История Китая с древнейших времен до наших дней

Социальный строй и государственная организация Цинской империи

Маньчжурские феодалы полностью переняли китайский опыт социального и государственного устройства. При новом правлении система гнета и бесправия была дополнена режимом национального угнетения, произошло еще большее дробление классов на мелкие социальные группы. Вся страна была разделена на обособленные территории. Эти мероприятия имели цель упрочить и сохранить власть группы иноземцев в огромной империи.

В отличие от прежних завоевателей Китая маньчжуры не ассимилировались среди местного населения, а обеспечили себе обособленное и привилегированное положение. Смешанные браки были запрещены, никто из маньчжуров не мог взять в жены или в гарем китаянку. Одежда маньчжуров несколько отличалась от китайской. Маньчжурский язык и письменность стали государственными наравне с китайскими; все документы писались двуязычной письменностью.

Чтобы закрепить приниженное положение подлинных хозяев страны, Цины по-прежнему заставляли всех мужчин (кроме монахов, которые целиком брили голову) брить полголовы со лба и заплетать оставшиеся волосы в длинную косу, как издавна было принято у маньчжурских племен. За срезанную косу полагалась смертная казнь. Женщины-маньчжурки не бинтовали ступней ног, как то было принято в Китае.

На вершине социальной лестницы в империи находились маньчжуры: феодалы, чиновники, военачальники, солдаты с их семьями. Некоторыми привилегиями в империи пользовались монгольские феодалы, остальное население страны в разной мере испытывало национальное угнетение. Китайские феодалы не допускались к верховной власти. Китайцам-мусульманам запрещалось занимать гражданские должности, они могли служить только в войске. Что касается представителей малых народностей, их вообще не принимали на службу.

Маньчжуры составляли высшее сословие — потомственную аристократию и военное дворянство. Занятие ремеслом и торговлей им запрещалось как позорное дело. Они были неподсудны общим судам; без специальной санкции власти не могли арестовать маньчжура. В стране существовали особые законы, правила и особые тюрьмы для маньчжуров.

Китайское дворянство, хотя и принадлежало к господствующему классу, не было наследственным. Средние и мелкие феодалы, из среды которых вышло большинство чиновников, находились на положении личных дворян. Эта социальная прослойка была довольно многочисленной и располагала значительными землевладениями. Ее представители были основными носителями образованности, хранителями научных знаний, поэтами, писателями, художниками.

Горожане в целом по-прежнему оставались бесправными, несмотря на резкую имущественную дифференциацию. На одном полюсе сосредоточились богатые купцы, предприниматели, мастера, зачастую тесно связанные с господствующим классом, а на другом — подмастерья, ученики, слуги и нищие.

Вся огромная крестьянская масса находилась в угнетенном состоянии. Земледелец не мог распоряжаться ни собой, ни семьей, ни имуществом. Крестьяне были лишены права свободного передвижения. В семье и в общине над ними тяготел гнет традиций, религии, конфуцианской морали. Они обязаны были подчиняться старшему в роде, старосте, помещику, управляющему, служителям культа, даже ростовщику. За любой проступок им угрожали кары: телесные наказания, конфискация имущества, ссылка, а то и смертная казнь.

Самую нижнюю ступень социальной лестницы занимали рабы. Как и они, презренными считались актеры, уборщики и привратники государственных учреждений, а также люди, постоянно жившие в лодках на воде. Особенно тяжелым в феодальном обществе было положение женщин. В семейной ячейке в какой-то мере почитали мать, если она оставалась главой семьи, и главную жену, остальные же женщины не считались за людей. Они часто не имели имени, их покупали и продавали, даже если они не были рабынями.

Маньчжуры позаботились о том, чтобы усилить разграничение между различными слоями в обществе, и особенно внутри господствующего класса. Принадлежность к определенному рангу подчеркивалась обычаями, жизненными условиями, качеством и формой одежды, шариками на шапках, высотой и убранством жилищ, цветом черепицы на крышах, пышностью выездов. Простолюдины не имели права носить шелковую одежду и какие-либо украшения.

