История Китая с древнейших времен до наших дней

Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на Китай. «Движение 4 мая» 1919 г. - страница 2

На следующий день, 5 мая, студенты Пекина объявили забастовку, требуя освобождения арестованных, возвращения Циндао Китаю, наказания Цао Жу-линя, Чжан Цзун-сяна и Лу Цзун-юя. Поддержка студентов со стороны ректоров и преподавателей учебных заведений, некоторых депутатов парламента, других общественных деятелей, а также Пекинского торгового союза вынудила правительство освободить арестованных «в обмен» на возобновление занятий.

Но волнения студентов продолжались. 5-6 мая был создан Объединенный союз учащихся средних и высших учебных заведений Пекина, ставший руководящим центром движения. 19 мая вновь была объявлена всеобщая забастовка пекинских студентов, выдвинувших требования: не подписывать мирного договора и не признавать передачи Циндао Японии, наказать Цао Жу-линя, Чжан Цзун-сяна и Лу Цзун-юя, возвратить на свои должности министра просвещения и ректора Пекинского университета, уволенных за поддержку студентов, отменить все приказы, направленные против студентов, добиться освобождения китайских студентов в Японии, арестованных японскими властями, возобновить переговоры между представителями Юга и Севера об объединении страны.

Студенты вели патриотическую агитацию на улицах Пекина, призывали покупать товары отечественного производства, бойкотировать японские товары. Создавались добровольческие отряды защиты пров. Шаньдун, участники которых проходили военное обучение. Учащиеся других городов поддержали пекинцев. Студенческие забастовки вспыхнули в Тяньцзине, Цзинане, Баодине, Нанкине. 26 мая забастовали 20 тыс. студентов и учеников средних школ Шанхая.

Правительство прояпонской клики Аньфу пыталось подавить движение. 3-4 июня около 1 тыс. студентов и школьников, агитировавших на улицах Пекина, были схвачены полицейскими и солдатами. С этого времени движение вступило в новый этап: в ответ на массовые аресты начались забастовки рабочих в Шанхае, а затем в Тяньцзине и в Пекине, торговцы закрывали свои лавки и магазины. В борьбе против политики империалистов и национальных предателей объединялись действия различных социальных групп города, включая рабочий класс, интеллигенцию, мелкую буржуазию и национальную буржуазию.

Особенно большое значение имели забастовки рабочих Шанхая и других промышленных центров. Китайский пролетариат к этому времени еще не стал самостоятельной социально-политической силой. Он не имел собственной партии, своей программы борьбы. Стачки рабочих проходили под лозунгами поддержки студенчества, защиты суверенитета Китая, борьбы против захвата Японией Циндао, наказания прояпонских деятелей. Нередко забастовки объявлялись с согласия китайских капиталистов. И тем не менее это было первое крупное выступление китайского пролетариата, применившего свое классовое оружие борьбы — стачку.

Первые забастовки рабочих на японских предприятиях Шанхая вспыхнули еще в мае 1919 г.: рикши отказывались обслуживать японцев, портовые рабочие не разгружали японские пароходы. Но с начала июня стачечная борьба переросла во всеобщую забастовку солидарности с арестованными студентами Пекина, проходившую под патриотическими лозунгами. 5 июня шанхайские торговцы закрыли свои лавки и магазины в знак протеста против решений Парижской мирной конференции и репрессий пекинских властей в отношении студентов.

В тот же день забастовали типографии Шанхая, рабочие железных дорог Шанхай — Нанкин, Ханчжоу — Нинбо и некоторых других предприятий. На следующий день, 6 июня, прекратили работу 20 тыс. текстильщиков, занятых на японских фабриках в Шанхае. За ними забастовали трамвайщики, металлисты, моряки, рабочие верфей и порта, табачники, бумажники, водопроводчики, электрики, шоферы, извозчики, телефонисты, лакировщики, строители, рабочие маслобойной и спичечной фабрик, служащие некоторых иностранных фирм и ресторанов. Среди бастующих были рабочие не только японских, но и английских, американских, французских и других иностранных компаний, а также некоторых китайских предприятий.

В июне в Шанхае бастовали примерно 60 тыс. рабочих, а всего в 1919 г. в забастовках в разных городах страны участвовало свыше 90 тыс. Расширились студенческое движение и бойкот японских товаров. Повсюду происходили патриотические митинги и собрания, велась антиимпериалистическая агитация.

Правительство было вынуждено освободить арестованных студентов, уволить со службы прояпонских политиканов Цао Жу-линя, Чжан Цзун-сяна, Лу Цзун-юя, а затем само ушло в отставку, отказавшись подписать Версальский мирный договор с Германией, поскольку он закреплял передачу Японии бывших германских концессий в провинции Шаньдун.

В патриотическом «движении 4 мая» 1919 г. выдающуюся роль сыграли представители революционно-демократической интеллигенции, часть которых переходила в тот период на коммунистические позиции и составила костяк коммунистических групп и кружков, образовавшихся в Китае в 1920 г. Первые китайские коммунисты активно участвовали в «движении 4 мая». В нем участвовали и Чэнь Ду-сю, будущий руководитель КПК, скатившийся впоследствии к ренегатству, и Мао Цзэдун, в то время находившийся под влиянием анархизма.

Ли Да-чжао и другие представители революционно-демократической интеллигенции увидели в ходе «движения 4 мая», что и в Китае рабочий класс пробуждается к активному участию в политической борьбе. Это подтвердило правоту марксистского учения, усилило влияние на них идей Октября, укрепило их стремление стать на позиции научного социализма. Не случайно именно в 1919-1920 гг. усилилась пропаганда марксизма-ленинизма.

В это время были опубликованы в переводе на китайский язык «Манифест Коммунистической партии», труды К. Маркса «Наемный труд и капитал», «Критика Готской программы», Ф. Энгельса «Развитие социализма от утопии к науке» (ч. 2), В. И. Ленина «Политические партии в России и задачи пролетариата», «Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата», «От разрушения векового уклада к творчеству нового», «Доклад о партийной программе», «Государство и революция» (частично). Ли Да-чжао напечатал ряд статей («Мои марксистские взгляды», «Значение материалистического взгляда на историю» и др.), в которых излагал марксистско-ленинское учение. Он вел борьбу с лидером правого крыла движения за новую культуру Ху Ши, нападавшим на марксизм и стремившимся распространить среди китайской интеллигенции философию прагматизма.

Марксизм-ленинизм пропагандировали выходивший легально с 1915 г. в качестве органа движения за новую культуру журнал «Синь циннянь» («Новая молодежь»), основанная в конце 1918 г. газета «Мэйчжоу пинлунь» («Еженедельное обозрение»), полулегальный журнал «Гунчаньдан» («Коммунист») и другие издания. Но в них же печатались статьи последователей прагматизма, анархизма и прочих враждебных марксизму течений.

Пропаганде марксизма-ленинизма способствовала развернувшаяся в ходе «движения 4 мая» так называемая литературная революция, означавшая, в первую очередь, борьбу прогрессивных деятелей китайской культуры, из которых первое место принадлежит великому писателю Лу Синю, за замену в литературных и публицистических произведениях архаичного, оторванного от разговорной речи языка живым современным разговорным языком.

Передовые представители китайской интеллигенции, испытавшие влияние марксистских идей, черпали силы в примере Советской России, в ее успехах в борьбе с интервентами и внутренней контрреволюцией, в ее антиимпериалистической внешней политике.

MaxBooks.Ru 2007-2017