История Китая с древнейших времен до наших дней

Экономическая организация ремесла и торговли

Специфика городского ремесленного производства и торговли в XVIII-XIX вв. заключалась в том, что социальные изменения происходили медленнее, чем изменения экономической, в том числе технической, основы производства. Средневековые городские организации — ханы, хуйгуани, баны — сохранялись вплоть до 50-х годов XX в. По-прежнему существовала строгая охрана цеховых секретов.

Лица, занятые сбытом готовых тканей, продажей сырья и других предметов, имели свои объединения — яханы, постоянно связанные с хозяевами мастерских. Сохранялась строгая система ученичества: обучение продолжалось до пяти-шести лет; каждый мастер мог иметь установленное число учеников. Для приема в ученики требовались вступительный взнос 200-300 юаней и рекомендация.

Цехи имели свои уставы, в которых фиксировался характер работы, цены на готовую продукцию. При вступлении в хан следовало сделать денежный взнос и устроить банкет для старейших членов цеха. Членство было наследственное. Во главе ханов стояли старейшины. Мастерских-лавок в городах было великое множество, их владельцы вывешивали вдоль улиц цеховые знаки, прикрепляя их у входа.

Расслоение среди ремесленников, выделение хозяев больших мастерских, мануфактур, богатых маклеров и скупщиков уже в XVIII в. привело к возникновению организаций хозяев, существовавших параллельно цехам рядовых ремесленников. В Гуанчжоу имелись восточные цехи хозяев и подрядчиков и западные — рядовых ремесленников. Хозяева больших плавильных печей в Исине объединились в союз, определявший цены на керамические изделия. В Цзиндэчжэне в XIX в. также возник союз хозяев плавильных печей.

В крупных торгово-ремесленных центрах существовали организации оптовых торговцев. В Чэнду действовали два хана торговцев шелком, в Фошане — хан, контролировавший железоделательное производство. Сучжоускими ткаческими мануфактурами распоряжалась организация «саньшу» (объединение «трех дядей»). Хозяева рассеянных мануфактур составили объединение «первых дядей». Собственники станков и подрядчики, занимавшиеся наймом рабочей силы, входили в объединение «вторых дядей». Мастера, нанимавшиеся на работу поденно и стоявшие по утрам на мосту Вэйцзяцяо, составляли объединения «третьих дядей».

Наиболее распространенной формой организации хозяев были гунсо — гильдии торговцев и предпринимателей, созданные по профессиональному признаку. В одном только Сучжоу было 122 гунсо, число их членов было обычно невелико. Эти гильдии защищали интересы хозяев не столько от конкурентов, сколько от их работников. Особую роль в них играла взаимопомощь, часто направленная на защиту предпринимателей против цеховых низов и трудовой бедноты.

Феодальное государство ограничивало автономию и юридические функции гунсо, облагало их налогами, отчуждало часть их прибыли. Политически эти организации были совершенно бесправными. Только к началу XIX в. влияние предпринимательских союзов несколько возросло. Так, в 1809 г. нинбоское землячество в порту Вэньчжоу начало борьбу против провинциальных властей из-за притеснений, которым подверглись экспортеры риса, и выиграло судебный процесс.

Цеховая система с ее налетом патриархальных отношений между предпринимателями и работниками затушевывала классовое расслоение и противоречия между хозяевами и работниками. Городские низы и наемные работники также создавали свои корпорации, но и в них воспроизводились средневековые цеховые порядки.

Развитие межобластной торговли, а также создание филиальных организаций торговых и ремесленных цехов привели к возникновению земляческих организаций — хуйгуаней и банов. Превращение филиалов цеха в самостоятельные землячества свидетельствовало о слабости цехов. Не обладая политическим влиянием в городах, местные ханы не могли воспрепятствовать возникновению новых, параллельных организаций.

Первоначально слово «хуйгуань» обозначало лишь «подворье»— постоялый двор, в котором собирались приезжие купцы и ремесленники. Но со временем этим термином стали называть земляческие организации ремесленников и торговцев одинаковой специальности, прибывших из одной местности. Хуйгуани консолидировались в социальные организации потому, что их члены, связанные с межобластной оптовой торговлей, богатели быстрей, чем местные ханы, от них отпочковывались организации богатых торговцев. Поэтому в землячества не допускались местные уроженцы.

Наибольшее число богатых землячеств находилось в центре пересечения торговых путей, в столице, в городах с обширными рынками и скоплением ремесленников. В Пекине районом сосредоточения землячеств был Люличан. Они обычно присваивали себе либо имя бога — покровителя ремесла (как, например, хуйгуань строителей при храме Лю Бана в Чанша), либо местности, откуда вышли их члены (хуйгуань гуандунских пуговичников в Чунцине). Они обеспечивали жильем и складами своих членов, охраняли их интересы и одновременно служили государству (как и ханы) орудием контроля. Как держатель земли, занимаемой подворьем, землячество было ответственно перед властями. По их приказу избирались управляющие из лиц надежных, давно проживающих в данной местности.

Другой тип земляческой организации — бан (букв, «группа людей») объединял не только торговцев, но и мастеров более низких профессий, пришлых мастеровых, кули. Баны, скорее всего, были организациями ремесленными, чем ремесленно-торговыми, тогда как хуйгуани больше представляли объединения купеческие, гильдейские. Наличие подворья было не обязательным для бана.

Возникшие вследствие слабости ханов и существовавшие параллельно с ними хуйгуани и баны конституировались как цехи, копировали их уставы и просуществовали вплоть до XX в.

MaxBooks.Ru 2007-2015