История Китая с древнейших времен до наших дней

Деятельность реформаторов. «Сто дней реформ» - страница 2

Участники буржуазно-помещичьего движения за реформы, сторонники конституционной монархии в своем первом программном документе — «Коллективном меморандуме» 1895 г., под которым стояло 604 подписи, призывали цинский двор защищать интересы китайской национальной промышленности, оградить ее от конкуренции иностранного капитала, оказывать защиту и поддержку китайским эмигрантам, обосновавшимся на Малайском полуострове, в Индокитае, Сиаме, на Яве, Суматре и других местах и притеснявшимся иностранными колонизаторами.

Они рекомендовали использовать реформированное Кан Ю-вэем конфуцианство в качестве государственной религии не только для обеспечения проведения реформ в Китае, но и для идеологического обоснования китайских колониальных устремлений в Юго-Восточной Азии.

«Наши земледельцы не умеют использовать богатства земли: ремесленники и купцы не имеют своей промышленности. Между тем изящные изделия иностранного производства наводняют внутренние провинции. В результате народ становится с каждым годом беднее, нищих встречаешь везде и всюду, долины и горы кишат разбойниками. Если и дальше мы будем придерживаться старых порядков и старых законов, внешние осложнения будут неумолимо преследовать нас. Если мы будем сидеть сложа руки, ничего не делая, то соперничающие между собой государства разорвут нашу страну на куски», — писали авторы «Коллективного меморандума».

В силу своей классовой ограниченности участники буржуазно-помещичьего движения за реформы неоднократно пугали маньчжурский двор картиной неминуемого народного восстания в случае отказа Цинов от проведения политики реформ; при этом они не скрывали собственного страха перед новой крестьянской войной и писали в «Коллективном меморандуме», что «народ... трудно держать в состоянии покоя, а смутить его очень легко».

Патриотический подъем, вызванный войной с Японией 1894-1895 гг., и широко развернувшееся движение за реформы, руководимое Кан Ю-вэем, Лян Ци-чао, Май Мэн-хуа, Ван Кан-нянем и др., обусловили появление в 18951898 гг. огромного по тому времени количества китайских газет, журналов и публицистической литературы либерально-буржуазного, националистического характера.

Авторы статей в журнале реформаторов «Шиубао» («Современные задачи») критиковали агрессивные действия иностранных держав, протестовали против бездеятельности властей и их попустительства, призывали восстановить утраченные Китаем суверенные права и территории, отобрать у иностранцев все концессии, которые были им предоставлены маньчжурским правительством, ликвидировать «право консульской юрисдикции», которым пользовались иностранцы в Китае. Резкому осуждению подверглась агрессия германского империализма в провинции Шаньдун в конце 1897 г. и последовавшие за ней в 1898 г. агрессивные захватнические акты других империалистических держав в Китае.

Другой журнал реформаторского направления, «Чжисиньбао» («Знание нового»), издававшийся в 1897 г., критиковал правительство за отказ от проведения реформ, за капитуляцию перед англо-французскими интервентами в 1860 г., за поражение в войне с Японией, за неспособность покончить с внутренними волнениями. Журнал активно защищал интересы китайских иммигрантов в США, Японии и странах Юго-Восточной Азии, обвинял цинское правительство в неспособности охранять интересы своих подданных за границей.

В публиковавшихся в «Чжисиньбао» статьях содержалось резкое осуждение захватнических действий англичан, французов, японцев и немцев в Китае, призывы к китайцам отомстить за все унижения, которым их подвергали иностранцы, изгнать «заморских дьяволов» из Китая, ликвидировав все их привилегии. Как идеолог значительной части молодой китайской буржуазии Кан Ю-вэй выступил с требованием добровольной отмены Цинами привилегий маньчжуров и настаивал на конституционном закреплении принципа равенства всех подданных Цинской империи перед законом. В этих целях в конце августа 1898 г. он направил маньчжурскому императору Гуансюю специальный меморандум, озаглавленный «О сотрудничестве императора со своим народом и ликвидации неравенства между маньчжурами и китайцами», в котором утверждал, что «необходимо объединить сердца всего народа, для того чтобы противостоять внешней опасности и не допустить деления народа на отдельные национальности... Различия, имеющиеся между маньчжурами и китайцами... подрывают силы народа».

Кан Ю-вэй предлагал также покончить с существовавшей на протяжении многих веков практикой наименования китайского государства по названию царствовавшей династии и в соответствии с классическими конфуцианскими канонами называть Китай «Срединное цветущее государство». Он утверждал, что в результате осуществления предлагавшейся им программы реформ Китай через каких-то десять лет сможет завоевать гегемонию над остальными странами.

Идея Кан Ю-вэя об уравнении прав маньчжуров и китайцев путем введения конституционной монархии в дальнейшем неоднократно развивалась в органах либеральной печати накануне революции 1911 г. Так, в 1907 г. в журнале «Дунфан цзачжи» («Восток») — органе конституционалистов— излагалась концепция единения маньчжуров и китайцев, как представителей желтой расы перед лицом внешней угрозы со стороны белой расы. В статье подчеркивались ассимиляторские способности китайцев-ханьцев. («Наша нация сильнее тем, что она ассимилирует другие национальности, она никогда не была побеждена другими нациями».)

Другой идеолог китайской либеральной буржуазии, Лян Ци-чао, еще в 1902 г. под влиянием социал-дарвинистских концепций о есте- ственноисторической борьбе наций и рас за существование выдвинул принцип «национализма», который характеризовал как «стремление людей одной расы, языка, веры, обычаев к свободе и самоуправлению, созданию совершенного правительства, заботе о всеобщем благе и защите от других наций».

Лян Ци-чао выступал при этом против антиманьчжурских идей китайских революционных демократов, руководимых Сунь Ятсеном, утверждая, что они-де мешают делу сплочения всех национальностей Китая в борьбе с внешней опасностью и угрозой полного закабаления Китая иностранными державами. Лян Ци-чао представлял себе будущее наций как неизбежный «расовый конфликт» и призывал к борьбе народов желтой расы против народов белой расы.

Среди участников движения за реформы в Китае в конце XIX в. далеко не все были сторонниками мирного компромисса с маньчжурами; среди них выделялся своими резко антиманьчжурскими взглядами идеолог и руководитель левого крыла движения Тань Сы-тун, который в своей книге «Жэньсюэ» («Учение о гуманности») беспощадно бичевал антинародную политику маньчжурских завоевателей, не допуская даже мысли о каком-либо компромиссе между китайцами и маньчжурами.

Тань Сы-тун резко обрушивался на маньчжурских правителей за то, что они угнетают китайцев и одновременно зверски истребляют некитайские национальные меньшинства, проживавшие на территории империи, а также и народы пограничных с Китаем областей. Так, например, он осуждал кровавое покорение Цинами Синьцзяна. Тань Сы-тун резко бичевал и антинародную внешнюю политику маньчжуров, их попытки умилостивить иностранных агрессоров путем непрерывных уступок китайских земель.

«Я хочу, — писал Тань Сы-тун в своей книге, — чтобы все китайцы проснулись от сна и не заблуждались более, считая маньчжуров своими соотечественниками». Такая позиция сближала Тань Сы-туна и его последователей с китайскими революционерами, руководимыми Сунь Ятсеном. В то же время Тань Сы-тун, как и все реформаторы, решительно осуждал вторжение в Китай капиталистических держав Запада и Японии.

MaxBooks.Ru 2007-2015