История Китая с древнейших времен до наших дней

Вторая «опиумная» война 1856-1860 гг.

Капиталистические державы стремились использовать обстановку в Китае для того, чтобы сделать новый шаг по пути превращения этой огромной страны в свою полуколонию. Уже в 1854 г. Англия, Франция и США совместно предъявили Китаю требование о пересмотре договоров 1842-1844 гг., настаивая на праве неограниченной торговли по всей территории Китая, допущении иностранных посланников в Пекин и официальном разрешении торговли опиумом. Цинское правительство отказалось принять эти требования.

Англия и Франция не решались сразу же начать военные действия против Китая, так как они вели в это время войну с Россией. Зато после заключения в 1855 г. Парижского мира подготовка Англии и Франции к войне против Китая усилилась. В качестве предлога для начала войны английские агрессоры использовали инцидент с лорчей «Эрроу» — китайским судном, владелец которого купил в Гонконге британское судовое свидетельство.

Власти Гуанчжоу арестовали на «Эрроу» пиратов и контрабандистов, и, хотя срок действия свидетельства истек, английское правительство использовало это происшествие, чтобы начать новую агрессию против Китая. Инцидент с лорчей «Эрроу» произошел 8 октября 1856 г., а через две недели английская эскадра подвергла Гуанчжоу варварской бомбардировке. Английские войска бесчинствовали на гуандунском побережье, уничтожая жилища мирных жителей и убивая их самих. В ряде статей Маркс и Энгельс заклеймили «английские жестокости в Китае» (название статьи Маркса), «кантонское побоище». Действия вооруженных сил Англии были охарактеризованы ими как «в высшей степени несправедливая война».

Бесчинства и насилия колонизаторов вызвали возмущение китайского народа. В Гуандуне было создано ополчение, которое атаковало британские суда и вынудило английские войска в конце января 1857 г. оставить форты близ Гуанчжоу. Доставка в Гонконг продовольствия была затруднена, большая часть китайской прислуги ушла из Гонконга. Но перевес сил был на стороне захватчиков. Как и во время первой «опиумной» войны, проявилась гнилость феодального строя, нежелание наместников одних провинций помогать другим, капитулянтство правящей верхушки, сочетавшейся с ненавистью к народу.

В 1857 г. к английской агрессии присоединилась Франция. Правительство Наполеона III избрало в качестве предлога для вступления в войну против Китая убийство француза-миссионера, без разрешения властей проникшего в провинции Гуанси. Объединенные англо-французские силы, имевшие базу в Гонконге, были сконцентрированы в районе Гуанчжоу. В декабре 1857 г. английский посланник лорд Элгин при поддержке французского и американского правительства предъявил наместнику Гуандуна и Гуанси Е Мин-чэню требования о допуске иностранцев в Гуанчжоу, «возмещении убытков» и пересмотре договоров 1842-1844 гг.

Не добившись принятия этих требований, английские и французские вооруженные силы подвергли варварской бомбардировке Гуанчжоу и заняли его. Чтобы решить исход войны, англо-французские войска двинулись в начале 1858 г. на север и в мае заняли крепость Дагу и Тяньцзинь. Цинское правительство было вынуждено принять требование держав. В июне 1858 г. были заключены Тяньцзиньские англо-китайские и франко-китайские договоры. Англия и Франция получили право иметь в Пекине свои постоянные миссии, английские и французские подданные могли свободно передвигаться по Китаю и торговать по р. Янцзы.

Таким образом, для иностранной торговли были открыты новые (после 1842 г.) порты, предоставлено право неограниченной деятельности миссионеров. Еще более понижались размеры торговых пошлин, официально легализовалась опиумная торговля. Китай обязывался уплатить Англии и Франции контрибуцию.

В эти же дни в Тяньцзине был подписан американо-китайский договор. США, формально не участвуя в войне, добились открытия семи китайских портов, в которые направлялись консулы США и где американцы могли торговать, арендовать здания, землю; американские корабли могли заходить в порты Китая для ремонта, пополнения запасов горючего и продовольствия. Расширялось право консульской юрисдикции, США могли иметь в Пекине свою постоянную миссию и пользоваться теми же привилегиями в торговле, что и Англия и Франция.

