История Китая с древнейших времен до наших дней

Синьхайская революция

В условиях растущего народного недовольства политикой цинского правительства активизировали свою деятельность революционные организации в главном районе Центрального Китая — троеградье Ухане (Учан, Ханькоу и Ханьян). Среди войск гарнизона, состоявших преимущественно из частей новой армии, а также среди местного населения трех городов подготовку антиманьчжурского выступления уже несколько лет вели хубэйские революционные организации — «Литературное общество» («Вэньсюэшэ»), Союз всеобщего прогресса (последний формально вышел из состава Объединенного союза, однако сохранил с ним связи) и ряд других организаций (в том числе и революционная студенческая организация, маскировавшаяся под научное общество), к осени 1911 г. установивших взаимные контакты.

Основными членами революционных организаций были солдаты новой армии. Начало формирования регулярной новой армии, призванной заменить восьмизнаменные войска, было положено императорским указом, изданным в августе 1901 г. Всего планировалось создать 36 дивизий таких войск. Солдаты набирались из коренных жителей данной местности, преимущественно из крестьян-середняков, причем властями тщательно проверялась благонадежность новобранцев. Солдаты должны были обладать элементарной грамотностью, физической выносливостью.

Части новой армии вооружались современным оружием. Солдаты освобождались от уплаты земельного налога, а с их семей этот налог взимался в сокращенном размере. Это обстоятельство подчас привлекало в армию и обедневших шэньши. Китайские революционеры специально вербовались в новую армию для подготовки вооруженного антиманьчжурского восстания. Среди солдат и сержантов новой армии было также немало членов традиционных тайных антиманьчжурских обществ, что во многом способствовало успеху революционной пропаганды в войсках. Через специального представителя, направленного Сунь Ятсеном в Ухань Объединенным союзом, была установлена связь с хубэйскими революционерами.

Печатный орган Литературного общества — газета «Дацзянбао» — содействовал росту революционных настроений среди населения троеградья. 14 сентября 1911 г. на совместном заседании руководителей Литературного общества и Союза всеобщего прогресса было выбрано объединенное руководство готовившегося восстания. Оно состояло из двух комитетов: военного и политического. Было решено также послать эмиссаров в Шанхай и пригласить в Ухань руководителей Объединенного союза — Хуан Сипа и Сун Цзяо-жэня, чтобы они возглавили готовящееся восстание. Намечалось начать выступление в день традиционного осеннего праздника.

Когда властям стало известно о готовящемся восстании, в городе было объявлено военное положение. На территории русской концессии в Ханькоу, где находился штаб политического комитета восстания, произошел случайный взрыв. Власти при обыске захватили большое количество ручных гранат, пороха, печатей, революционных флагов (с изображением 18 звезд по числу провинций Китая), листовок, а также списки революционеров. Императорский наместник маньчжур Жуй Чэн приказал закрыть городские ворота Учана и начал повальные аресты революционеров. После краткого допроса их казнили.

Вечером 10 октября под руководством сержанта Сюн Бин-куня, члена революционной организации, восстали солдаты саперного батальона в Учане. К ним присоединились солдаты артиллерийского полка, смешанной бригады и другие части местного гарнизона — всего до 4 тыс. солдат. После ночного боя революционные войска захватили штаб-квартиру наместника.

Высшие маньчжурские сановники бежали и скрылись на канонерке, стоявшей на Янцзы. На следующий день после начала восстания члены революционных организаций на совещании с членами провинциального совещательного комитета решили поставить во главе хубэйского революционного правительства командира смешанной бригады новой армии в Учане Ли Юань-хуна (случайно не бежавшего из города), а во главе гражданской администрации — председателя провинциального совещательного комитета Тан Хуа-луна, лидера местных конституционалистов.

На заседании революционеров и членов провинциального совещательного комитета было решено официально наименовать страну Китайской республикой, объединяющей пять национальностей: китайцев, маньчжуров, монголов, дунган и тибетцев. Третий год правления императора Сюаньтуна (Пу И) был объявлен 4609-м годом со дня рождения легендарного китайского императора Хуанди. Новое правительство издало прокламацию, в которой говорилось о преступлениях маньчжурской цинской династии и содержалось обращение ко всем провинциям Китая и всем китайским солдатам, служащим в императорских войсках, с призывом перейти на сторону революции.

В прокламациях и обращениях революционного правительства перечислялись преступления и злодеяния маньчжуров за 267 лет их владычества в Китае, кратко излагалась история патриотической борьбы китайского народа против чужеземной цинской династии; в пример современникам ставились китайские патриоты, сражавшиеся с маньчжурским нашествием, а также вожди тайпинов Хун Сю-цюань, Ян Сю-цин и руководитель нянь-цзюней Чжан Ло-син. В этих документах резкому осуждению подверглись китайские военачальники и сановники, сотрудничавшие с маньчжурами в подавлении патриотических выступлений китайского народа, в том числе и палачи тайпинского восстания Цзэн Го-фань, Ли Хун-чжан, Цзо Цзун-тан и др.

Все это свидетельствовало о сильном влиянии на взгляды революционеров традиций крестьянской войны тайпинов. Среди обвинений, которые предъявлялись маньчжурам, немалое место занимали и обвинения в распродаже иностранцам природных богатств Китая и его территории, т. е. содержалась иносказательная критика колониальной политики держав в Китае. В то же время документы, опубликованные хубэйским революционным правительством, наряду с обличением ненавистной маньчжурской династии, содержали и весьма значительную долю ничем не прикрытого великодержавного ханьского национализма, отдавали дань традиционным феодальным представлениям о превосходстве китайцев над всеми остальными народами, которые иначе как «варварскими» не назывались.

