История Китая с древнейших времен до наших дней

Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на Китай. «Движение 4 мая» 1919 г.

Победа трудящихся России, руководимых пролетариатом, над капиталистами и помещиками коренным образом изменила международную обстановку, создала благоприятные условия для развития освободительной борьбы китайского народа. Империалистический фронт был прорван в непосредственной близости от Китая, на северных границах которого возникло рабоче-крестьянское государство — естественный союзник всех порабощенных народов в борьбе против империализма.

Пример рабочих и крестьян России, воздействие ленинской политики Советского государства революционизировали народы Востока, в том числе китайский народ. После победы Октября китайская революция, оставаясь по своему содержанию буржуазно-демократической, развивалась в союзе с силами мировой пролетарской революции.

Восприятие в Китае влияния Великой Октябрьской социалистической революции облегчалось социально-экономическими сдвигами, происшедшими в годы первой мировой войны, увеличением удельного веса пролетариата и национальной буржуазии в китайском обществе.

Первые сообщения об Октябрьской революции пришли в Китай через несколько дней после свержения буржуазно-помещичьей власти в России. Уже 10 ноября (нового стиля) 1917 г. в двух китайских газетах появилось сообщение, что «гарнизон Петрограда вместе с трудящимися сверг правительство Керенского». Хотя империалистическая и китайская реакционная пресса всячески стремилась опорочить революционную борьбу рабочих и крестьян России под руководством партии коммунистов, правда об Октябре пробила себе дорогу.

В период мировой войны в Россию было привезено на тыловые работы военного значения 150 тыс. китайцев. После Октябрьской революции в Петрограде был создан Союз китайских рабочих, который обратился в апреле 1918 г. к китайскому народу с воззванием. В нем говорилось: «Судьба революции Китая тесно связана с судьбой русской рабочей революции. Только в тесном единении с русским рабочим классом возможна победа революции в угнетенном Китае».

По возвращении на родину из России китайские рабочие рассказывали правду о русской революции, ее благородных целях. Передовая часть китайской интеллигенции приветствовала Октябрь, Ленина, большевиков. Сунь Ятсен послал телеграмму Советскому правительству и его главе В. И. Ленину, в которой от имени своей партии выражал «высокое уважение к трудной замечательной борьбе членов революционной партии России» и надежду, что «революционные партии России и Китая сплотятся воедино и будут вести совместную борьбу». В ответном письме от 1 августа 1918 г. народный комиссар по иностранным делам РСФСР Г. В. Чичерин приветствовал Сунь Ятсена как вождя китайской революции. В письме говорилось: «Русские трудящиеся классы обращаются к китайским братьям и призывают их к совместной борьбе».

Один из руководителей левого крыла китайской интеллигенции и «движения за новую культуру», профессор Пекинского университета Ли Да-чжао, посвятил Октябрьской революции несколько статей, опубликованных в 1918 г. Он писал: «Мы должны с гордостью приветствовать русскую революцию, как свет новой мировой цивилизации»; «Отныне мир становится миром трудящихся»; «Отныне повсюду будут видны победные знамена большевизма и слышны триумфальные его песни. Прозвучал набат гуманизма, взошла заря свободы.

Будущий мир будет миром красного знамени». В печати помещались с комментариями переводы законов, принятых в Советской России, основные положения Конституции РСФСР, декреты о земле, о национализации банков и др. Ли Да-чжао призывал революционную молодежь установить связь с рабочими и крестьянами, пропагандировать идеи демократии, выступал с критикой невыносимых условий труда на предприятиях и требованием их улучшения.

Одним из самых острых вопросов, глубоко волновавших китайский народ, был вопрос о том, как отразится победа над Германией на положении Китая, являвшегося союзником стран Антанты. Общественность беспокоила прежде всего судьба провинции Шаньдун (с портом Циндао), контроль над которой захватила в 1914 г. Япония. Передовые слои китайского общества ставили вопрос о пересмотре всей системы неравноправных договоров.

Однако надежды на перемены к лучшему в государственном статусе Китая не оправдались. Руководители Парижской мирной конференции— американский президент Вильсон, английский премьер Ллойд-Джордж, глава правительства Франции Клемансо, названные В. И. Лениным самыми худшими из хищников, зверей империализма — во имя сохранения и укрепления единого антисоветского фронта империализма решили передать Японии контроль над провинцией Шаньдун и все права, которыми Германия до войны располагала в Китае. Это очередное национальное унижение, попрание империалистами элементарных прав китайского народа вызвало взрыв возмущения во всем Китае. Под влиянием Октябрьской революции в Китае неизмеримо увеличились силы сопротивления империалистическому диктату.

После получения известия о решении руководителей Парижской мирной конференции в адрес китайской делегации в Париже были направлены многочисленные телеграммы с требованием не подписывать мирный договор, митинги протеста организовывались в различных городах. 20 апреля в Цзинане — главном городе провинции Шаньдун состоялся митинг с участием более 100 тыс. человек. Митинг принял телеграмму китайской делегации в Париже, в которой говорилось: «Уверенные в правоте своего дела, мы клянемся бороться до конца». На одном из митингов портовый грузчик сказал: «Я родился здесь, я вырос здесь, я хозяин этой земли. Позор нам, если хоть один вершок нашей территории будет отобран».

Требования возвратить Китаю Шаньдун раздавались по всей стране. Застрельщиками движения выступали пекинские студенты. Их представители от имени учащихся высших и средних учебных заведений столицы призвали население Пекина организовать в начале мая, в четвертую годовщину «дня национального позора», патриотическую демонстрацию против решений, принятых в Париже.

4 мая 1919 г. колонны студентов (около 3 тыс.) двинулись к центральной площади Пекина Таньаньмэнь. Демонстранты несли полотнища, плакаты и флажки с требованиями: «Аннулировать 21 требование!», «Вернуть наш Циндао», «Бороться насмерть», «Защитим государственный суверенитет!». На плакатах были лозунги, изобличавшие прояпонских политиканов в национальной измене. Демонстранты раздавали прохожим листовки с призывами бороться за суверенитет Китая, созыв Национального собрания, требовать наказания национальных изменников Цао Жу-линя, Чжан Цзун-сяна и Лу Цзун-юя, причастных к принятию китайским правительством 21 требования. Студенты подошли к Посольскому кварталу, но туда пропустили лишь четырех делегатов, которые передали сотруднику посольства США петицию с протестом против решения Парижской мирной конференции.

В петиции авторы наивно ссылались на демагогические заявления стран Антанты о борьбе за «национальную независимость, права человека и мир во всем мире». Отказ охраны пропустить демонстрантов на территорию Посольского квартала усилил их возбуждение; они разгромили дом Цао Жу-линя (ему самому удалось скрыться), избили Чжан Цзун-сяна.

Войска и полиция разогнали демонстрантов, 32 студента были арестованы, один умер от побоев, нанесенных полицейскими. Среди арестованных был студент Института русского языка Цюй Цю-бо — в дальнейшем один из руководителей КПК. Эти события положили начало «движению 4 мая» 1919 г. — антиимпериалистическим выступлениям в Китае, явившимся первым массовым откликом на победу Великой Октябрьской социалистической революции.

MaxBooks.Ru 2007-2017