцию дяди императора. Имущество и запасы зерна этого богатейшего феодала они роздали голодному люду.

Крестьянские войска трижды подходили и осаждали столицу провинции Хэнань — Кайфын. При штурме города они использовали осадные лестницы, глиняные бомбы, начиненные порохом. Воины защищались от стрел огромными щитами, сделанными из ваты в несколько слоев. Они прорыли подкоп и взорвали городскую стену. Наконец, углубив каналы и рвы, повстанцы прервали связь города с окружающим миром, чтобы взять его измором. В Кайфыне свирепствовал голод, но феодалы отказывались капитулировать. Минский военачальник открыл дамбу на р. Хуанхэ и затопил город.

Повстанцы отошли на запад и вскоре заняли сильно укрепленный г. Сянъян в Хубэе. Численность их войск значительно возросла. К Ли Цзы-чэну присоединялись атаманы, ранее действовавшие самостоятельно. Только Чжан Сянь-чжун продолжал сепаратную борьбу, совершал походы к югу от Янцзы, временно занимал крупные города (как, например, Учан). Правительственные органы власти были уничтожены на большой территории.

На новом этапе движения руководители восстания проявили некоторую дальновидность и стремление к организации движения. Обосновавшись в Санъяне, они занялись перестройкой своих войск. Основные силы, включавшие 100 боевых единиц, составили главную армию. Четыре крупных военных соединения, в каждое из которых входило 30 отрядов, считались лево- и правофланговыми, арьергардом и авангардом. Все пять частей войска имели свои отличительные знаки.

Наименьшей боевой единицей считалось звено из десяти солдат во главе с одиннадцатым — старшим солдатом. Армия была связана суровой дисциплиной и подчинялась единому командованию. Воинам запрещалось копить имущество, они обязаны были сдавать захваченный провиант, скот и ценности, за что получали вознаграждение. Дезертиров жестоко карали. Не все вожди отрядов подчинились суровой дисциплине, за это некоторые из них были подвергнуты казни.

Повстанцы сделали попытку сформировать свое правительство. Верховная власть и командование армией сосредоточились в Военном совете (или Совете вождей) с Ли Цзы-чэном и его ближайшими помощниками во главе. Военный совет решал военные и гражданские дела. Главной целью борьбы было уничтожение власти минского императора, истребление крупных феодалов, сановников, наиболее жестоких угнетателей народа.

Менее скомпрометировавших себя чиновников, помещиков и представителей торгово-ростовщического капитала повстанцы арестовывали и требовали с них контрибуцию. Они относились дифференцированно к жителям городов, подразделяя их на три группы: высших чинов и богачей, среднюю прослойку и простой народ. Как правило, продовольствие, а иногда и ценности в захваченных городах и усадьбах раздавались бедному и голодному люду. В деревне повстанцы охраняли собственность рядовых земледельцев. По приказу Совета вождей конник, проскакавший по возделанному полю, подлежал смертной казни.

В период подъема движения повстанцы пытались знакомить население со своими намерениями. Так, специально подобранные отряды мальчиков распевали песни, в которых говорилось, что с приходом справедливого воинства Ли Цзы-чэна народ не будет платить податей. Судя по содержанию текстов сохранившихся обращений повстанцев к народу, они возлагали ответственность за разорение страны на самого императора, сановников и других представителей класса феодалов.

Они писали: «Все доходы поступают царским родственникам и знати, а силы народа истощены до крайности». «Годы — голодные, подати — тяжелые, а чиновники — алчны, и все служащие — мошенники, поэтому народ чувствует себя так, как если бы был погружен в кипяток или огонь». С гневом и презрением говорилось в воззваниях о продажности, взяточничестве и жадности чиновников, которые «подобны волкам и тиграм». Обращения к населению иногда вывешивались на воротах. Переодетые в лотошников повстанцы приходили в города и деревни, где рассказывали о целях борьбы восставших крестьян. Они пропагандировали утопическую мечту об уравнении «бедных и богатых», «знатных и простых», о равном владении землей и счастье народа.

Восстание не имело определенных религиозных лозунгов. В крестьянском войске спокойно уживались буддисты, даосы и мусульмане. Все они следовали конфуцианской традиции. Их вожди требовали соблюдения конфуцианских обычаев и упрекали минский двор в нарушении правил конфуцианской морали. Предсказания, гадания и всевозможные суеверия играли немалую роль в их жизни.

Когда реорганизованное войско восставших двинулось на северо-запад и взяло г. Сиань — столицу провинции Шэньси, Ли Цзы-чэн был провозглашен императором (февраль 1644 г.). Помощникам Ли Цзы-чэна присвоили титулы, которые в отличие от феодальных не были подкреплены имущественными владениями. Помимо Совета вождей создавался государственный аппарат, копировавший старые китайские учреждения и не располагавший реальной властью.