Государственный строй Цинской империи копировал образцы прежних китайских феодальных держав. Император (богдыхан) был неограниченным владыкой страны. Высшими органами при нем считались Государственная канцелярия, Государственный совет, Военный совет. Исполнительная власть согласно давней китайской традиции осуществлялась шестью ведомствами: чинов, налогов, обрядов, военным, судебным и ведомством работ. Маньчжуры не ликвидировали палаты инспекторов, но лишили ее сколько-нибудь серьезного значения.

Цины сохранили прежнее административное устройство империи, территория которой делилась на провинции (во Внутреннем Китае их было 18), на округи и уезды. Создание крупных наместничеств, объединявших две-три провинции, должно было усилить экономическую и политическую раздробленность в стране. Возведение внутренних барьеров могло воспрепятствовать совместному выступлению китайцев. Наместниками до середины XIX в. назначали только маньчжуров.

Низшими общинно-административными единицами в деревне считались стодворки и десятидворки. Эти мельчайшие организации основывались на территориальном принципе, но имели соседские или кровнородственные связи. Круговая порука и общая ответственность перед начальством опутывали десятидворки. Во главе низовых деревенских организаций стояли старосты, которые следили за своевременной уплатой налогов и ренты, выполнением повинностей, занимались надзором за крестьянами, поимкой беглых, доносами начальству.

Завоеватели, воссоздавая государственный аппарат, обещали назначать на высшие должности и маньчжуров, и китайцев, но порядок этот не соблюдался. Вакансии, выделенные для китайцев, преднамеренно оставляли незанятыми, а если и назначали китайцев, то они должны были подчиняться маньчжурам. Кандидаты на чиновничьи должности, как и прежде, должны были сдавать экзамены на так называемые ученые степени. Очень часто правительство продавало должности или они доставались чиновникам, покровительствуемым влиятельными лицами. Лихоимство и взяточничество процветали.

Военная сила, на которую опирался цинский императорский двор, состояла из привилегированных восьмизнаменных частей, расквартированных в районе столицы и в провинциях. Командиры и солдаты получали доход с земель и жалованье. Со временем это войско перестало совершенствоваться в военном деле и потеряло свою боеспособность. В жалком состоянии находились войска «зеленого знамени», формировавшиеся из китайцев. Они имели плохое вооружение, их нерегулярно снабжали довольствием. Командирами в китайских соединениях были маньчжуры.

В Цинской империи существовала сложная и очень действенная система слежки в учреждениях, в городе и деревне. Старосты десятидворок были наделены полицейскими функциями. Старикам поручались надзор и особая опека над молодежью. Строжайший учет и круговая порука позволяли вмешиваться в дела семьи, строго следить за настроениями, поведением и передвижением жителей. За каждое нарушение правил жителей жестоко наказывали. Цинскими властями был издан свод законов в виде подробного перечня преступлений и наказаний. Маньчжурские князья, которые были в прошлом шаманистами, став властителями Китая, признали китайские религии и использовали их в своих интересах. Наиболее распространенной религией оставался буддизм, сосуществовавший с даосской религией, мусульманством и христианством. Но главной господствующей идеологией было конфуцианство в его средневековой реформированной в XII в. философом Чжу Си форме.

Конфуцианские принципы, требовавшие беспрекословного подчинения младших старшим и начальникам, полная покорность освященным древностью традициям, возвеличивание власти императора, Сына неба, — все это служило интересам новых хозяев страны. Каноны конфуцианцев считались основой всякого образования, их взгляды определяли правовые нормы, а обряды были для всех обязательными. Маньчжурские императоры, особенно Канси (1662-1722) и Цяньлун (1736-1796), широко использовали конфуцианское учение для укрепления своей власти.

На основании конфуцианской морали Цины проводили борьбу и жесточайшие репрессии против патриотов, вольнодумцев, передовых ученых и писателей. Многие десятилетия XVII-XVIII вв. не прекращались меры, направленные на подавление всего прогрессивного и упрочение маньчжурской власти в Китае.

MaxBooks.Ru 2007-2015