Правящие круги Англии и Франции не были удовлетворены достигнутыми вследствие агрессии результатами. Стремясь добиться новых привилегий, они спровоцировали возобновление военных действий. Английский и французский представители в 1859 г. направились в Пекин для ратификации Тяньцзиньских договоров в сопровождении военной эскадры из 19 кораблей. Китайские власти воспротивились следованию эскадры, перегородив р. Байхэ железными цепями. Когда же англо-французы пытались пробиться силой (25 июня 1859 г.), форты Дагу открыли огонь по англо-французской эскадре и войскам. Тем самым представители Англии и Франции создали повод для возобновления военных действий против Китая.

Печатные органы английской и французской буржуазии развернули бешеную шовинистическую кампанию против Китая. Лондонская газета «Дейли телеграф» писала: «Великобритания должна развернуть наступление на все морское побережье Китая, занять столицу. Так или иначе нужно пустить в ход устрашение, довольно поблажек! Китайцев надо научить ценить англичан, которые выше их и которые должны быть их господами. Мы должны попытаться захватить Пекин, а если держаться более смелой политики, то за этим должен последовать захват навсегда Кантона».

Вновь, как и в начале второй «опиумной» войны, К. Маркс и Ф. Энгельс решительно выступили на защиту китайского народа, разоблачая лживые измышления правящих клик Англии и Франции, спровоцировавших новые военные действия.

В июне 1860 г. переброшенные в Китай английские и французские войска начали военные действия на Ляодунском полуострове и в Северном Китае. 25 августа они захватили Тяньцзинь, где повторилась прежняя картина — ограбления жителей, насилия, поджоги, убийства. 21 сентября 1860 г. на мосту Балицяо, около Пекина, произошло решающее сражение.

В этом бою маньчжуро-монгольская конница была разбита англо-французской артиллерией. Для армии захватчиков путь на Пекин был открыт. Заняв район китайской столицы, интервенты разграбили знаменитый императорский летний дворец Юаньминъюань, а потом сожгли его, чтобы скрыть следы своих преступлений. Один из европейцев, присутствовавший при разгроме Юаньминъюаня, описал действия цивилизованных разбойников: «Солдаты, зарывшись с головой в сундуки красного лака, копались в вещах императрицы, другие ворошили груды парчи и шелков, кто рассовывал по карманам или просто ссыпал в рубаху или фуражку рубины, сапфиры, жемчуга, горный хрусталь; кто увешивался драгоценными жемчужными ожерельями. Растаскивали часы с каминов, снимали часы со стен; саперы орудовали топорами, расколачивая мебель в щепы, чтобы выбрать драгоценные камни, которыми были инкрустированы дворцовые кресла. Один из них очень усердно старался разрубить прелестные часы в стиле Людовика XV, чтобы извлечь циферблат на котором сверкали хрустальные цифры; он вообразил, что это бриллианты».

Преступления английских и французских войск вызвали возмущение передовой общественности мира, выдающихся деятелей мировой культуры. Л. Н. Толстой в 1857 г. писал в дневнике об «отвратительных делах» англичан в Китае. И. А. Гончаров в своей книге «Фрегат Паллада» с возмущением отмечал, что англичане не признают китайцев за людей, «на их же счет обогащаются, отравляют их да еще и презирают свои жертвы». Клеймя разбой англичан и французов в Китае, В. Гюго сравнивал Англию и Францию с двумя бандитами.

После разграбления Юаньминъюаня интервенты заняли Пекин, ворота которого были открыты маньчжурскими властями. Император Ичжу (Сяньфэн) даже не пытался оборонять столицу и бежал вместе со своими придворными в пров. Жэхэ. В октябре 1860 г. князь Гун заключил с представителями Англии и Франции так называемые Пекинские конвенции, которые подтверждали условия Тяньцзиньских договоров. Кроме того, Китай обязывался выплатить 16,7 млн. лянов контрибуции, Тяньцзинь превращался в открытый порт, Англия получала южную часть Коулунского (Цзюлунского) полуострова (напротив Гонконга). Капиталистические державы получили право вывозить из Китая кули, что означало узаконение фактической работорговли, ибо законтрактованные кули были совершенно бесправны и массами гибли на плантациях и приисках вдали от родины.

По требованию держав в январе 1861 г. в Пекине был создан орган, ведавший иностранными делами, — Цзунлиямэнь во главе с князем Гуном. Особенно влияние держав возросло после того, как в Пекине в ноябре 1861 г., после смерти императора Ичжу, был совершен переворот князем Гуном и матерью наследника, наложницей императора — Цыси.

MaxBooks.Ru 2007-2015