В начале 1644 г. многочисленная крестьянская армия, разделенная на два потока, выступила в поход на столицу. Почти не встретив сопротивления, восставшие подошли к Пекину и после трехдневной осады 25 апреля заняли его. Минское правительство не смогло организовать обороны города, защитить царствующую династию. После сдачи Пекина император повесился. Повстанцы, заняв «внешний», «внутренний» и «запретный город», обратились к народу, призывая к спокойствию и требуя, чтобы горожане вернулись к мирным занятиям и не закрывали лавок и мастерских.

Вступление в столицу большого войска представляло серьезную угрозу порядку, поэтому вожди восстания приказали расквартировать солдат в строгом порядке, так, чтобы пять семей горожан кормили одного воина. Под угрозой быть «разрубленным на куски» повстанцам запрещалось грабить, бесчинствовать и убивать население. Они не произвели раздачи беднякам продовольствия, но собрали поквартальных старост для совещания о необходимых мерах. С приходом повстанцев прекратилось взимание податей, недоимок и отменялась трудовая повинность, что сразу улучшило положение горожан.

Политика в отношении господствующего класса была совсем другой. Преследовали и казнили крупнейших феодалов, чиновников высших рангов, командиров воинских частей и карательных отрядов, чинов сыска. Всех столичных чиновников заставили уйти в отставку и объявили простолюдинами. На представителей господствующего класса и богатых купцов была наложена большая контрибуция, уклонившихся от уплаты арестовали и подвергли наказаниям. Если же они вносили контрибуцию, их отпускали на волю.

Повстанцы попытались создать свои государственные учреждения по образцу прежних, привлекая для этого низших чиновников и опальных при Минах сановников, которых они выпустили из тюрем. Но создать новый, действующий аппарат государственного управления в столице, и тем более на громадной территории, охваченной восстанием, победившие крестьяне не смогли. По-прежнему вся власть сосредоточивалась в военном Совете вождей, который действовал не через гражданские организации, а с помощью армии.

Повстанцы отливали и выпускали свою монету. В Пекине был проведен учет запасов в государственных амбарах, что имело целью наладить централизованное снабжение. Они конфисковали золотые запасы казначейства и дворцов. Требуя дисциплины и порядка от своих воинов, сами повстанческие вожди, поселившись в императорском городе, держались сурового и скромного образа жизни.

Феодалы, убедившись на практике в непримиримости политики повстанцев, стали собирать силы для борьбы против них. Те, кто бежал на юг, готовили войска в Нанкине. На севере феодалы требовали от У Сань-гуя — командующего правительственной армией на маньчжурском фронте — активного вмешательства. Не имея возможности своими силами справиться с победоносным восстанием, феодалы пошли на прямую измену. У Сань-гуй обратился к маньчжурским князьям с просьбой о помощи. Они заключили союз, и объединенные силы маньчжурских и китайских феодалов выступили против повстанцев.

Совет вождей повстанцев отказался от намерения оборонять Пекин. Этот богатый, живший за счет всей страны город с его крепостными стенами мог оказаться для повстанцев опасной ловушкой. Совершив обряд коронования Ли Цзы-чэна императором Поднебесной и собрав свои силы, повстанцы оставили столицу и выступили на запад.

Маньчжурское войско, состоявшее из восьми крупных соединений, во главе с князем Доргунем беспрепятственно вступило на территорию Минской империи, с которой до этого вело войну. В июне 1644 г. маньчжуры заняли Пекин, а У Сань-гуя с его армией послали преследовать отходившие силы Ли Цзы-чэна. В октябре того же года малолетний князь — племянник Доргуня был провозглашен императором Китая. Его годы правления (1644-1661) получили наименование Шуньчжи, а новая династия еще при сыне Нурхаци — Абахае стала называться Цин. Власть ее тогда простиралась немного далее столицы.

Под натиском объединенных сил маньчжуров и китайских феодалов повстанцы с боями отходили на юго-запад. Некоторое время им удавалось удерживать противника у границы Шэньси. Но после кровопролитных сражений им пришлось спуститься по долине р. Хань к Янцзы. Крестьянскому войску удалось переправиться на южный берег этой реки и скрыться в горах на границе Хубэй-Хунаньского района. Там погиб главный вождь восстания Ли Цзы-чэн. Командование принял на себя его племянник Ли Го.

Крестьяне, утомленные длительной войной, не поддержали армии Ли Цзы-чэна. Рядовые повстанцы стремились вернуться в свои деревни. В Совете вождей возникли разногласия. Крестьянские военачальники не смогли поднять массы на борьбу против нового противника. На территории, охваченной восстанием, крестьяне не были способны создать организованную власть. Движение потерпело поражение.

MaxBooks.Ru 2007-2015