Новыми властями были направлены ноты консулам иностранных государств в Ханькоу, в которых от имени хубэйского революционного правительства признавались все договоры, заключенные цинским правительством с державами. Сторонники революции в знак освобождения от ига маньчжуров срезали косы.

Хубэйское революционное правительство в Учане организовало эффективную оборону провинции. Население Учана, Ханькоу и Ханьяна с огромным энтузиазмом поддержало восставших солдат. За несколько дней численность революционных вооруженных сил увеличилась до нескольких десятков тысяч человек, что позволило успешно отбить первый натиск правительственной армии. В Ухане имелись крупный арсенал, пороховой завод, склады оружия и боеприпасов, что позволило быстро вооружить несколько десятков тысяч добровольцев, влившихся в революционную армию. Правительство конфисковало большие запасы серебра, банкнот и медных денег и поэтому на первых порах могло платить жалованье солдатам.

Несмотря на численное превосходство цинских войск и флота, революционеры, опираясь на массовую поддержку гражданского населения, в течение 20-дневных боев защищали Ханькоу. После того как революционеры ушли из подожженного реакционерами города, продолжались напряженные сражения за высоты Ханьяна. Лишь с помощью иностранцев цинские войска заняли левый берег Янцзы.

Хубэйское революционное правительство обратилось ко всем слоям населения страны, в первую очередь к китайским помещикам, шэньши, чиновникам военного и бюрократического аппарата Цинской империи, с призывом поддержать революцию. Оно просило иностранные державы соблюдать нейтралитет, не помогать маньчжурам, обещая за это уважать все договоры, заключенные с Цинами. Реальную власть в правительстве с первых же дней захватили лидеры конституционалистов, а затем при их прямой поддержке — случайный попутчик революции, реакционер Ли Юань-хун.

Революционеры же были оттеснены на задний план, в основной своей массе они участвовали в военных действиях, возглавляли оборону Учана. В первых же документах, изданных военным губернатором Хубэя Ли Юань-хуном, представителем китайской консервативной военщины, содержались обращения к местным властям не допускать активности неблагонадежных, бунтарских элементов в городах и сельских местностях и создавать в этих целях отряды самообороны и милиции.

Вслед за победоносным восстанием в Учане и провозглашением независимости от Пекина провинции Хубэй 14 провинций Цинской империи объявили в течение октября — ноября 1911 г. власть маньчжуров низложенной, а местные власти — независимыми. К концу 1911 г. лишь три (Чжили, Хэнань и Ганьсу) из 18 провинций собственно Китая формально еще признавали власть цинского правительства.

В некоторых провинциях захват власти революционерами и провозглашение независимости осуществлялись путем вооруженной борьбы и при участии частей новой армии, в большинстве же провинций (Цзянси, Чжэцзян, Цзянсу, Гуанси, Аньхуй, Фуцзянь, Гуандун, Шаньдун и Сычуань) — путем соглашения представителей либеральной буржуазии и местных помещиков с цинской провинциальной администрацией. Характерно, что после провозглашения республики в отдельных провинциях на руководящие посты военных губернаторов были назначены цинские сановники.

Это объяснялось слабостью революционных сил, отсутствием у них массовой опоры, страхом местной буржуазии и помещиков перед назревавшими революционными выступлениями солдатских, крестьянских и городских трудящихся масс. Опасаясь развертывания антифеодального, аграрного движения, новые власти стремились ограничить революционную самодеятельность масс и ничего не предпринимали, чтобы улучшить тяжелое материальное положение народа. В совещательных комитетах, ставших законодательными собраниями провинций, преобладали сторонники буржуазно-помещичьего, конституционно-монархического направления, постепенно оттеснявшие из этих органов революционеров.

Провозглашение независимости провинций, развертывание вооруженной борьбы в долине Янцзы и окраинных районах империи и, наконец, оппозиционные настроения созванных в Пекине представителей «Национальной ассамблеи» перепугали правительство. Формальный нейтралитет иностранных держав, отказавших Цинам в займе, усугублял трудность их положения. В этих условиях цинское правительство призвало на помощь Юань Ши-кая, находившегося после смерти Цыси в опале. Он был также хорошо известен державам, имевшим большой опыт сотрудничества с ним в период подавления восстания ихэтуаней и в последующие годы.

Юань Ши-кай медлил с ответом. Лишь получив пост главнокомандующего всех вооруженных сил империи и затем пост премьер-министра, он отправился в Пекин. Преследуя свои честолюбивые замыслы, Юань Ши-кай начал секретные переговоры с отдельными группировками республиканского юга. Умело маневрируя между маньчжурами и республиканцами, опираясь на поддержку империалистических держав, он готовился к захвату власти. Банковский консорциум четырех империалистических держав обещал предоставить Юань Ши-каю заем на сумму 6 млн. ф. ст. на борьбу с революционным движением.

В Учане при содействии британского генерального консула было заключено перемирие между цинскими войсками и революционной армией. На переговоры с революционерами из Пекина выехал представитель Юань Ши-кая Тан Шао-и, который должен был уговорить революционеров на введение в стране конституционно-монархического строя.

Не доверяя Ли Юань-хуну, возглавлявшему войска в Учане, революционеры настояли на переносе мирных переговоров в Шанхай. Одновременно в Нанкине собрались представители провинций Китая, чтобы создать новое республиканское правительство. Империалистические державы вмешались в гражданскую войну в Китае, направив через своих генеральных консулов в Шанхае делегатам Севера и Юга на мирной конференции совместную ноту, в которой потребовали «прекращения конфликта».

MaxBooks.Ru 2007-2015